1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

В ПРЕЗИДИУМАХ ВЕРХОВНЫХ СУДОВ РЕСПУБЛИК, КРАЕВЫХ И ОБЛАСТНЫХ СУДОВ 1. Ответственность по ч. 1 ст. 108 УК возможна лишь при установлении умысла на причинение тяжкого телесного повреждения (И з в л е ч е н и е) Белгородским районным народным судом Белецкий осужден по ч. 1 ст. 108 УК. Он признан виновным в том, что 14 октября 1990 г. во время ссоры умышленно нанес соседу Мироненко не менее двух ударов в лицо, причинив тяжкие телесные повреждения. Председатель Белгородского областного суда в протесте поставил вопрос об изменении квалификации действий Белецкого на ст. 114 УК. Президиум Белгородского областного суда протест удовлетворил, указав следующее. На предварительном следствии и в судебном заседании не установлено достаточных данных для квалификации действий виновного по ч. 1 ст. 108 УК. В ходе неоднократных допросов Белецкий показал, что он нанес Мироненко удар невооруженной рукой, а повреждения потерпевший мог получить при падении на груду твердых предметов (ящики, доски, культиватор). Данные показания Белецкого не опровергнуты. Потерпевший Мироненко, показания которого положены в основу приговора, всех обстоятельств происшедшего не помнит, поскольку после удара потерял сознание. Как видно из его показаний, Белецкий ударил его на дороге, где не было никаких предметов. Между тем потерпевший был обнаружен у дома, где валялись ящики и другие твердые предметы. Мироненко убежден, что Белецкий ударил его в одном месте, а затем перетащил его в другое. Однако из показаний свидетеля Бороздина видно, что после удара Белецкий сразу убежал и потерпевшего никуда не перетаскивал. Согласно протоколу осмотра места происшествия, на территории, где был обнаружен потерпевший, лежат доски, ящики, у ворот дома - лужа крови. Свидетель Колесникова показала, что Мироненко упал на какие-то бревна, ящики. Комиссионная судебно-медицинская экспертиза не исключила возможности получения потерпевшим повреждений при падении и ударе о твердые выступающие предметы. Эти доказательства свидетельствуют, что потерпевший мог получить повреждения не непосредственно от воздействия руки обвиняемого, а от удара о тупые твердые предметы. Следовательно, умыслом Белецкого не охватывалось причинение потерпевшему тяжких телесных повреждений, хотя по обстоятельствам дела он должен был и мог предвидеть такие последствия. Поэтому его действия надлежит квалифицировать по ст. 114 УК. Утверждение потерпевшего о том, что Белецкий ударил его каким-то металлическим предметом или перчаткой-кастетом, не подтверждено. Белецкий и Мироненко жили по соседству, находились в нормальных взаимоотношениях и поводов для вооружения кастетом или другим предметом у Белецкого не было. Свидетель Бороздин хотя и был очевидцем происшествия, однако показания давал непоследовательные, и они не могут свидетельствовать о виновности Белецкого в умышленном причинении Мироненко тяжких телесных повреждений. Первоначально он показал, что видел, как Белецкий каким-то металлическим предметом ударил Мироненко, а на очной ставке с ним - что не видел, как и чем обвиняемый бил Мироненко, потерпевший лежал на ящиках. В судебном заседании он вернулся к первоначальным показаниям, а затем вновь их изменил. Однако Бороздин последовательно утверждал, что на месте падения Мироненко находились различные предметы. При таких доказательствах все сомнения толкуются в пользу обвиняемого. Действия Белецкого переквалифицированы на ст. 114 УК.
 

Поиск в номере