1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Для квалификации умышленного убийства как совершенного способом, опасным для жизни многих людей, необходимо установить, сознавал ли виновный, осуществляя умысел на убийство определенного лица, что он применяет такой способ причинения смерти, который опасен для жизни не только одного человека (И з в л е ч е н и е) Верховным Судом Республики Саха (Якутия) Лушпа осужден по ч. 3 ст. 206 и п. "д" ст. 102 УК РСФСР; по п. "б" ст. 102 УК РСФСР он оправдан. Лушпа признан виновным в совершении особо злостного хулиганства с применением огнестрельного оружия и в умышленном убийстве Карпеева совершенном способом, опасным для жизни многих людей. Около 24 час. 15 июня 1993 г. на улице поселка Кысыл-Сыр в состоянии алкогольного опьянения Лушпа из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок и создавая реальную угрозу для жизни стоявших возле бани Черныша и Сапрыкина, произвел выстрел дуплетом из охотничьего ружья, причинив легкие телесные повреждения без расстройства здоровья. Около 3 час. 16 июля 1993 г. в сторожевой будке кооператива "Горизонт" Лушпа, видя, что там, кроме Карпеева, находятся и другие лица, создавая угрозу для их жизни, из личных неприязненных отношений двумя выстрелами из ружья убил Карпеева. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 марта 1995 г. по протесту заместителя Генерального прокурора РФ приговор отменила, указав следующее. В нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР суд не принял всех предусмотренных законом мер для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Признавая Лушпу виновным в умышленном убийстве Карпеева способом, опасным для жизни многих людей, суд в приговоре не установил, для кого конкретно был опасен избранный Лушпой способ убийства Карпеева. По смыслу закона для квалификации умышленного убийства как совершенного способом, опасным для жизни многих людей, необходимо установить, сознавал ли виновный, осуществляя умысел на убийство определенного лица, что он применяет такой способ причинения смерти, который опасен для жизни не только одного человека. Судом указанные обстоятельства не исследованы в полной мере. В судебном заседании подсудимый Лушпа пояснял, что оружие у него было, поскольку он - охотник. Войдя в сторожевую будку, он увидел сидевшего на стуле напротив входа в трех метрах от двери Карпеева, Осинин был у двери, справа от него, Ковалюка он не видел (тот сидел у ограждения, где были цветы, и в момент выстрела не мог видеть его). Карпеев вскочил со стула, и он выстрелил в него. Он не предполагал, что причинит кому-нибудь другому вред. Свидетель Ковалюк (показания которого оглашались судом) в ходе предварительного расследования пояснял, что Лушпа наставил стволы ружья прямо на Карпеева и в упор произвел выстрелы ему в живот. Свидетель Осинин (показания которого судом оглашались в связи с его выездом за пределы республики) пояснил в ходе предварительного следствия, что он сидел с левой стороны от входа, у стола, Карпеев - напротив входа, а Ковалюк - в углу с правой стороны от входа. Обернувшись, он видел стволы ружья, а Лушпу - нет. В это время Карпеев вскочил со стула и Лушпа выстрелил в него: первый раз - в живот, второй раз - в спину. Потом он (Осинин) вскочил со стула и побежал за Лушпой. Из протокола осмотра места происшествия и схемы к нему видно, что комната, где был убит Карпеев, имела размеры 3Х6 м (6 м - длина стены, в которой расположена входная дверь). Напротив входной двери на расстоянии, согласно протоколу осмотра - 3 м, исходя из схемы к протоколу - 2 м, стоял стул. Около этого стула (где сидел Карпеев) на полу имелись пятна крови, куски войлока. Как видно из материалов дела, Ковалюку и Осинину ранений причинено не было. Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, Карпееву были причинены слепые огнестрельные ранения живота и поясницы, оба с признаками близкого выстрела - в пределах действия дополнительных факторов выстрела. Суд пришел к выводу, что Лушпа, стреляя из дробового ружья в Карпеева и видя при этом двоих людей, создал реальную опасность для жизни трех человек, однако не привел в приговоре мотивов того, в чем заключалась опасность для жизни лиц, находившихся в комнате. При таких обстоятельствах приговор суда не может быть признан законным, обоснованным и мотивированным и подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение. При новом рассмотрении суду необходимо более полно установить место нахождения всех лиц, бывших в комнате в момент производства выстрелов, расстояние между каждым из них и от дульных срезов ружья Лушпы; выяснить, были ли выстрелы Лушпы в Карпеева прицельными либо не были таковыми, и дать оценку установленному; выяснить, имелась ли реальная опасность для жизни Ковалюка и Осинина в момент производства выстрелов, если имелась, то в чем она заключалась, и сознавал ли Лушпа, что, стреляя в Карпеева, он создает опасность для жизни других лиц. В зависимости от установленных обстоятельств суду необходимо дать надлежащую юридическую оценку действиям Лушпы. Поскольку действия Лушпы, квалифицированные судом по ч. 3 ст. 206 и п. "д" ст. 102 УК РСФСР, взаимосвязаны между собой, то приговор суда подлежит отмене в полном объеме. Кроме того, признавая Лушпу виновным в совершении особо злостного хулиганства и считая установленным, что он произвел выстрел дуплетом в сторону Данилова, Черныша и Сапрыкина, причинив при этом легкие телесные повреждения, суд в приговоре не указал, всем ли или кому-нибудь из них были причинены телесные повреждения выстрелом Лушпы.