1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ Принятая в декабре 1993 года Конституция Российской Федерации отразила качественные изменения в правовой политике нашего государства. Впервые в его истории человек, его права и свободы объявлены высшей ценностью, основные права и свободы человека и гражданина полно и последовательно закреплены в Конституции, причем не просто декларированы, а гарантированы созданием соответствующих механизмов, необходимых для осуществления конституционных прав и свобод. В соответствии с Конституцией Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Это конституционное положение и закрепленная в Конституции Российской Федерации гарантия судебной защиты прав и свобод каждого определяют исключительно важное место суда в обществе и государстве и одновременно возлагают на него особую ответственность за правильное применение законов, обеспечивающих защиту прав и свобод человека. Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Положение о высшей юридической силе Конституции заключается в том, что все конституционные нормы обладают верховенством над другими законами и подзаконными актами. Такой нормы о прямом действии Конституции ни в одной из предыдущих Конституций не было. Это означает, что действующая Конституция Российской Федерации не торжественная декларация, а полноценный нормативный правовой акт, статьями которого судам надлежит руководствоваться в необходимых случаях при рассмотрении конкретных дел. Исходя из этого соблюдение Конституции и обеспечение ее прямого действия является одной из главных задач судов. Верховный Суд Российской Федерации с первых дней ее принятия формировал практику применения судами Конституции Российской Федерации в качестве акта прямого действия. В ряде постановлений Пленума Верховного Суда были даны разъяснения, основанные на приоритете конституционных норм; Верховный Суд ориентировал суды на применение Конституции Российской Федерации как акта прямого действия при рассмотрении гражданских и уголовных дел. К сожалению, реализация принципа прямого действия Конституции еще не стала нормой в деятельности судов при осуществлении правосудия. Об этом свидетельствуют имеющиеся у нас материалы, поступившие из судов. К тому же нет единства в практике применения отдельных конституционных положений. С учетом этого Пленум Верховного Суда Российской Федерации 31 октября 1995 г. принял постановление, в котором разъяснил некоторые вопросы, связанные с применением судами Конституции при осуществлении правосудия. Внимание судов обращено на то, что при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия. К ним, в частности, Пленум отнес: когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина; когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует; когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей (в соответствии с пунктом вторым второго раздела Конституции Российской Федерации "Заключительные и переходные положения" ранее принятые нормативные правовые акты могут применяться лишь в части, не противоречащей Конституции); когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции. При подготовке проекта постановления и в ходе его обсуждения на Пленуме высказывались различные, иногда противоположные точки зрения по вопросу о том, как следует правильно поступить в случае, если при рассмотрении дела у суда возникнут сомнения в конституционности примененного или подлежащего применению федерального закона, либо он придет к убеждению о том, что закон противоречит Конституции. Были сторонники того, что суд в этих случаях не вправе рассматривать дело по существу, а исходя из положений ст. 101 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" должен обратиться в Конституционный Суд с запросом о соответствии Конституции примененного либо подлежащего применению закона. Другие же полагали, что если суд пришел к убеждению о противоречии Конституции примененного или подлежащего применению закона, то он не применяет такой закон, а, руководствуясь Конституцией, должен разрешить дело по существу. В тех же случаях, когда возникают сомнения в вопросе о том, соответствует ли Конституции примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд в соответствии с ч. 4 ст. 125 Конституции Российской Федерации обращается в Конституционный Суд с соответствующим запросом. Именно такую позицию занял Пленум Верховного Суда Российской Федерации исходя из того, что обращение с запросом в Конституционный Суд является не обязанностью, а правом суда в случаях, когда у него имеются сомнения или, как указано в ч. 2 ст. 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", возникает неопределенность по вопросу о соответствии Конституции примененного или подлежащего применению при рассмотрении конкретного дела закона. Если же суд придет к убеждению, что закон противоречит Конституции, то он вправе разрешить дело по существу, руководствуясь соответствующими нормами Конституции. В противном случае обязательное предварительное обращение судей в Конституционный Суд для решения вопроса о возможности прямого применения Конституции Российской Федерации вместо противоречащего ей закона будет, по существу, нарушать конституционный принцип прямого действия Конституции. Кроме того, лишение суда общей юрисдикции возможности самостоятельно применять Конституцию в тех случаях, когда он придет к убеждению, что федеральный закон противоречит конституционным положениям, может привести на практике к тому, что суду придется приостанавливать производство по делу до рассмотрения Конституционным Судом запроса суда, а это, как показывает практика, сопряжено с продолжительным периодом времени. Противники изложенной в постановлении Пленума Верховного Суда точки зрения ссылаются на то, что, самостоятельно решая при рассмотрении конкретного дела вопрос о соответствии закона Конституции, суды, по существу, возложат на себя функции Конституционного Суда Российской Федерации. Однако с этим согласиться нельзя, поскольку в указанном случае суд не признает закон не соответствующим Конституции, как это делает Конституционный Суд в силу своих полномочий, а лишь не применяет такой закон при рассмотрении данного конкретного дела по мотивам несоответствия его Конституции. Имея в виду, что действующее процессуальное законодательство не регламентирует