1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

3. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона органами следствия и судом повлекли отмену приговора и направление дела на новое расследование (И з в л е ч е н и е) Енотаевским районным народным судом Астраханской области Бурцев А. осужден по ч. 2 ст. 144, ст. 15 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР. Он признан виновным в краже и покушении на совершение кражи личного имущества граждан, причинивших значительный ущерб потерпевшим. Судебная коллегия по уголовным делам Астраханского областного суда приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на дополнительное расследование в связи с нарушениями по делу требований ст. ст. 199, 201, 205-207 УПК РСФСР. Президиум Архангельского областного суда 24 мая 1995 г. протест удовлетворил, указав следующее. Из дела видно, что, закончив 28 июня 1993 г. предварительное следствие, следователь 2 июля 1993 г. составил обвинительное заключение и направил дело прокурору. Постановлением от 20 августа 1993 г. прокурор возвратил дело на дополнительное расследование. В ходе дополнительного расследования следователем был произведен ряд следственных действий, последнее из которых выполнено 8 октября 1993 г. В соответствии со ст. ст. 199, 214 УПК РСФСР процессуальным актом, завершающим предварительное следствие, является обвинительное заключение. Таким образом, по смыслу закона после дополнительного расследования по делу вновь составляется обвинительное заключение. Но по данному делу это не выполнено. После дополнительного расследования, которое производилось в сентябре-октябре 1993 года, следователь лишь изъял ранее не утвержденное прокурором обвинительное заключение и подшил его после протоколов, выполненных в ходе дополнительного расследования действий. Таким образом, в деле обвинительное заключение оказалось датированным 2 июля 1993 г., т. е. задолго до окончания предварительного следствия, что противоречит закону. Кроме того, содержание обвинительного заключения не соответствует требованиям ст. 205 УПК РСФСР. В обвинительном заключении не приведен ряд доказательств (в частности, показания свидетелей Бурцевой З. и Бурцева В.), которые не могли не повлиять на вывод о виновности Бурцева А., что ограничило его возможности осуществить защиту против предъявленного обвинения. Из дела видно также, что ни народный суд, ни судебная коллегия областного суда не проверили заявление Бурцева А. о том, что он не был ознакомлен с материалами дела. В судебном заседании подсудимый это заявление делал дважды - в начале судебного заседания и в последнем слове, затем об этом уже указал в своей кассационной жалобе. Поскольку ознакомление обвиняемого с материалами дела - одно из его процессуальных прав, народный суд и судебная коллегия обязаны были проверить выполнение органами следствия требований ст. ст. 201, 203 УПК РСФСР, однако они этого не сделали. Между тем из дела видно, что протокол объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и о предъявлении ему материалов дела составлен небрежно, имеет неоговоренные исправления. Из текста протокола следует, что Бурцеву А. 1 октября 1993 г. предъявлялись материалы дела для ознакомления и он с ними знакомился, но от подписи протокола отказался. Учитывая неоднократные заявления Бурцева А. о том, что он не знакомился с материалами дела, следовало проверить их. Кроме того материалы дела Бурцеву А. предъявлялись без адвоката, так как он не изъявил желания иметь защитника. При этом следователь не учел, что Бурцев А. уже имел защитника с момента предъявления обвинения и согласно ч. 2 ст. 201 УПК РСФСР ему должна быть обеспечена возможность ознакомления с материалами дела с участием защитника. Раздельное ознакомление с материалами дела могло быть лишь по просьбе об этом обвиняемого или защитника. Такие заявления не поступали, но обвиняемому и защитнику материалы дела для ознакомления предъявлялись раздельно: первому - 1 октября 1993 г., второму - 8 октября 1993 г., чем также было нарушено право обвиняемого на защиту.
 

Поиск в номере