1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

НОВОЕ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПРАВЕ (КОММЕНТАРИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА) 1. Общие положения С 9 января 1996 г. введен в действие принятый 27 октября 1995 г. Государственной Думой по законодательной инициативе Верховного Суда РФ Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР". Этот Закон разработан на основе проекта нового ГПК, принятие которого пока нереально из-за отсутствия конституционного Федерального закона о судебной системе Российской Федерации, на которую он должен быть ориентирован. Закон решил первоочередные задачи реформирования гражданского судопроизводства и внес в него принципиальнейшие новеллы, связанные с изменением законодательства (в первую очередь - принятием новой Конституции и части первой ГК РФ) и возникшими насущными практическими потребностями (разумное упрощение и дифференциация процесса и т. п.). 2. Конституционный принцип состязательности в гражданском судопроизводстве Принцип состязательности в гражданском процессе формально был провозглашен в ч. 1 ст. 50 ГПК, согласно которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Однако фактически он был полностью нейтрализован другими принципами - активной роли суда в выяснении обстоятельств дела и объективной истины, закрепленных в других статьях, в силу которых: суд обязан, не ограничиваясь представленными материалами и объяснениями, принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон (ч. 1 ст. 14); если представленные доказательства недостаточны, суд предлагает сторонам и другим лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства или собирает их по своей инициативе (ч. 2 ст. 50); оценку доказательств суд обязан был производить на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения в судебном заседании всех обстоятельств дела (ст. 56), т. е. не только представленных в дело сторонами, но и тех, которые суд обязан был собрать сам. В результате бремя собирания доказательств было переложено на суд, который должен был осуществлять не свойственные ему функции фактического "следователя" по гражданским делам и одновременно адвоката обеих сторон, а стороны могли бездействовать, не неся никакой ответственности за это, а также за недобросовестное поведение в иных формах. Новой Конституцией Российской Федерации принцип состязательности в судопроизводстве из отраслевого возведен в ранг конституционного. В ч. 3 ст. 123 записано: "Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон". После этого прежнее соотношение между названными принципами, установленное ранее в рамках одной отрасли права, при котором один из них, находившийся в подчиненном другому положении, стал конституционным, сохранено быть не могло, поскольку это противоречило бы Конституции, нормы которой имеют высшую юридическую силу и прямое действие (ст. 15 Конституции). Новый Закон раскрыл содержание принципа состязательности в гражданском процессе и определил механизм его реализации в судах первой, кассационной и надзорной инстанций, внеся в ГПК многочисленные изменения (в ст. ст. 14, 50, 56, 60, 64, 65, 69, 70, 1) 74, 111, 141, 142, 157, 213 , 286, 294, 305, 306, 314, 327 и некоторые другие) и исключив из него ст. ст. 158 и 159. Суть этих изменений в следующем: 1. От самих сторон зависит, участвовать ли им в состязательном процессе или нет (поддерживать ли истцу предъявленный иск, возражать ли ответчику против иска или признать его, представлять ли доказательства в обоснование своих требований и возражений, являться ли в судебные заседания, определять пределы обжалования судебного решения и т. п.), причем уклонение от участия в таком процессе теперь может повлечь неблагоприятные последствия не для суда, как было раньше, а для этой стороны. 2. Доказывание осуществляется сторонами, как правило, в суде первой инстанции. 3. В суде кассационной инстанции доказывание допускается: а) на основании имеющихся в деле доказательств - путем дачи им другой оценки с целью установления иных обстоятельств (ч. 1 ст. 294, п. 4 ст. 305 ГПК); б) на основании новых, дополнительно представленных, доказательств - в исключительных случаях, когда они не могли быть представлены в суд первой инстанции (ч. 2 ст. 286, ч. 1 ст. 294, п. 4 ст. 305 ГПК). 