1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

6. Если есть данные, дающие основание сомневаться в психической полноценности обвиняемого, назначение судебно- психиатрической экспертизы обязательно (И з в л е ч е н и е) Верховным Судом Республики Башкортостан Муфтахутдинов, Крапивин и Булатов осуждены по пп. "а", "н" ст. 102, по пп. "а", "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР. Они признаны виновными в том, что 9 июля 1994 г., находясь в нетрезвом состоянии, с целью завладения автомашиной и имуществом, по предварительному сговору между собой, совершили разбойное нападение на Мирянина и умышленное убийство потерпевшего из корыстных побуждений. В кассационных жалобах осужденный Муфтахутдинов просил приговор отменить и дело направить на дополнительное расследование; осужденный Крапивин утверждал, что суд не учел, что он состоит на учете в психоневрологическом районном диспансере г. Златоуста с 1985 года и целый месяц в 1986 году находился на излечении, о чем он неоднократно говорил следователю и просил, чтобы его направили на экспертизу, но ничего не было сделано. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 22 июня 1995 г. приговор отменила, а дело направила на новое расследование по следующим основаниям. В силу ст. 79 УПК РСФСР проведение экспертизы обязательно для определения психического состояния обвиняемого в тех случаях, когда возникает сомнение в его вменяемости. Как видно из материалов дела, на предварительном следствии и в суде обвиняемые Муфтахутдинов и Крапивин заявляли, что они страдают психическим заболеванием, и ходатайствовали о направлении их на судебно-психиатрическую экспертизу. Так, Муфтахутдинов указывал, что после получения травмы головы в 1978 году бывали случаи, что он терял сознание и после употребления небольшого количества спиртных напитков не контролировал свое поведение, а так как до совершения преступления выпил спиртные напитки, то считает, что преступления совершил в невменяемом состоянии. Обвиняемый Крапивин в заявлении суду указал, что он просил следователя сделать запрос в психоневрологический диспансер Ленинского района г. Златоуста, где он состоит на учете с 1985 года, а в 1986 году находился месяц там на излечении. Однако как органы следствия, так и суд обоснованные ходатайства Муфтахутдинова и Крапивина оставили без удовлетворения. Свое решение суд мотивировал тем, что доводы Крапивина и Муфтахутдинова, что они невменяемы, не соответствуют действительности и противоречат их действиям, словам, поведению. В постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства Муфтахутдинова следователь указал, что не возникает сомнений в том, что во время совершения преступления Муфтахутдинов находился во вменяемом состоянии, что на учете у психиатра он не состоит, за медицинской помощью не обращался и т. д. Однако отказ следователя и суда о проведении судебно-психиатрической экспертизы нельзя признать обоснованным. Основанием к возникновению сомнений относительно психического состояния обвиняемого может служить не только непосредственное наблюдение следователя или состава суда за его поведением, но и характер совершенного преступления, заявления свидетелей, а также документы о перенесенных этим лицом заболеваниях и травмах. Муфтахутдинову, Крапивину и Булатову предъявлено обвинение в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах, т. е. в совершении преступления, за которое по закону может быть назначена смертная казнь. Поэтому органам следствия необходимо было тщательно выяснить их психическое состояние. Если есть данные, дающие основание сомневаться в психической полноценности обвиняемого, назначение судебно-психиатрической экспертизы обязательно. Поскольку выводы следователя и суда о вменяемости Муфтахутдинова, Крапивина, Булатова без заключения судебно-психиатрического эксперта неубедительны, приговор нельзя признать законным и обоснованным.