процедуру направления судом запроса в Конституционный Суд, Пленум счел необходимым дать судам по этому вопросу соответствующие рекомендации. В связи с имеющимися трудностями в решении вопроса о том, как следует поступать при наличии противоречий между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, Пленум Верховного Суда обратил внимание судов на то, что, согласно ст. 76 Конституции Российской Федерации, суд, установив, что подлежащий применению закон либо иной нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении Российской Федерации либо в совместном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, должен при рассмотрении дела принять решение в соответствии с федеральным законом, а если имеются противоречия между нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, принятым по вопросам, относящимся к ведению субъекта Российской Федерации, и федеральным законом, то подлежит применению нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации. До принятия Конституции практика непосредственного применения судами общей юрисдикции норм международного права была ограничена. Теперь впервые в истории нашего государства в Конституцию включено положение, объявляющее общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации частью ее правовой системы. Указанное конституционное положение наряду с дальнейшим развитием межгосударственных отношений России со странами ближнего и дальнего зарубежья приведет к повышению актуальности вопросов применения судами норм международного права. Учитывая это, в постановлении Пленума приведен примерный перечень актов, содержащих общепризнанные принципы и нормы международного права, и даны разъяснения, касающиеся применения судами международных договоров как составной части правовой системы Российской Федерации. Известно, что многие нормативные акты ранее не публиковались для всеобщего сведения, но применялись государственными органами, должностными лицами, а также судами при рассмотрении дел. Сейчас в Конституции Российской Федерации закреплено положение, согласно которому неопубликованные законы, а также любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения, не могут применяться. Напомнив, что порядок официального опубликования федеральных нормативных правовых актов определен Федеральным законом "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания", Указом Президента Российской Федерации от 26 марта 1992 г. N 302 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации" и Указом Президента Российской Федерации от 21 января 1993 г. "О нормативных актах центральных органов государственного управления Российской Федерации", Пленум разъяснил судам, что они в соответствии с указанным конституционным положением не вправе основывать свои решения на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина. Важным средством обеспечения прямого действия Конституции является положение ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации, в силу которой суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, обязан принять решение в соответствии с законом. Действие этой конституционной нормы распространяется на акты любого органа или должностного лица без каких-либо ограничений. В постановлении Пленума приведен примерный перечень актов, которые подлежат оценке судом с точки зрения соответствия закону. Это нормативные указы Президента Российской Федерации, постановления палат Федерального Собрания Российской Федерации, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, акты органов местного самоуправления, приказы и инструкции министерств и ведомств, руководителей учреждений, предприятий, организаций и т. д. При этом в случае применения закона вместо несоответствующего ему акта государственного или иного органа суд в соответствии с предоставленными ему процессуальным законом полномочиями вправе вынести частное определение (постановление) и обратить внимание органа или должностного лица, издавшего такой акт, на необходимость привести его в соответствие с законом либо отменить. Признание права гражданина на рассмотрение его дела в надлежащем суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом, является одной из гарантий права на судебную защиту и беспрепятственного доступа к правосудию, одним из проявлений принципа равенства граждан перед законом и судом. Смысл этого конституционного положения состоит в том, что подсудность должна быть строго определена законом и суды не вправе произвольно ее изменять. Как известно, в соответствии с требованиями предметной подсудности основная масса гражданских и уголовных дел подлежит рассмотрению в районных (городских) судах. В то же время по действующему законодательству вышестоящий суд вправе изъять из нижестоящего любое уголовное или гражданское дело и рассмотреть его в качестве суда первой инстанции (ст. 40 УПК РСФСР, ст. ст. 114-116 ГПК РСФСР). В связи с этим в постановлении Пленума внимание судов обращено на то, что вышестоящий суд в качестве суда первой инстанции может рассмотреть дело, подсудное нижестоящему суду, лишь в том случае, если стороны ходатайствуют об этом или дали на это согласие. При судебном разбирательстве должна, естественно, соблюдаться и территориальная подсудность. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что правило о рассмотрении дела тем судом, к территориальной подсудности которого оно отнесено законом, в основном соблюдается. Однако имеются и отступления от этого правила. В большинстве случаев они вызваны обстоятельствами, исключающими возможность рассмотрения в данном суде дел с соблюдением установленных законом процессуальных сроков. Имея это в виду, Пленум разъяснил судам, что, если рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, невозможно, председатель вышестоящего суда вправе передать дело для рассмотрения в другой ближайший такой же суд с обязательным извещением сторон о причинах передачи дела. Неотъемлемым правом каждого гражданина России является закрепленное в Конституции право на пользование родным языком. Никаких условий, ограничивающих реализацию этого права, Конституция не содержит. В связи с этим, Пленум разъяснил, что по ходатайству участвующих в деле лиц суд обязан обеспечить им право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства и выступать в суде на родном языке. В Конституции Российской Федерации закреплен принцип состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия. В силу этого конституционного положения суд по каждому делу обязан обеспечивать равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств. При рассмотрении гражданских дел следует исходить из представленных истцом и ответчиком доказательств. