1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

9. Кассационное определение отменено как вынесенное с нарушением ст. 379 УПК РСФСР (И з в л е ч е н и е) Верховным Судом Кабардино-Балкарской Республики Шомахов и Ханов осуждены по п. "б" ст. 102 УК за убийство Яхагоева из хулиганских побуждений. Преступление, как указал суд в приговоре, совершено при таких обстоятельствах. Днем 18 октября 1991 г. Ханов пожаловался своему родственнику Шомахову на их общего знакомого несовершеннолетнего Яхагоева, рассказав, что он пристает к нему, унижает и оскорбляет. В частности, вечером 5 октября 1991 г. Яхагоев, встретив его случайно, остановил и в присутствии двоюродной сестры Семеновой и других лиц хватал за одежду, обращаясь с ним вызывающе грубо. Использовав этот незначительный повод для расправы с Яхагоевым из хулиганских побуждений, Шомахов и Ханов на следующий день, 19 октября 1991 г., вызвали Яхагоева из дома и привели на территорию детского сада. Там они с целью умышленного убийства сбили его с ног и стали поочередно избивать ногами с большой силой по голове и другим частям тела, пока их действия не были пресечены вмешательством граждан. Вынужденно уйдя оттуда, Шомахов и Ханов завели Яхагоева в один из дворов, где Шомахов повалил Яхагоева на землю и нанес ему сильные удары по голове, животу и другим частям тела, но действия прекратил из-за вмешательства оказавшейся во дворе Уянаевой. После этого Шомахов и Ханов увели Яхагоева в Ореховую рощу, там снова стали избивать ногами по голове и телу. Будучи предупрежденными неустановленными лицами о близости милицейского патруля, потащили Яхагоева на территорию дворца культуры профсоюзов, где, сбив его с ног, вновь нанесли целенаправленные удары по голове, животу и другим частям тела, пока он не потерял сознание. В результате избиения Яхагоеву были причинены множественные кровоподтеки на шее, туловище, ногах и руках, множественные царапины и ссадины, являющиеся легкими телесными повреждениями, и тяжелая закрытая черепно-мозговая травма, осложнившаяся отеком головного мозга, являющаяся тяжким телесным повреждением, приведшим к его смерти. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, исключила из приговора обвинение Ханова в избиении Яхагоева на территории детского сада и дворца культуры профсоюзов, переквалифицировала его действия с п. "б" ст. 102 на ч. 2 ст. 112 УК, а действия Шомахова переквалифицировала с п. "б" ст. 102 УК на ст. 103 УК. С учетом внесенных в приговор изменений Шомахов признан виновным в умышленном убийстве без отягчающих обстоятельств Яхагоева, а Ханов - в умышленном нанесении ему побоев, не повлекших за собой расстройства здоровья. Председатель Верховного Суда РФ внес протест в Президиум Верховного Суда РФ об отмене определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ и направлении дела на новое кассационное рассмотрение. Президиум 15 июня 1994 г. протест удовлетворил, указав следующее. Обосновывая решение об исключении из приговора обвинения Ханова в избиении Яхагоева на территории детского сада и дворца культуры профсоюзов, переквалификации содеянного осужденным на ч. 2 ст. 112 УК, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ сослалась на показания Шомахова и Ханова, свидетеля Чертковой о том, что Яхагоева в основном якобы избивал один Шомахов, а также на невозможность установить, какие телесные повреждения были причинены потерпевшему Хановым. Исходя из этого, Судебная коллегия пришла к выводу, что факт участия Ханова в умышленном убийстве не нашел достаточного подтверждения, не приведены такие доказательства якобы и в приговоре суда. Между тем, как видно из материалов дела (это нашло отражение в приговоре суда), свидетель Маремкулова в судебном заседании и в стадии предварительного следствия последовательно утверждала, что была очевидцем избиения Яхагоева на территории детского сада ногами по голове как Шомаховым, так и Хановым. Эти показания Маремкулова подтвердила на очной ставке со свидетелем Чертковой при выходе на место происшествия и при проведении следственного эксперимента. Однако кассационная инстанция не дала оценки как этим доказательствам, так и показаниям Ханова. Ханов при допросе в качестве свидетеля 20 октября 1991 г. также не оспаривал участия в избиении Яхагоева. В частности, он пояснил: "... около дворца культуры Анзор (Яхагоев) от моих ударов упал, и я начал его бить руками и ногами куда попало. Я свои действия не контролировал, так как находился в возбужденном состоянии. Я помню, что уже лежащего Анзора ударил несколько раз ногой по лицу и голове. Анзор что-то говорил, но я не разобрал и предложил ему встать. Анзор сделал попытку приподняться, но не смог, упал и потерял сознание. Мы с Артуром (Шомаховым) отвезли Анзора в Ореховую рощу и уложили возле дерева ..." При допросе в качестве обвиняемого 28 октября 1991 г. Ханов показал: "... после этого мы пошли в дом культуры, там Артур и Яхагоев опять подрались и последний упал. Артур подозвал меня и сказал: "Вот тот человек, который тебя обижал, и я его тогда еще один раз ударил по телу ...", "когда Яхагоев лежал без сознания, я подошел вновь и ногой как бы отвел его голову ..." Допрошенный в качестве свидетеля Бажев подтвердил, что со слов Ханова знает о факте его участия в избиении Яхагоева возле детского сада. Об этом же показывал и свидетель Портнов. Согласно заключениям судебно-медицинских экспертов, смерть Яхагоева наступила от закрытой тупой травмы головы. Все эти данные, имеющие существенное значение для правильной квалификации содеянного Хановым, в соответствии с требованиями ст. ст. 20, 351 УПК кассационной инстанции надлежит полно и всесторонне исследовать и дать им надлежащую оценку. Кассационная инстанция не дала должной оценки и показаниям свидетеля Чертковой, положенным ею в основу своего решения, хотя они были проанализированы судом первой инстанции с приведением доводов, почему он не считает их полностью достоверными, а также действиям Ханова, который, как признала Судебная коллегия, оказывал Шомахову содействие в перемещении Яхагоева с места на место, где тот каждый раз избивался. Судебная коллегия не привела доводов в обоснование своего вывода о том, что Шомахов совершил убийство Яхагоева из личных отношений. При таких обстоятельствах кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ нельзя признать обоснованным и в соответствии со ст. 379 УПК оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое кассационное рассмотрение.
 

Поиск в номере