1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Суд ошибочно вменил квалифицирующий признак изнасилования - с использованием беспомощного состояния потерпевшей (И з в л е ч е н и е) Судогородским районным народным судом Владимирской области Егоров осужден по ч. 3 ст. 117 УК. Он признан виновным в изнасиловании несовершеннолетней с применением физического насилия, сопряженном с угрозой убийством и использованием беспомощного состояния потерпевшей. 27 июня 1992 г. около 23 час. Егоров, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в лесном массиве, на дороге, недалеко от деревни увидел несовершеннолетнюю Ю., 1976 года рождения и предложил ей совершить с ним половой акт. Ю. отказалась, тогда Егоров решил изнасиловать ее. Подавляя волю и сопротивление потерпевшей, Егоров нанес ей два удара кулаком по голове, от которых Ю. упала. Затем он нанес ей удар ногой в живот и сказал, что если она будет сопротивляться, он убьет ее. Несовершеннолетняя Ю. восприняла угрозу убийством реально, поскольку они находились в лесном массиве одни, и согласилась идти с Егоровым в лес в сторону от дороги. Спускаясь в овраг, потерпевшая стала упираться, оказывая Егорову сопротивление, тогда последний вновь ударил ее, на этот раз ребром ладони по горлу. После запугивания и нанесения ударов Ю. Егоров совершил с ней четыре половых акта в естественной и извращенной форме. Ю. кричала, плакала, отталкивала Егорова, просила отпустить ее. Егоров угрожал еще и тем, что он позовет своих друзей, которые тоже изнасилуют ее. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, в результате действий Егорова Ю. были причинены легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья, в частности, у нее были обнаружены болезненность мягких покровов головы и шеи. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора: исключении квалифицирующего признака изнасилования - с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Президиум Владимирского областного суда 15 июня 1994 г. протест удовлетворил, указав следующее. Вина Егорова в изнасиловании несовершеннолетней, сопряженном с угрозой убийством, доказана показаниями потерпевшей об обстоятельствах нанесения ей Егоровым ударов с целью подавления ее сопротивления, угроз убийством и совершения половых актов. В ходе предварительного следствия Егоров признался в том, что Ю. он ударил для того, чтобы она согласилась совершить с ним половой акт, думал, что ей 17 лет. На предварительном следствии свидетель Пирязев показал, что на следующий день после случившегося Егоров рассказал ему, что он заставил Ю. вступить с ним в интимные отношения, ударил ее, при этом называл ее "малолеткой". Кроме того, вина Егорова в изнасиловании подтверждается показаниями свидетелей, заключением судебно-медицинского эксперта и другими доказательствами. Вместе с тем вывод суда о том, что Егоров изнасиловал Ю. с использованием ее беспомощного состояния, не подтверждается материалами дела. Согласно действующему законодательству, изнасилование следует признавать совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей в тех случаях, когда она в силу своего физического или психического состояния (физические недостатки, расстройство душевной деятельности и иное болезненное либо бессознательное состояние и т. п.) не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или не могла оказать сопротивления виновному и последний, вступая в половое сношение, сознавал, что потерпевшая находится в таком беспомощном состоянии. Как видно из показаний потерпевшей Ю., после нанесения ей Егоровым ударов она падала и вставала, у нее все "плыло" перед глазами, она не оказывала сопротивления, так как боялась. Вместе с тем Ю. подробно описала все действия Егорова, совершенные в отношении нее, в частности, сколько половых актов он совершил и каким образом. Таким образом, из показаний потерпевшей видно, что сознания она не теряла, а лишь ощущала головокружение, при этом хорошо понимала все с ней происходящее, просила не издеваться над ней и в дальнейшем подробно описала обстоятельства преступления. Тот факт, что при совершении Егоровым половых актов Ю. уже не оказывала ему сопротивления, связан с тем, что ее воля к сопротивлению была подавлена применением насилия (избиение, угрозы) и она боялась его, а не потому, что она была лишена возможности сопротивляться физически. Свидетель Игнатьева - медсестра показала, что она осматривала потерпевшую на следующий день после случившегося и обнаружила, что нос и верхняя губа у нее были припухшие. Она также попробовала определить, есть ли у Ю. сотрясение головного мозга, водя у нее перед глазами пальцем, и ей показалось, что она плохо ловила взглядом движение пальца. Никаких других доказательств, которые бы объективно подтверждали наличие у потерпевшей сотрясения головного мозга, не имеется. Таким образом, вывод суда о том, что Ю. при совершении Егоровым половых актов находилась в беспомощном состоянии, не подтвержден материалами дела и этот квалифицирующий признак ст. 117 УК исключен из приговора.
 

Поиск в номере