1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

1. Надзорная инстанция не признала, что действия лица, осужденного за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 108 УК РСФСР, носили характер истязания и мучения (И з в л е ч е н и е) Кунгурским городским народным судом Пермской области Кузовлев осужден по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР. Он признан виновным в причинении бывшей жене Леушиной тяжких телесных повреждений и в том, что эти действия носили характер истязания и мучения. 1 августа 1993 г. после 21 час. Кузовлев в нетрезвом состоянии пришел к бывшей жене Леушиной. Между ним и Леушиной возникла ссора, во время которой Кузовлев ножом причинил потерпевшей шесть ран: две - в пояснице, две - в области лопаток, одну - в груди и одну - в ягодице. По заключению судебно-медицинского эксперта, телесные повреждения относятся к категории тяжких, опасных для жизни в момент причинения. Раны на груди и в правой подлопаточной области проникают в грудную полость, остальные раны заканчиваются в мягких тканях. Судебная коллегия по уголовным делам Пермского областного суда приговор оставила без изменения. Председатель Пермского областного суда в протесте поставил вопрос об изменении квалификации действий Кузовлева на ч. 1 ст. 108 УК РСФСР, считая не установленным то, что повреждения, причиненные потерпевшей, носили характер мучения и истязания. Президиум Пермского областного суда 22 мая 1995 г. протест удовлетворил, указав следующее. Суд квалифицировал содеянное Кузовлевым по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР как причинение умышленного телесного повреждения, опасного для жизни в момент причинения, признав, что действия носили характер мучения и истязания. Обосновал это тем, что потерпевшей было нанесено шесть ножевых ран, удары наносились и тогда, когда потерпевшая пыталась убежать. Однако по смыслу закона под мучениями следует понимать такие действия, которыми потерпевшему причиняются физические или моральные страдания; истязания же могут состоять в действиях, которые причиняют особую боль потерпевшему. Из материалов дела не следует, что способ причинения Кузовлевым тяжких телесных повреждений потерпевшей характеризовался мучениями и истязанием. Так, первоначально в ходе предварительного следствия Леушина пояснила, что события развивались очень быстро, Кузовлев ударил ее чем-то в спину, она сначала даже ничего не поняла, затем он нанес удар уже в грудь; поскольку потекла кровь, она догадалась, что он ударил ножом. Далее при допросе в ходе предварительного следствия и в судебном заседании потерпевшая заявила о том, что от первого удара ножом она ощутила острую боль, остальных ударов она уже не чувствовала, так как все болело. При оценке показаний потерпевшей Леушиной о восприятии ею болевых ощущений судом не учтено то обстоятельство, что, как видно из показаний свидетеля Черняевой и заключения судебно-медицинского эксперта, до случившегося потерпевшая употребляла спиртные напитки. Этим же заключением установлен механизм причинения потерпевшей телесных повреждений, два из которых являются проникающими в грудную полость, остальные - тупо заканчиваются в мягких тканях. Кузовлев, не отрицая факта причинения тяжких телесных повреждений бывшей жене, пояснял постоянно, что был взволнован поведением потерпевшей, поэтому он не помнит, как и сколько раз он ударил ее ножом. Исследованные доказательства не свидетельствуют, что причинение тяжких телесных повреждений потерпевшей сопровождалось физическим или моральным страданием либо особой болью, поэтому из обвинения Кузовлева подлежит исключению квалифицирующий признак ч. 2 ст. 108 УК РСФСР - что его действия "носили характер мучения, истязания", а содеянное им - переквалификации на ч. 1 ст. 108 УК РСФСР.
 

Поиск в номере