1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПРОВЕРКИ ЗАКОННОСТИ И ОБОСНОВАННОСТИ АРЕСТА ИЛИ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ 27 апреля 1993 г. Пленум Верховного Суда РФ обсудил первые итоги применения судами новых норм уголовно-процессуального закона о судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей и принял постановление N 3, разъясняющее спорные или неясные вопросы. Но, как показывают непрекращающиеся, в том числе и в периодической печати, дискуссии о правильности применения 1) 2) ст. ст. 220 и 220 , вопросы эти не утратили своей остроты и сегодня. Учитывая это, было признано целесообразным вернуться к обсуждению практики осуществления в Российской Федерации судебного контроля за законностью и обоснованностью применения органами дознания и предварительного следствия ареста в качестве меры пресечения по уголовным делам. По результатам обсуждения этого вопроса на Пленуме Верховного Суда РФ принято постановление N 6 от 29 сентября 1994 г. о выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. Многие Верховные суды республик, краевые и областные суды обобщили сложившуюся в их регионах практику, представили справки по результатам этой работы. Таким образом они приняли активное участие в подготовке указанного Пленума. Статистические данные подтверждают, что суды Российской Федерации выполнили значительную работу по рассмотрению материалов 1) 2) в порядке ст. ст. 220 и 220 УПК. Во втором полугодии 1993 года судами проведена судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей по 31 510 жалобам. По результатам проверки 5471 человек (17,4%) освобождены из-под стражи, жалобы 26 039 человек (82,6%) оставлены без удовлетворения. В первом полугодии 1994 года судебную проверку в соответствии 2) со ст. 220 УПК прошли 34 294 жалобы, на 8,8% больше, чем в 1993 году, по результатам которой 6647 (19,4% от общего числа подавших жалобы) освобождены из-под стражи. В отношении 27 647 лиц (80,6%) жалобы оставлены без удовлетворения. По статистическим данным Генеральной прокуратуры Российской 1) Федерации после освобождения из-под стражи в порядке ст. 220 УПК скрылись: во втором полугодии 1993 года - 123 человека (2,2% освобожденных), в первом полугодии 1994 года - 72 человека, или 1,14; дела на них приостановлены в соответствии с п. 1 ст. 195 УПК. Из числа освобожденных из-под стражи повторно арестованы на основании ст. 96 УПК, в том числе и за совершение новых преступлений: во втором полугодии 1993 года - 265 человек (4,6%) и в первом полугодии 1994 года - 186 человек (2,8%). Суды в основном правильно разрешают поступающие к ним жалобы на применение органами дознания, следователями, прокурорами заключения под стражу в качестве меры пресечения по уголовным делам. Более обоснованными становятся постановления судей об освобождении лиц из-под стражи. Вместе с тем в этой деятельности судов имеются ошибки и недостатки. 1) Часть 1 ст. 220 УПК предусматривает, что жалобы на арест или продление срока содержания под стражей приносятся в суд лицом, содержащимся под стражей, его защитником или законным представителем. Таким образом, законом четко определен круг лиц, которые могут обжаловать в суд арест или продление срока содержания под стражей. Однако отдельные суды принимают жалобы от родственников обвиняемых и иных лиц, не наделенных законом правом обжалования. Так, например, в материале Берняка, рассмотренном судьей Ингодинского районного народного суда Читинской области, имеется жалоба на применение к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу, поданная его матерью. В данном случае мать Берняка не являлась его законным представителем, поскольку он - взрослый человек, и жалобу следовало вернуть заявительнице. 7 июня 1993 г. судья Кировского районного народного суда г. Астрахани принял к производству, а в последующей и разрешил заявление Кургановой, в котором она просила изменить меру пресечения в виде заключения под стражу ее мужу - Курганову, обвиняемому по ч. 2 ст. 144 УК. 2) Согласно ст. 220 УПК, судья обязан проверить законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей не позднее трех суток со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей. Как показало изучение судебной практики, суды стремятся рассматривать жалобы в установленный законом срок. Правда, удается это не всем. Так, суды Республики Тува из 80 материалов рассмотрели в трехдневный срок только два (2,5%). В судах Вологодской области ни по одному из 137 материалов, рассмотренных в 1993 году Вологодским и Череповецким городскими народными судами, не был соблюден установленный законом срок их рассмотрения, а по некоторым из них допускалась и волокита: 57 дней находилась в производстве жалоба Охоботова, 42 дня - Космата, 27 дней - Буханова, 37 дней - Поляковой, 35 дней - жалоба Мирзаева. Примером волокиты может служить отношение к рассмотрению жалобы обвиняемого П. (Владимирская обл.). 