4. В суде надзорной инстанции представление новых доказательств не допускается (ст. 327 ГПК). Однако это не означает, что стороны лишены права ссылаться на то, что суд первой инстанции незаконно отказал им в исследовании тех или иных имеющих значение обстоятельств и в представлении доказательств в обоснование своих доводов и возражений. Подробнее этот вопрос будет рассмотрен ниже. Ранее вопрос о возможности представления новых доказательств в кассационную и надзорную инстанции в ГПК прямо не регулировался, однако и запрет на это отсутствовал, поэтому судебная практика, как известно, сложилась так, что дополнительные материалы (документы, заявления граждан об обстоятельствах дела и т. п.) можно было свободно представлять в любую вышестоящую судебную инстанцию. Эти материалы, хотя и не признавались там доказательствами, но учитывались при оценке обоснованности судебных решений и зачастую являлись основанием к их отмене, что создавало возможности для злоупотребления сторонами своими правами путем "придерживания" доказательств и доводов по делу. Теперь это положение исправлено. Рассмотрим механизм действия принципа состязательности более подробно сначала в суде первой инстанции. Очевидно, что принцип состязательности в гражданском судопроизводстве содержит два аспекта. Первый касается фактической стороны дела, т. е. связан с процессом доказывания фактов, имеющих значение, а второй - юридической стороны, т. е. связан с разрешением вопросов права: выбором, обоснованием и отстаиванием в суде юридической позиции стороны. Новый Закон кардинально затронул нормы, связанные с первым аспектом. Во втором произошли незначительные изменения, хотя и они имеют немаловажное значение (например, освобождение суда кассационной и надзорной инстанций от обязанности проверять дело в полном объеме независимо от доводов жалобы или протеста). Нормы, регламентирующие действие принципа состязательности в сфере доказывания, можно разделить на три группы: 1. Общие нормы - чч. 1 и 2 ст. 14 ГПК, в которых закреплено, что гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, и что стороны пользуются равными правами по представлению доказательств и участию в их исследовании. 2. Нормы, регламентирующие деятельность сторон в процессе доказывания, их права, обязанности и последствия неисполнения обязанностей или неосуществления прав. 3. Нормы, регламентирующие деятельность суда (судьи) в этой сфере, его роль и полномочия. Роль сторон в доказывании а) Теперь закон однозначно возлагает бремя доказывания на стороны: каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 50 ГПК); доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле (ч. 3 той же статьи). б) Когда представление доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно (это касается представления письменных и вещественных доказательств, например, когда они находятся в государственных органах, организациях, у граждан, которые отказываются представить их по предложению стороны, а также получения заключения эксперта, которое по закону может быть дано только по определению суда или судьи), они вправе ходатайствовать перед судом об их истребовании; в таких случаях суд (судья) оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в собирании доказательств: истребует от граждан или организаций письменные и вещественные доказательства, назначает экспертизу (ч. 3 ст. 50, пп. 7, 8 ст. 142 ГПК). Порядок реализации права стороны собрать письменные или вещественные доказательства с помощью суда определен соответственно в ч. 1 ст. 64 и ч. 1 ст. 69 ГПК. Он состоит в том, что лицо, ходатайствующее перед судом об истребовании письменного или вещественного доказательства от лиц, участвующих или не участвующих в деле, должно: во-первых, обозначить письменное доказательство или описать вещь (указать, какой конкретно документ и от кого просит истребовать и т. д.); во-вторых, указать причины, препятствующие самостоятельному их получению, в-третьих, привести основания, по которым оно считает, что доказательство находится у данного лица или организации. в) Само по себе закрепление в ГПК указанных выше норм, обязывающих стороны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений, было бы мало эффективным, если не предусмотреть последствия неисполнения ими этой обязанности. Новый Закон такие последствия устанавливает, что обеспечивает реальное действие принципа состязательности, освобождает суд от не свойственных ему функций и не допускает злоупотреблений со стороны лиц, участвующих в деле. Неисполнение сторонами обязанностей по доказыванию и злоупотребление правами может проявляться как в уклонении истца или ответчика от явки в суд, так и при их явке - в непредставлении ими доказательств в установленные судом (судьей) сроки, затягивании рассмотрения дела по различным надуманным причинам (желанием пригласить для участия в деле в качестве представителя адвоката либо заменить уже участвующего адвоката на другого, хотя времени для этого им было предоставлено достаточно, и т. п.). Меры, предусмотренные новым Законом, представляются весьма эффективными. Во-первых, Закон жестко требует от сторон в случае их неявки в суд известить его о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин (ч. 3 ст. 157 ГПК). Во-вторых, если истец не просил рассмотреть дело в его отсутствие и не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует разбирательства дела по существу, суд оставляет заявление без рассмотрения, что влечет окончание процесса (п. 6 ст. 221 ГПК). Если же истец просил рассмотреть дело в его отсутствие (а он и ответчик вправе это сделать согласно ч. 4 ст. 157 ГПК либо если ответчик потребует разбирательства дела по существу при отсутствии такой просьбы (это может быть ему нужно