1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Если умысел двух лиц был направлен на совершение грабежа, а один из участников применил насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, то его действия квалифицируются как разбой, а действия другого лица - как грабеж. Действия исполнителя, допустившего эксцесс, не должны квалифицироваться по п. "а" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР (И з в л е ч е н и е) Устиновским районным народным судом г. Ижевска Иванов осужден по п. "а" ч. 2 ст. 146 и ч. 3 ст. 195 УК РСФСР и Гасников - по пп. "а", "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР. Они признаны виновными в разбойном нападении, Иванов, кроме того, - в похищении паспортов. 11 февраля 1994 г. примерно в 22 час. у Гасникова и Иванова, находившихся в состоянии алкогольного опьянения в квартире знакомой Иванова Советовой, возник умысел на открытое завладение имуществом семьи Советовых. С этой целью Гасников, взяв нож в руку, сел рядом с Советовой на софу, закрыл ей рот другой рукой, приказав молчать, в то время как Иванов осматривал шкафы и стенку с целью обнаружения и хищения ценных вещей. Угрожая Советовой ножом, Гасников порезал ей пальцы на руке, создавая реальную угрозу ее жизни и здоровью, причинив телесное повреждение, которое, по заключению судебно-медицинской экспертизы, относится к легким, не повлекшим за собой кратковременного расстройства здоровья. Иванов в это время, реализуя преступный умысел и действуя по предварительному сговору с Гасниковым, взял с письменного стола в комнате Советова 100 тыс. руб., принадлежащих супругам Советовым. При этом Иванов приказал Гасникову выбросить нож. Гасников, выбросив нож, зашел в комнату Советова и нанес ему побои, причинив легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Иванов же похитил документы: паспорта, аттестат, книжку вкладов. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора и кассационного определения в отношении Иванова и Гасникова, переквалификации действий Иванова с п. "а" ч. 2 ст. 146 на ч. 2 ст. 145 УК РСФСР и исключении из обвинения Гасникова п. "а " ч. 2 ст. 146 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда Удмуртской Республики протест удовлетворил по следующим основаниям. Обвинение Иванова и Гасникова основано на показаниях потерпевшей Советовой, которая пояснила, что 11 февраля 1994 г. к ней в квартиру пришли Иванов и Гасников, на кухне она напоила их кофе. Затем они прошли в гостиную. Гасников сел рядом с ней на диван и левой рукой зажал ей рот, а в другой руке держал нож, взятый им у нее на кухне. Она почувствовала, что по пальцу у нее течет кровь, испугавшись, закричала, стала просить, чтобы Гасников убрал нож. Иванов также приказал Гасникову убрать нож, после чего Гасников бросил нож в прихожей, а затем ушел в комнату, где спал ее муж, и стал его избивать. Иванов "обшаривал" квартиру, взял со стола деньги, документы, мужа он не избивал. Как видно из приговора, суд исключил из обвинения Иванова квалифицирующий признак разбоя - применение оружия, поскольку, как указал суд, Иванов не брал в руки нож и предложил Гасникову выбросить его. Каких-либо доказательств, свидетельствующих о применении Ивановым насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, суд в приговоре не привел. Нет их и в материалах дела. В описательной же части приговора суд указал, что у Иванова и Гасникова возник умысел на открытое завладение имуществом Советовых. Таким образом, поскольку не установлено, что действия Гасникова, применившего насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, охватывались умыслом Иванова, следует признать, что в данном случае Гасников действовал самостоятельно, и имел место эксцесс исполнителя разбоя с применением ножа, т. е. преступление, предусмотренное п. "б" ст. 146 УК. При таких обстоятельствах президиум Верховного Суда Удмуртской Республики квалифицировал действия Иванова по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР как открытое похищение личного имущества граждан, совершенное по предварительному сговору группой лиц; исключил из обвинения Гасникова квалифицирующий признак разбоя - по предварительному сговору группой лиц, так как применение Гасниковым насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, выходило за пределы состоявшегося сговора, и ему - исполнителю, допустившему эксцесс, п. "а" ст. 146 УК РСФСР не должен вменяться.
дел но что им отвечали в суде. срок к претензии должны  

Поиск в номере