1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

3. Лицо, ходатайствующее о признании его беженцем, не должно представлять доказательства вынужденности выезда с постоянного места жительства, а обязано лишь сообщать соответствующим органам государственного управления сведения, необходимые для рассмотрения указанного ходатайства. Закон не связывает признание лица беженцем с наличием у него близких родственников по месту его предполагаемого жительства (И з в л е ч е н и е) Какулия обратился в суд с жалобой на отказ миграционной службы Краснодарского края предоставить ему статус беженца. Он сослался на то, что в 1993 году в связи с межнациональными разногласиями был вынужден выехать из Республики Абхазия, где проживал, в Краснодарский край к родственникам жены. В июле 1993 г. он обратился в миграционную службу с ходатайством о предоставлении статуса беженца, однако в этом ему было отказано. Решением Октябрьского районного народного суда г. Краснодара (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Краснодарского краевого суда) в удовлетворении жалобы Какулии отказано. Постановлением президиума Краснодарского краевого суда отклонен принесенный в порядке надзора на судебные постановления протест заместителя Генерального прокурора РФ. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 7 августа 1995 г. по протесту заместителя Генерального прокурора РФ судебные постановления отменила по следующим основаниям. Статья 1 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. "О беженцах" содержит определение понятия "беженец". Таковым является лицо, прибывшее или желающее прибыть на территорию Российской Федерации, не имеющее гражданства Российской Федерации, которое было вынуждено или имеет намерение покинуть место своего постоянного жительства на территории другого государства вследствие совершенного в отношении него насилия или преследования в иных формах либо реальной опасности подвергнуться насилию или иному преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений. Принимая решение по делу, суд исходил из того, что в соответствии со ст. 1 данного Закона обязательным условием для признания гражданина беженцем служит то обстоятельство, что оставление места жительства было вынужденным вследствие совершения в отношении него насильственных действий либо наличия реальной угрозы его жизни. Эти обстоятельства заявителем не доказаны. Место своего постоянного проживания в г. Гагры Какулия оставил после прекращения в Абхазии военных действий. Сообщения в печати и радио опровергают доводы заявителя о продолжающихся погромах и разбоях в отношении лиц грузинской национальности. Кроме того, как указал народный суд, для признания гражданина беженцем в Краснодарском крае необходимо представление данных о наличии в крае близких родственников, имеющих постоянную прописку. Эти требования, установленные постановлениями и решениями правительства и руководства края, не противоречат республиканскому законодательству. Какулия на территории края близких родственников не имеет, и поэтому миграционная служба обоснованно отказала ему в предоставлении статуса беженца. Однако с таким выводом суда согласиться нельзя. Как видно из дела (письма миграционной службы Краснодарского края от 25 ноября 1993 г.), Какулии отказано в удовлетворении просьбы по тем мотивам, что прописка и прием беженцев в крае возможны только к близким родственникам, а поскольку у него таких не имеется, он не может быть прописан и получить правовой статус беженца. В уведомлении и письме миграционной службы нет ссылок на то, что Какулии отказано в удовлетворении просьбы ввиду отсутствия данных о вынужденности выезда из постоянного места жительства. Таким образом, мотивами письменных отказов в удовлетворении просьбы Какулии явились ограничения в прописке, которые были установлены в Краснодарском крае в отношении лиц, покидающих места постоянного жительства и переезжающих в Российскую Федерацию. Лишь в возражениях на жалобу Какулии в суд миграционная служба сослалась на то, что заявитель не представил доказательств вынужденности выезда из Абхазии. При рассмотрении дела суд не исследовал вопрос о действительных мотивах отказа миграционной службы в удовлетворении ходатайства Какулии. В соответствии со ст. 3 названного Закона лицо, подавшее ходатайство о признании его беженцем, обязано сообщать соответствующим органам государственного управления сведения, необходимые для рассмотрения указанного ходатайства. Как следует из содержания Закона, гражданин обязан лишь сообщить сведения, необходимые для признания его беженцем. В Законе нет указаний о том, что гражданин обязан представлять доказательства, в данном случае, что причина выезда с постоянного места жительства - совершение в отношении него насилия или преследование в иных формах либо реальная опасность подвергнуться насилию или иному преследованию по признаку национальной принадлежности. В Методических указаниях о порядке работы с иностранными гражданами и лицами без гражданства, обратившимися с ходатайством о признании беженцем на территории Российской Федерации (утверждены приказом Федеральной миграционной службы России от 15 июля 1993 г. N 110), также не определено, что гражданин представляет названные доказательства. В п. 3 Методических указаний отмечено, что процедура определения статуса беженцев включает, в частности, проверку (оценку) достоверности сведений, сообщенных заявителем. В деле отсутствуют данные, что такую проверку (оценку) сведений, сообщенных Какулией, миграционная служба края провела. Суд же эти обстоятельства не исследовал, ошибочно исходя из того, что именно Какулия обязан представлять доказательства вынужденности выезда. В Законе Российской Федерации "О беженцах" не предусмотрено, что условием признания лица беженцем является наличие близких родственников по месту его предполагаемого жительства. В Законе также не указано, что права заявителя на признание его беженцем связаны с особенностями прописки в той или иной местности. Более того, как следует из смысла ст. ст. 4, 5, 6 названного Закона, гражданин может быть признан беженцем в месте временного поселения и обязан в установленный Законом срок оставить место временного проживания и выехать на место постоянного жительства, выбранное им по предложению миграционной службы субъекта Федерации. Таким образом, вывод суда, считающего правильными требования миграционной службы для предоставления статуса беженца, чтобы у данного лица имелись близкие родственники в крае, имеющие постоянную прописку, не основан на законе. Существенные для дела обстоятельства суд не исследовал и поэтому принятые судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.
фотограф минск . забить сваи . портмоне мужское элитное . строительная сро .  

Поиск в номере