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатайству сторон принимает меры к их истребованию. Право на объединение, как одно из конституционных, имеет цель обеспечить возможность участия каждого в общественной и политической жизни, а также юридически установить создание разного рода общественных объединений. Однако право на объединение не является абсолютным. Конституцией Российской Федерации создание и деятельность общественных объединений запрещается в случае, если их цели или действия направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Учитывая это конституционное положение, Пленум рекомендовал судам при рассмотрении жалоб на отказ в регистрации общественных объединений либо заявлений заинтересованных лиц о ликвидации общественных объединений по каждому делу тщательно исследовать и оценивать в совокупности все представленные письменные и вещественные доказательства, показания свидетелей и другие доказательства, свидетельствующие о целях, задачах и фактической деятельности объединений. Одним из важных конституционных прав работников, а также их трудовых коллективов является право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку. При рассмотрении споров о признании забастовки незаконной судам следует учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 17 и ч. 3 ст. 55 Конституции осуществление права на забастовку не должно нарушать права и свободы других лиц и может быть ограничено, но лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Пленум Верховного Суда разъяснил, что ограничение права на забастовку допустимо лишь для тех работников, в отношении которых с учетом характера их деятельности и возможных последствий прекращения ими работы необходимость запрета на проведение забастовки прямо вытекает из названных положений Конституции. Конституция предоставила каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также гарантировала право на жилище. В целях предотвращения возможных нарушений жилищных прав граждан Пленум посчитал необходимым обратить внимание судов на то, что отсутствие прописки либо регистрации, заменившей институт прописки, само по себе не может служить основанием для ограничения прав и свобод человека, включая право на жилище. Что же касается данных, свидетельствующих о наличии либо отсутствии прописки (регистрации), то они могут рассматриваться лишь в качестве одного из доказательств того, состоялось ли между нанимателем (собственником) жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в жилое помещение и на каких условиях. В связи с возникшими в судебной практике вопросами Пленум Верховного Суда разъяснил, что добытые в результате оперативно-розыскных мероприятий данные, связанные с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также на неприкосновенность жилища, кроме случаев, установленных федеральным законом, могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Пленум также обратил внимание судов на необходимость соблюдения при рассмотрении уголовных дел закрепленного в ст. 49 Конституции Российской Федерации принципа презумпции невиновности и недопустимость возложения на обвиняемого (подсудимого) доказывания своей невиновности. Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу. Законом Российской Федерации от 16 июля 1993 г. ст. 69 УПК РСФСР была дополнена частью третьей, согласно которой доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств совершения преступления. С принятием Конституции Российской Федерации положение о недопустимости использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального закона, стало конституционной нормой. Это положение имеет исключительно важное значение, поскольку оно направлено на предотвращение следственных и судебных ошибок, на обеспечение законной процедуры получения доказательств. В связи с отсутствием у судов единого подхода к решению вопроса о том, в каких случаях доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, основываясь на результатах изучения судебной практики, определил критерии признания доказательств недопустимыми и разъяснил, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами. В соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. К сожалению, несоблюдение при производстве дознания и предварительного следствия этого конституционного положения все еще имеет достаточно распространенный характер. Учитывая это, Пленум Верховного Суда обратил внимание судов на то, что, если при производстве дознания и предварительного следствия задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый не был обеспечен по его ходатайству защитником, то все показания этого лица и результаты следственных действий, проведенных с его участием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона. Такая позиция Пленума основана на положении ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации, запрещающей при осуществлении правосудия использовать доказательства, полученные с нарушением закона. Этим же конституционным положением Пленум Верховного Суда Российской Федерации руководствовался, обращая внимание судов на то, что, если подозреваемому, обвиняемому, его супругу и близким родственникам при дознании или на предварительном следствии не была разъяснена ст. 51 Конституции, гласящая, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, то показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого. Таковы основные положения принятого Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления, которое безусловно окажет судам помощь в правильном применении конституционных норм, федеральных законов и иных нормативных правовых актов при разрешении конкретных дел. Перечень вопросов, по которым Пленум дал разъяснения в данном постановлении, не является исчерпывающим. Верховный Суд Российской Федерации продолжает изучать и обобщать практику применения судами Конституции Российской Федерации как акта прямого действия. Председатель Верховного Суда Российской Федерации В. М. ЛЕБЕДЕВ
victorinox