1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Действия лица, совершившего бандитизм и покушение на убийство при этом, должны быть квалифицированы по ст. 77 и ст. ст. 15, 102 УК РСФСР (И з в л е ч е н и е) Органами предварительного следствия было предъявлено обвинение 1) Воробьеву по ч. 3 ст. 144, ч. 1 ст. 144, ч. 1 ст. 218 , ч. 1 ст. 218, ст. 77, ст. 15 и пп. "а", "в", "е" ст. 102 УК РСФСР, а Савину - по ст. 77 УК РСФСР. Судом Ханты-Мансийского автономного округа Савин и Воробьев осуждены по ст. 77 УК РСФСР, Воробьев, кроме того, - по ч. 3 1) ст. 144, ч. 2 ст. 144, ч. 1 ст. 218 УК РСФСР. По делу осужден также Шаломай. Как указано в приговоре, Воробьев, Шаломай и Савин совершили ряд преступлений в г. Нижневартовске и Нижневартовском районе Тюменской области. Воробьев и Шаломай совершили у граждан две кражи: ценностей из квартиры и автомобиля. Затем Воробьев из квартиры гражданина К. похитил охотничье ружье, малокалиберную винтовку и патроны. После совершения кражи оружия Воробьев, имея умысел на незаконное завладение личным имуществом, предложил своему родственнику - мужу его сестры - Савину совершать нападения на квартиры граждан, пояснив последнему, что у него имеется охотничье и нарезное оружие, из которых он заготовит обрезы, а также боеприпасы к ним. Когда Савин согласился, Воробьев изготовил из малокалиберной винтовки и охотничьего ружья обрезы, маски, приобрел в магазине изоленту, нож. Затем Воробьев и Савин составили список лиц, на которых они будут совершать нападения, разработали план преступной деятельности, согласно которому они предварительно изучали обстановку - расположение квартир, наличие железных дверей, запоров, пути отхода после совершения преступления, способы сокрытия похищенного, распределили свои роли, договорившись, что во время нападения Савин будет вооружен обрезом, а Воробьев - ножом. После этого, действуя по составленному плану, в 1992-1993 гг. Воробьев и Савин совершили ряд бандитских нападений. Во время нападения 19 марта 1993 г. на квартиру Д. Воробьев и Савин угрожали оружием - обрезом и ножом, заставили находившихся там И., Ш. и одиннадцатилетнюю дочь хозяйки квартиры лечь на пол, связали им руки. Похитили деньги в сумме 560 тыс. руб. и другие ценности, всего на общую сумму 574 тыс. руб. Когда они находились в квартире, позвонила Г. Открыв дверь, Воробьев предложил ей пройти в квартиру и лечь на пол. Поскольку Г. стала кричать о помощи и легла на лестничной площадке, Воробьев с целью убийства, чтобы она не помешала им довести преступный умысел на завладение личным имуществом Д. до конца, нанес ей 11 ножевых ранений: в правое плечо, подмышечную впадину, переднюю поверхность грудной клетки, причинив потерпевшей телесные повреждения, относящиеся к категории легких, повлекших кратковременное расстройство здоровья. Воробьев не смог довести свои действия, направленные на лишение жизни Г., до конца по независящим от него причинам: одежда потерпевшей была из плотной ткани. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте, не оспаривая доказанности вины Воробьева и Савина и обоснованности их осуждения по ст. 77 УК, поставил вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое расследование в связи с необходимостью дополнительной квалификации действий по ст. ст. 15 и 102 УК. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 1 ноября 1994 г. протест удовлетворила частично, приговор отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее. При решении вопроса о правовой оценке преступления суд в приговоре указал, что действия Воробьева, связанные с покушением на убийство Г., ошибочно квалифицированы по совокупности ст. 77, ст. 15 и ст. 192 УК, сославшись на то, что содеянное им охватывается ст. 77 УК, и исключил из обвинения Воробьева ст. 15 и пп. "а", "в", "е" ст. 102 УК. Однако, как разъяснено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. "О судебной практике по делам о бандитизме", ст. 77 УК РСФСР не предусматривает ответственность за возможные последствия преступных действий вооруженных банд, в связи с чем требуется дополнительная квалификация преступных последствий нападений, образующих 1) самостоятельный состав тяжкого преступления (ст. 7 УК РСФСР). Поэтому суду следовало обсудить вопрос о возможности квалификации действий Воробьева, связанных с бандитским нападением в квартире Д. и покушением на жизнь Г., по совокупности ст. ст. 77, 15 и 102 УК. Вместе с тем Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ не согласилась с доводами протеста о необходимости вменения осужденному Савину ст. ст. 15 и 102 УК, признав, что имел место эксцесс исполнителя - Воробьева в покушении на жизнь Г.
 

Поиск в номере