1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

1. Заявление компании о признании недействительным решения Апелляционной палаты Комитета Российской Федерации по патентам и товарным знакам подведомственно суду (И з в л е ч е н и е) Апелляционная палата Комитета Российской Федерации по патентам и товарным знакам двумя решениями от 25 ноября 1992 г. отказала в удовлетворении возражений фирмы "Хьюблайн, ИНК" (США) против регистрации товарного знака N 99074 "П. А. Смирнов и потомки в Москве" и товарного знака N 99075 "Торговый домъ Петра Смирнова и потомков в Москве". Компания "Хьюблайн, ИНК" (США) обратилась в суд с заявлением о признании недействительными данных решений, ссылаясь на то, что указанные товарные знаки сходны до степени смешения со знаками заявителя "Смирнов" и "Петр Смирнов", которые являются прямой отсылкой к имени и деятельности одного и того же лица. Определением судьи Московского городского суда от 24 августа 1993 г., оставленным без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, в принятии заявления отказано. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене определений. Президиум Верховного Суда РФ 9 ноября 1994 г. протест удовлетворил, указав следующее. Отказывая в принятии заявления, судья сослался на то, что, согласно ч. 3 ст. 28 Закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", решения Апелляционной палаты могут быть обжалованы в Высшую патентную палату, решение которой является окончательным, т. е. закон не предусматривает возможности судебного обжалования решений Апелляционной палаты. Судья также указал, что ссылка заявителя на ст. 63 Конституции Российской Федерации (в редакции от 21 апреля 1992 г., действовавшей в то время) является необоснованной, поскольку эта норма "декларирует" права граждан на судебную защиту. С этими выводами согласилась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ. Но они ошибочны. Действительно, в силу ст. 28 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", возражение против регистрации товарного знака подается в Апелляционную палату, которая обязана рассмотреть его в течение шести месяцев; решение Апелляционной палаты может быть обжаловано в Высшую патентную палату, решение которой является окончательным (чч. 2, 3). Однако, ссылаясь на этот Закон, судебные инстанции не учли следующее. Согласно ст. 6 ГК, защита гражданских прав осуществляется судом, арбитражным судом, третейским судом и в административном порядке. Апелляционная палата, которая рассматривает возражения заинтересованных лиц, в частности против регистрации товарных знаков, осуществляет защиту нарушенных прав в административном порядке, поскольку входит в состав Государственного патентного ведомства Российской Федерации (ст. 13 названного выше Закона, ст. 2 Патентного закона Российской Федерации). Высшая патентная палата, создание которой предполагалось после разработки проекта Закона о Высшей патентной палате Российской Федерации и его принятия (согласно ст. 10 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. "О введении в действие Патентного закона Российской Федерации"), также была бы административным органом по защите нарушенных прав, поскольку к системе судов не относилась. До настоящего времени закон об этой палате не принят, и она в связи с этим не создана. В данном деле заявитель, считая, что он исчерпал все возможности защиты права в административном порядке, поскольку Апелляционная палата ему в удовлетворении возражения против регистрации товарных знаков отказала, а Высшей патентной палаты не существует, требует реализации своего права на судебную защиту. Такое право он имеет, несмотря на установление в специальном законе административного (не судебного) порядка защиты нарушенных прав, поскольку оно предоставлено ему актом высшей юридической силы - Конституцией Российской Федерации. В соответствии со ст. 63 Конституции Российской Федерации (в редакции от 21 апреля 1992 г.), действовавшей на время обращения в суд и вынесения указанных судебных постановлений, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; решения и деяния должностных лиц, государственных органов и общественных организаций, повлекшие за собой нарушение закона или превышение полномочий, а также ущемляющие права граждан, могут быть обжалованы в суд. Аналогичная норма содержится в ст. 46 ныне действующей Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г. Утверждение судьи Московского городского суда о том, что ст. 63 Конституции Российской Федерации лишь "декларирует" право на судебную защиту, является несостоятельным, поскольку противоречит содержанию этой нормы, в которой прямо указано о гарантированности права на судебную защиту, без каких-либо ограничений. Это означает, исходя из высшей юридической силы Конституции Российской Федерации, что все законы и другие нормативные акты, ограничивающие право на судебную защиту, в частности, устанавливающие только административный порядок защиты прав, применяться судами не могут, как противоречащие Конституции Российской Федерации. С доводом судьи о том, что указанная норма Конституции Российской Федерации касается только прав и свобод человека и гражданина, как с основанием к отказу в принятии данного заявления к производству суда, также нельзя согласиться. В данном деле речь идет о защите права интеллектуальной собственности, к объектам которой в силу ч. 4 ст. 2 Закона РСФСР "О собственности в РСФСР", принятого 24 декабря 1990 г., относятся товарные знаки. Согласно ч. 2 ст. 10 Конституции Российской Федерации (в редакции, действовавшей на время обращения в суд и вынесения судебных постановлений), государство обеспечивает равную защиту всех форм собственности. Аналогичная норма содержится в ч. 2 ст. 8 ныне действующей Конституции Российской Федерации. Следовательно, судебная защита права собственности (в данном случае - права интеллектуальной собственности) должна равным образом гарантироваться и гражданам, и организациям; последним она обеспечивается - в зависимости от субъектного состава - судами общей юрисдикции или арбитражными судами. В соответствии со ст. 25 ГПК дела, в которых участвуют иностранные граждане, иностранные предприятия и организации, рассматривают суды общей юрисдикции. Как видно из материалов, "Хьюблайн, ИНК" является компанией штата Коннектикут США, т. е. иностранной организацией. Таким образом, заявление компании "Хьюблайн, ИНК" (США) о признании недействительными решений Апелляционной палаты Комитета Российской Федерации по патентам и товарным знакам от 25 ноября 1992 г. подлежит рассмотрению в судах. Президиум Верховного Суда РФ определение судьи Московского городского суда и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ отменил, материалы направил на рассмотрение в Московский городской суд.
 

Поиск в номере