1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

5. Получение взятки путем вымогательства квалифицировано ошибочно. Пособничество лицу, совершившему покушение на получение взятки, не может быть квалифицировано как оконченное преступление (И з в л е ч е н и е) Свердловским районным народным судом г. Костромы Русов осужден по ч. 1 ст. 173, ст. 15 и ч. 2 ст. 173 УК РСФСР; Киселев - по ст. 17 и ч. 2 ст. 173 УК РСФСР. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Русов признан виновным в получении взятки, а также в покушении на получение взятки, совершенном по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, сопряженном с вымогательством, а Киселев - в пособничестве в получении взятки, совершенном по предварительному сговору группой лиц, сопряженном с вымогательством. 29 августа 1992 г. Русов, являясь должностным лицом и используя свое служебное положение автотехнического эксперта экспертно-технического отдела УВД Костромской области, за составление экспертного заключения в интересах участника дорожно-транспортного происшествия Релькина получил от последнего деревянную дверь стоимостью 450 руб. 22 октября 1992 г. Киселев, работая экспертом этого же отдела УВД Костромской области, получил взятку в сумме 45 000 руб. около здания УВД от Крюкова, которую должен был передать автотехническому эксперту Русову, согласно ранее достигнутой договоренности, за составление последним акта автотехнической экспертизы по дорожно-транспортному происшествию, имевшему место в конце сентября 1992 года, в интересах участника этого происшествия Крюкова. Президиум Костромского областного суда 21 июля 1995 г., рассмотрев дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ, приговор изменил, указав следующее. Квалифицируя действия Киселева и Русова, совершенные 22 октября 1992 г., как вымогательство взятки, народный суд в нарушение ст. 314 УПК РСФСР в описательной части приговора не раскрыл содержания этого квалифицирующего признака, не указал, в чем конкретно выражалось вымогательство взятки, а также не привел доказательств, на которых основаны выводы суда о наличии данного квалифицирующего признака. По смыслу закона, вымогательство означает требование должностным лицом взятки под угрозой действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное постановление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов. В материалах дела не имеется доказательств того, что Русов и Киселев совершили такие действия в отношении Крюкова. Напротив, на предварительном следствии и в судебном заседании Крюков давал показания, из которых следует, что ни Русов, ни Киселев ему не угрожали, каких-либо других действий, влекущих вредные последствия для его правоохраняемых интересов, не совершали. Киселев и Русов неоднократно предлагали дать взятку, что само по себе вымогательством не является, поэтому этот квалифицирующий признак подлежит исключению. Поскольку Киселев содействовал получению взятки и судом он признан пособником, действия Киселева и Русова не могут быть признаны совершенными по предварительному сговору группой лиц, этот признак также подлежит исключению из обвинения. Кроме того, в связи с тем, что Киселев пособничал Русову в получении взятки, а действия последнего квалифицированы как покушение на получение взятки (так как Русов ее не получил по не зависящим от его воли причинам), то и действия Киселева не могут быть квалифицированы как оконченное преступление. Поэтому президиум Костромского областного суда приговор Свердловского районного народного суда г. Костромы в отношении Русова и Киселева изменил: действия Киселева со ст. 17 и ч. 2 ст. 173 переквалифицировал на ст. ст. 15, 17, ч. 1 ст. 173 УК РСФСР; из приговора в отношении Русова исключил квалифицирующий признак ч. 2 ст. 173 УК РСФСР "получение взятки по предварительному сговору группой лиц, сопряженное с вымогательством"; Русов осужден по ч. 1 ст. 173, ст. 15 и ч. 2 ст. 173 УК РСФСР.
певицы после их расставания подал. медицинской помощи суд. адвокат Ирины Добржанской