для обеспечения защиты его прав, когда ответчик уверен, что в иске должно быть отказано, и не желает сохранять за истцом право на повторное обращение в суд с таким же иском, которое он будет иметь в случае оставления заявления без рассмотрения), дело может быть рассмотрено судом в отсутствие истца (если суд не признает его участие в судебном заседании обязательным) по имеющимся в деле доказательствам. В-третьих, если ответчик не представляет в установленный судьей (судом) срок письменные объяснения на иск и доказательства в обоснование своих возражений, то это в случае его неявки в судебное заседание не препятствует рассмотрению дела по имеющимся в деле доказательствам (ч. 2 ст. 142 ГПК). Как было указано выше, стороны обязаны в каждом случае неявки в суд известить его о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин. Суд теперь согласно ч. 3 ст. 157 ГПК вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика (т. е. по имеющимся в деле доказательствам), если: сведения о причинах неявки отсутствуют; сведения о причинах неявки имеются, но суд признает их неуважительными; ответчик умышленно затягивает производство по делу. Первая ситуация ясна и комментариев не требует. В двух последних случаях суд оценивает причины неявки ответчика, если сведения о них имеются, и его поведение, чтобы сделать вывод об умышленном затягивании им процесса, в каждом конкретном случае индивидуально, с учетом всех обстоятельств, после заслушивания мнения явившихся лиц и их представителей, участвующих в деле. Рассмотрение дела в отсутствие ответчика может производиться как в обычном, так и в новом - заочном - производстве, введенном 1) новым Законом в главу 16 ГПК (подробнее об этом - ниже). Надо отметить, что рассмотрение дела в отсутствие стороны в любом производстве (в том числе, вынесение определения об оставлении заявления без рассмотрения по мотивам вторичной неявки истца) допустимо только в том случае, если эта сторона надлежащим образом извещена о времени и месте судебного заседания. В-четвертых, теперь установлено, что неявка представителя лица, участвующего в деле, извещенного о времени и месте судебного разбирательства (адвоката и др.), не является препятствием к рассмотрению дела (ч. 5 ст. 157 ГПК). Таким образом, здесь законодатель исходит из того, что лицо, участвующее в деле, само обязано при желании иметь представителя, обеспечить его явку в суд. Неисполнение им этой обязанности, равно как и нежелание его лично участвовал в судебном заседании и представлять доказательства, не должны отражаться на правах других лиц, участвующих в деле, на доступе к правосудию и на разбирательстве их дела судом в состязательном процессе. Для такого процесса характерно то, что стороны сами решают, участвовать в нем или нет, доказывать свои доводы и возражения или нет. Главное - чтобы им были созданы надлежащие условия для добровольного участия и они были осведомлены о своих правах, обязанностях и возможных последствиях своего пассивного поведения. Установление штрафных санкций за неисполнение обязанности лица, участвующего в деле, и представителя сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу, за неявку в судебное заседание сторон без уважительных причин, а за неявку ответчика по делам о взыскании алиментов - и принудительного привода, которые ранее были введены соответственно ч. 2 ст. 111, ст. ст. 158 и 159 ГПК и, как показала практика, оказались бесполезными, противоречит духу состязательного процесса и с учетом изложенных выше правил его проведения становится излишним. Поэтому указанные нормы новым Законом из ГПК исключены. В-пятых, новый Закон определил эффективные меры преодоления ранее трудноразрешимых ситуаций, когда стороны уклонялись от представления в суд письменных или вещественных доказательств, а также от участия в экспертизе, когда без стороны провести экспертизу было невозможно. Таких случаев было очень много, в результате разбирательство дел не по вине суда многократно откладывалось и нарушались права добросовестных участников процесса. Например, ответчики по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по сокращению штата работников, не представляли истребованные судом штатные расписания, без чего суд не мог сделать вывод о том, было ли в действительности сокращение или нет; истицы или ответчики по делам об установлении отцовства не являлись на экспертизы (гинекологическую, биологическую, генной дактилоскопии), без заключения которых суду было невозможно установить время наступления беременности, возможность исключения отцовства или происхождение ребенка от ответчика; истцы по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением имущества (автомобиля в аварии и т. п.), не представляли его на экспертизу для выяснения вопроса о стоимости ремонта. Новый Закон решил эти проблемы в соответствии с духом и смыслом принципа состязательности. Так, согласно ч. 1 ст. 65 ГПК в отношении стороны, удерживающей у себя и не представляющей по требованию суда письменное доказательство, суд вправе