21 октября 1993 г. он обратился в Муромский городской народный суд с просьбой об изменении меры пресечения - содержание под стражей. Этот суд жалобу 28 октября направил в Ленинский районный народный суд г. Владимира, поскольку располагал сведениями о том, что П. находится в следственном изоляторе (на территории Ленинского района г. Владимира). Туда жалоба поступила 9 ноября 1993 г. и 8 декабря была возвращена в Муромский городской народный суд, который 13 декабря 1993 г. вновь направил жалобу в Ленинский районный народный суд г. Владимира, хотя тем же Муромским городским народным судом 18 ноября 1993 г., т. е. почти месяц назад, дело П. уже было рассмотрено по существу и постановлен обвинительный приговор. Нарушение судами сроков рассмотрения жалоб вызвано как недостатками в работе конвойных подразделений по обеспечению доставки в судебное заседание лиц, содержащихся под стражей, так и неудовлетворительной организацией этой работы в самих судах. Как известно, уголовно-процессуальный закон однозначно устанавливает, что "судья вызывает в заседание лицо, содержащееся 2) под стражей" (ч. 3 ст. 220 УПК), и уточняет, что "судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей в отсутствие лица, содержащегося под стражей, допускается лишь в исключительных случаях, когда это лицо ходатайствует о рассмотрении жалобы в его отсутствие либо по собственной инициативе отказывается от участия в заседании" (ч. 4 2) ст. 220 УПК). Суды Российской Федерации в основном строго выполняют указанные нормы. Так, все жалобы, поступившие в суды Ставропольского края, рассмотрены с участием лиц, содержащихся под стражей. Но имеются и нарушения этого требования закона. Например, Кемеровским областным судом большее, по сравнению с другими судами, количество материалов - 156 (14,25%) от всех жалоб рассмотрено в отсутствие лица, содержащегося под стражей, из них по 94 материалам (60,25%) эти лица ходатайствовали об этом, а 61 человек, содержащийся под стражей (39,1%), не был доставлен конвоем в судебное заседание. На Пленуме в апреле прошлого года уже говорилось о срывах (затяжках) судебных процессов по вине конвоя или его отсутствия. Приходится констатировать это вновь. Мотивами изменения судами меры пресечения в качестве содержания под стражей (на примере судей Саратовской области) послужили: нарушения УПК (около 20%), непредставление материалов в отношении 11 лиц, состояние здоровья (около 10%), данные о личности (около 60%), все обстоятельства в совокупности (около 10%). Судьи освобождали арестованных и на основании ч. 7 2) ст. 220 УПК, если в заседание не были представлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей. По сообщению Верховного Суда Республики Татарстан по указанным основаниям были освобождены из-под стражи во втором полугодии 1993 года 28 человек, а в первом квартале 1994 года - 25 человек. Самарский областной суд при обобщении материалов отметил, что в Сызранском городском народном суде 90% удовлетворенных жалоб с просьбой освободить из-под стражи связаны с непредставлением материалов. По этой причине нарушаются сроки судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. 2) В ч. 6 ст. 220 УПК определено, что в результате судебной проверки судья выносит одно из следующих постановлений: об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи; об оставлении жалобы без удовлетворения. Согласно ч. 8 этой же статьи, постановление судьи должно быть мотивированным. В абсолютном большинстве вынесенных судьями постановлений, как об освобождении из-под стражи, так и об оставлении жалобы без удовлетворения, указанные требования закона выполнялись. Но, к сожалению, допускаются и нарушения этих положений. В обобщенной справке Иркутского областного суда отмечается, что постановления некоторых судей отличаются схематичностью, они не содержат, хотя бы и краткой, формулировки предъявленного предварительным следствием обвинения со ссылкой на статьи уголовного закона, не приводятся порой и мотивы принятого судьей решения. Удовлетворяя жалобу Селезнева, судья в постановлении от 29 марта 1994 г. ограничился указанием, что содержание под стражей Селезнева "незаконно". Судьей того же суда постановлением от 17 февраля 1994 г. Ксенофонтов освобожден из-под стражи "с учетом личности". Не всегда приводятся и мотивы отказа в удовлетворении жалобы. Отказав в освобождении из-под стражи Попова, судья в постановлении указала, что, изучив представленные к проверке материалы, она пришла к выводу: "мера пресечения избрана законно и обоснованно". Приведенные постановления судей не могут быть признаны мотивированными и отвечающими требованиям закона. Постановления, решения по которым не аргументированы, встречаются и в других судах, например Пермской области. Подобные нарушения закона отмечены и в некоторых других регионах Российской Федерации. Некоторые постановления судей просто юридически неграмотны. Изменяя меру пресечения заключение под стражу на залог обвиняемому по ч. 3 ст. 89 УК Лакуста, судья Ленинского районного народного суда г. Саранска (Республика Мордовия) в постановлении от 4 февраля 1994 г. указал следующее: "Считаю возможным изменить меру пресечения в отношении Лакуста в виде залога". В результате судебной проверки судья должен был вынести в данном случае постановление об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи. Судья вправе одновременно с вынесением постановления об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу избрать любую другую предусмотренную законом меру пресечения. Однако не ясно, как судья отменил меру пресечения в виде заключения под стражу. Судья, избравший меру пресечения в виде залога, не определил сумму залога, тогда как в ст. 99 УПК четко говорится об обязанностях судьи и определяются все последующие действия по оформлению залога. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 апреля 1993 г. и в постановлении от 29 сентября 1994 г. разъяснил, что, проверяя законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности содержащегося под стражей лица в инкриминируемом ему преступлении. Тем не менее в ряде случаев в своих решениях судьи все же обсуждают этот вопрос. Постановлением судьи Куйбышевского районного народного суда г. Иркутска от 1 марта 1994 г. отказано в отмене меры пресечения в виде заключения под стражу обвиняемому со ссылкой на то, что "Безродных, будучи ранее судимым, совершил преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 148 и ч. 2 ст. 145 УК". И хотя, согласно ст. 13 УПК, никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда и в соответствии с законом, из постановления народного судьи следует, что в нарушение этой статьи УПК Безродных признан виновным. Отдельные судьи Пензенской области, обосновывая отказ в удовлетворении жалобы, в своих постановлениях указывали, что вина арестованного в совершении преступления доказана (постановления судьи Октябрьского районного народного суда от 27 августа 1993 г. в отношении Чевашова, обвиняемого по ч. 3 ст. 89 УК, и от 6 декабря 1993 г. в отношении Назарова, обвиняемого по ч. 2 ст. 145 УК). Как установлено обобщением практики, судебные решения по жалобам на арест или продление срока содержания под стражей принимались в основном после внимательного изучения материалов, представленных органами предварительного следствия или прокурором. Большинство судей ответственно подходит к принятию решений. Наряду с этим иногда допускается формальное, поверхностное рассмотрение материалов, не учитываются в достаточной степени личность обвиняемого, тяжесть инкриминируемого ему деяния, а также иные существенные обстоятельства дела, в частности возможные отрицательные последствия при противоправном поведении заявителя после освобождения из-под ареста. Вследствие этого и ряда других причин иногда принимаются ошибочные решения и на свободе оказываются лица, совершающие новые преступления или уклоняющиеся от следствия и суда. Председателем ленинского районного народного суда г. Саранска (Республика Мордовия) 30 ноября 1992 г. было принято постановление об освобождении из-под стражи под подписку о невыезде А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 108, ч. 3 ст. 206 и ч. 3 ст. 89 УК. По данным следственных органов, находясь под подпиской о невыезде, А. 16 февраля 1993 г. организовал убийство работника следственного изолятора МВД Республики Мордовия, после чего скрылся и с 4 марта 1993 г. находился в розыске. В материалах обобщений есть и другие примеры того, что освобожденные скрываются от суда и следствия либо привлекаются к ответственности за совершение новых преступлений. Результаты рассмотрения жалоб были бы лучшими, если бы администрация места содержания лица под стражей, лицо, производящее дознание, следователь и прокурор строго и своевременно выполняли 1) 2) требования ст. ст. 220 и 220 УПК. 1) Часть 2 ст. 220 УПК обязывает администрацию места содержания лица под стражей по получении адресованной суду жалобы этого лица на арест или продление срока содержания под стражей немедленно, но во всяком случае не позднее двадцати четырех часов с момента ее получения, направить жалобу в соответствующий суд с уведомлением о том прокурора. Здесь прежде всего важно своевременное уведомление обоих адресатов, ибо оно является точкой отсчета времени работы с жалобой и предпосылкой к точному выполнению требований закона. По получении жалобы или уведомления администрации места содержания лица под стражей, лицо, производящее дознание, следователь и прокурор обязаны в течение двадцати четырех часов направить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, а при необходимости со своими объяснениями. К сожалению, органы следствия и прокуратуры очень часто не выполняют возложенные на них обязанности и нарушают сроки представления материалов, а суды вместо выполнения требований закона о рассмотрении материалов не позднее трех суток со дня их получения вынуждены неоднократно запрашивать материалы у прокуроров и следователей. Имеются многочисленные случаи, когда прокуратура не отвечает на запросы суда. 9 ноября 1993 г. исправительно-трудовое учреждение направило в Сызранский городской народный суд жалобу Аврова (обвинявшегося по ч. 3 ст. 224 УК) и одновременно уведомило прокурора и РОВД Автозаводского района г. Тольятти. Жалоба поступила в суд 10 ноября 1993 г. В тот же день судом передана телефонограмма в прокуратуру. Так как в течение двадцати дней материалы не поступили, 30 ноября 1993 г. вновь была передана телефонограмма. Результат тот же. Жалоба рассмотрена судом 14 декабря 1993 г., и в связи с непредставлением материалов Авров освобожден из-под стражи. Из-за непредставления материалов прокурором Автозаводского района г. Тольятти жалоба о проверке законности