1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

3. Существенное нарушение прав потерпевших повлекло отмену приговора (И з в л е ч е н и е) Челябинским областным судом Жигулин осужден по п. "г" ст. 102, ч. 2 ст. 149 УК. Он признан виновным в умышленном убийстве с особой жестокостью своей сожительницы Боталовой и уничтожении путем поджога личного имущества граждан - соседей. В кассационной жалобе адвокат осужденного просил приговор изменить: переквалифицировать действия Жигулина на ст. ст. 106 и 150. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 31 августа 1994 г. приговор в части осуждения Жигулина по ч. 2 ст. 149 УК отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее. Вина Жигулина в умышленном убийстве Боталовой доказана. При доставлении в больницу Боталова, еще находившаяся в сознании, была допрошена. Она пояснила, что Жигулин связал ее веревкой, облил бензином, бросил на нее горящую спичку и выбежал из дома. Сосед по дому Дворников показал, что, услышав крики Боталовой о помощи, залез через окно в комнату, помог ей выбраться на улицу. Жигулин в это время находился на улице. Действия Жигулина по п. "г" ст. 102 УК квалифицированы обоснованно. Вместе с тем приговор в части осуждения Жигулина по ч. 2 ст. 149 УК подлежит отмене в связи с неполнотой судебного следствия и существенным нарушением прав потерпевших. Органами следствия Жигулину было предъявлено обвинение в том, что в результате поджога он причинил ущерб Боталовой на сумму не менее 300 тыс. руб., соседям: Дворникову - на сумму не менее 180 600 руб. и Татауровой - на сумму 18 000 руб. В соответствии со ст. 68 УПК характер и размер ущерба, причиненного преступлением, относятся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу. Однако суд не выполнил это требование закона и не выяснил, какой же конкретный ущерб причинен пожаром потерпевшим. В деле имеется исковое заявление потерпевшей Дворниковой о взыскании с Жигулина в возмещение причиненного ущерба трех миллионов рублей. В судебном заседании потерпевшая Татаурова просила взыскать с подсудимого в возмещение ущерба 500 тыс. руб. Суд не обсудил вопрос о признании этих лиц гражданскими истцами, не разъяснил им предусмотренные законом права, не обеспечил участие в судебных прениях. Тем самым суд нарушил ст. ст. 54, 274 и 295 УПК. В приговоре указано, что иски, предъявленные Дворниковой и Татауровой к подсудимому, должны быть рассмотрены в порядке гражданского судопроизводства, поскольку они не представили суду документов, подтверждающих размер исковых требований. Между тем в соответствии со ст. 29 УПК доказывание гражданского иска, предъявленного по уголовному делу, производится по правилам, установленным Уголовно-процессуальным кодексом. Суд не вправе был оставить без рассмотрения гражданские иски по указанному им основанию. Кроме того, неисследование по уголовному делу вопроса о размере ущерба, причиненного преступлением, препятствовало рассмотрению исков в порядке гражданского судопроизводства. Таким образом, при рассмотрении дела в части обвинения Жигулина по ч. 2 ст. 149 УК потерпевшие были лишены гарантированных законом прав, что повлияло на постановление законного и обоснованного приговора в этой части. Нарушение прав потерпевших в данном случае в силу ч. 1 ст. 345 УПК является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.
стороне и подало иски. заявлении требования истца. жилых помещений проживание  

Поиск в номере