установить, что содержащиеся в нем сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, стороной признаны. Такая же норма установлена ч. 1 ст. 70 ГПК в отношении стороны, не представляющей по требованию суда вещественное доказательство. А в соответствии с ч. 3 ст. 74 ГПК в случае уклонения стороны от участия в экспертизе (неявки на экспертизу, непредставления экспертам необходимых предметов исследования и тому подобное), когда по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Суть этих норм в следующем - если сторона уклоняется от выяснения какого-либо обстоятельства с помощью имеющихся у нее письменных или вещественных доказательств либо участия в экспертизе, то это расценивается как ее злоупотребление или нежелание участвовать в состязательном процессе и может повлечь для нее неблагоприятные последствия в виде признании судом того, что сторона данное обстоятельство не доказала либо не опровергла. Так, в приведенном выше примере о восстановлении на работе, когда ответчик, обязанный доказать, что сокращение штата работников имело место, не представляет по требованию суда штатные расписания, суд, руководствуясь ч. 1 ст. 50 и ч. 1 ст. 65 ГПК, вправе установить, что ответчик не доказал этого обстоятельства, и вынести решение об удовлетворении иска, мотивировав его ссылками на указанные нормы и поведение ответчика. В приведенных примерах уклонения стороны от участия в экспертизах могут быть такие ситуации. По делу об установлении отцовства (то же может быть и по делу об аннулировании сведений об отцовстве в актовой записи о рождении ребенка во время брака сторон) назначена гинекологическая экспертиза для выяснения вопроса о времени наступления беременности в связи с тем, что по этому факту между сторонами возник спор: истица утверждает, что беременность наступила, к примеру, с 1 по 10 июня, когда стороны проживали совместно (что ответчиком либо не оспаривается либо убедительно подтверждается доказательствами, имеющимися в деле), и роды были преждевременными, а ответчик - что ребенок родился в нормальный срок, беременность наступила раньше времени, указанного истицей, к примеру, с 10 по 20 мая, когда совместное проживание и близкие отношения сторон были невозможны из-за нахождения ответчика в дальней командировке, больнице и т. п., что также либо не оспаривается истицей либо подтверждается другими доказательствами. В случае уклонения истицы от участия в экспертизе, если эксперты придут к выводу, что по имеющимся медицинским документам без нее провести экспертизу невозможно, суд вправе, руководствуясь ч. 1 ст. 50 и ч. 3 ст. 74 ГПК, установить, что истица не доказала обстоятельство, на которое она ссылалась как на основание своего требования (наступление беременности с 1 по 10 июня), признать это утверждение опровергнутым и согласиться с утверждением ответчика о времени наступления беременности со всеми вытекающими для истицы последствиями. Если по такому делу была назначена биологическая экспертиза для выяснения вопроса о возможности исключения отцовства ответчика, то при уклонении его от участия в экспертизе суд, руководствуясь п. 1 ст. 50 и ч. 3 ст. 74 ГПК, вправе признать, что отцовство ответчика в отношении родившегося у истицы ребенка не исключается либо что утверждение ответчика об исключении его отцовства опровергнуто. По делу о возмещении вреда, причиненного повреждением имущества (автомобиля в аварии и т. п.), экспертиза может быть назначена для выяснения вопроса о размере вреда (стоимости ремонта, утраты товарного вида автомобиля и др.), когда истец определил его, к примеру, в 20 млн. руб., а ответчик, считая это завышенным,- в 15 млн. руб. Если в таком деле истец будет уклоняться от участия в экспертизе и не представит экспертам автомобиль, без чего провести экспертизу невозможно, то суд, руководствуясь теми же нормами, вправе признать утверждение истца о размере вреда опровергнутым и согласиться с мнением ответчика о том, что он составляет 15 млн. руб. Здесь необходимо отметить, что нормы, закрепленные в ч. 1 ст. 65, ч. 1 ст. 70 и ч. 3 ст. 74 ГПК, предоставляют суду право сделать определенные выводы о доказанности либо недоказанности тех или иных обстоятельств, но не обязывают его к этому. Они, следовательно, оставляют решение этого вопроса на усмотрение суда, поэтому суду при их применении надо проявлять большую разумность и взвешенность, учитывая при этом другие имеющиеся в деле доказательства, так как их может быть достаточно, чтобы сделать иные, вполне определенные выводы (например, имеются другие письменные, вещественные доказательства, заключения экспертов, достаточные для иного, чем при применении указанных норм, вывода о доказанности либо недоказанности тех или иных обстоятельств). Роль суда в состязательном процессе Уменьшение роли суда в собирании доказательств по гражданским делам вовсе не означает снижения его роли в гражданском судопроизводстве в целом. Наоборот, полагаю, роль суда в проведении действительно состязательного процесса возросла и даже некоторым