ареста судом рассмотрена больше чем через месяц после поступления ее в суд. Результаты обобщения практики показали, что имело место недостаточно полное представление в суд прокурорами материалов, они не отвечали предъявляемым требованиям. Чаще всего органы следствия ограничивались лишь направлением справок, носящих информационный характер. В свою очередь установлено, что суды в нарушение закона порой запрашивали у прокурора не материалы, подтверждающие законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения, а уголовные дела. 1) Тогда как, согласно ч. 3 ст. 220 УПК, в суд направляется поступившая жалоба вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей. Судом должны рассматриваться именно материалы, а не уголовное дело. Кроме того, судами порой не заводятся производства по жалобам. А в производствах часто отсутствуют копии документов, подтверждающих законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения (протокол о задержании, постановление об избрании меры пресечения, о продлении ее срока, о предъявлении обвинения), не делается отметка, когда поступили эти материалы. В уголовном процессе нет нормы, предоставляющей право знакомить обвиняемого и подозреваемого со всеми материалами, собранными к какому-либо промежуточному этапу расследования (за исключением окончания следствия). Именно поэтому ст. ст. 46 и 52 УПК предоставляют обвиняемому и подозреваемому право знакомиться с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к ним заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей. С этими же документами имеет право знакомиться и участвующий в деле защитник. Трудно представить, как судья сможет указанным лицам предъявить в уголовном деле указанные материалы и в то же время не дать возможности знакомиться со всеми остальными материалами уголовного дела, которые следствие по оперативным причинам не вправе до окончания следствия знакомить обвиняемого, подозреваемого и защитника. Некоторые судьи допускают упрощенную процедуру рассмотрения указанных жалоб: не ведется протокол судебного заседания, участникам не разъясняются их права и обязанности. 1) 2) Ссылка на ст. ст. 220 и 220 УПК в подтверждение мнения о необязательности ведения протокола просто несостоятельна, ибо ч. 1 ст. 102 УПК (в редакции Закона от 23 мая 1992 г.) предусматривает, что протоколы ведутся также при рассмотрении судьями жалоб в 2) порядке, предусмотренном ст. 220 настоящего Кодекса. Ведение протокола обязательно, причем особое значение приобретает его объективность и с полнота. 2) В ч. 5 ст. 220 УПК определен порядок ведения судебного заседания по проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей. В начале заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет им права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в рассмотрении жалобы, обосновывает ее, после чего заслушиваются другие явившиеся в заседание лица. Все эти действия должны быть зафиксированы в протоколе. Для более полного и объективного рассмотрения жалобы и поступивших материалов в судебном рассмотрении должен участвовать прокурор, осуществляющий надзор за дознанием или предварительным следствием, осведомленный в материалах дела. Однако, как установлено при обобщении судебной практики, иногда до половины жалоб рассматривается судами без участия надзирающих за следствием прокуроров, вследствие их занятости в других делах. Совершенно очевидно, что активное участие прокурора в судебном разбирательстве жалоб на применение ареста несомненно способствовало бы более полному и всестороннему исследованию материалов и снижению вероятности принятия ошибочных решений. Судьи по-разному разрешали жалобы лиц, задержанных по подозрению в совершении преступлений, в том числе и по делам, связанным с организованной преступностью. Нам известны факты, когда судьи принимали жалобы на задержание и рассматривали их по существу, в том числе и освобождали задержанных из-под стражи, и наоборот, когда судьи не принимали такие заявления, считая, что их должна разрешать прокуратура. Эта проблема тщательно исследовалась с участием ученых-юристов и обсуждена на Пленуме Верховного Суда РФ 29 сентября 1994 г., который принял разъяснение по этому вопросу (п. 2). При этом Пленум исходил из следующего. Часть 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации устанавливает приоритет норм международных договоров Российской Федерации над законом в случае коллизии. 18 сентября 1973 г. наша страна ратифицировала Международный пакт о гражданских и политических правах, он вступил в силу 23 марта 1976 г. Согласно ч. 4 ст. 9 этого Пакта, каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядится о его освобождении, если задержание незаконно. 1) 2) Налицо противоречие со ст. ст. 220 и 220 УПК, которые предусматривают судебный контроль только за заключением под стражу в качестве меры пресечения. В соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации следует применять нормы международного пакта. Поэтому, согласно разъяснению Пленума, жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и по основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством. Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. И. РАДЧЕНКО
 

Поиск в номере