образом усложнилась. Главным образом она определена в новой редакции ч. 3 ст. 14, чч. 2 и 3 ст. 50, ст. ст. 56, 141, 142 ГПК и состоит в следующем. В ч. 3 ст. 14 ГПК определены общие обязанности суда (судьи), которые относятся в принципе ко всем делам, - сохраняя беспристрастность, он создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Здесь же определены и способы, которыми он это выполняет. Во-первых, в целях обеспечения состязательного процесса и создания условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела суд (судья) разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности. Например, обязанность стороны доказать те или иные обстоятельства и к определенному сроку представить суду соответствующие доказательства, право ответчика предъявить встречный иск и т. д. В тех случаях, когда по обстоятельствам дела предъявления встречного иска является единственным процессуальным средством защиты от иска первоначального, разъяснение этого права особенно необходимо. К примеру, когда наймодатель предъявляет иск о выселении гражданина из жилого помещения, наниматель которого умер, по тем основаниям, что ответчик является временным жильцом, а ответчик в возражениях на иск утверждает, что он был вселен в жилое помещение нанимателем в качестве члена семьи для постоянного проживания и приобрел право на это помещение, ответчику следует разъяснить, что в такой ситуации средством защиты от иска является предъявление встречного иска о признании права на жилое помещение, что он вправе это сделать и обязан, если желает этого, составить встречное исковое заявление и представить соответствующие доказательства в определенный судьей срок. Как видно из изложенного, разъяснение судом лицам, участвующим в деле, их прав и обязанностей, не пустая формальность, а эффективное средство организации состязательного процесса. Во-вторых, в указанных выше целях суд (судья) предупреждает лиц, участвующих в деле, о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий. Например, в случае отказа истца от иска разъясняет ему, что производство по делу будет прекращено, вопрос, который истец поставил в исковом заявлении, судом решен не будет, а повторное обращение в суд с таким же иском невозможно, в случае непредставления истцом или ответчиком в установленный срок доказательств, которые они обязаны представить, - дело может быть рассмотрено по доказательствам, имеющимся в деле. В-третьих, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, суд (судья) оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в осуществлении их прав, например, в соответствии с ч. 3 ст. 50 ГПК но их ходатайству содействует им в собирании доказательств, представление которых для них затруднительно, о чем было подробно указано выше. Далее, закон определяет обязанности суда (судьи) по созданию условий для состязательного процесса, которые он выполняет с учетом особенностей каждого конкретного дела. Еще в стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья в зависимости от особенностей дела должен, в частности, определить: какие обстоятельства имеют значение для дела (даже если стороны на них не ссылаются); какая сторона должна их доказывать, т. е. распределить бремя доказывания между сторонами; установить разумный срок для представления доказательств и возражений (ч. 2 ст. 50, п. 4 ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142 ГПК). Проблемы определения обстоятельств, имеющих значение для дела, и распределения бремени доказывания тесно связаны с разрешением судьей одной из важнейших задач подготовки дела к судебному разбирательству, сформулированный в п. 2 ч. 2 ст. 141 ГПК, - "определение правоотношений сторон и закона, которым следует руководствоваться". Они, конечно, могут представлять большую сложность, однако их правильное и своевременное разрешение судьей во многом обеспечит и правильный, оперативный ход разбирательства дела, вынесение законного и обоснованного решения. Проблемы, возникающие здесь, решаются судьей на основе анализа норм материального права, регулирующего спорные отношения. Рассмотрим это на примере дела о восстановлении на работе. В силу ст. 213 КЗоТ в случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения работник должен быть восстановлен на работе органом, рассматривающим трудовой спор. Поскольку каждое из этих обстоятельств имеет самостоятельное юридическое значение, судья должен предложить представить по ним доказательства, даже если истец будет ссылаться только на одно из них, например, на отсутствие законного основания для увольнения, и умолчит о порядке увольнения. Дальнейшая детализация обстоятельств, имеющих значение для дела, производится в зависимости от оснований увольнения. Если истец был уволен по сокращению штата работников, то исходя из норм материального права - чч. 2 и 3 ст. 33, ст. ст. 34, 2) 35, 40 , 170 (для женщин), 183 (для работников моложе 18 лет), 235* (для выборных профсоюзных работников и членов советов трудовых коллективов) КЗоТ, - такими обстоятельствами будут: произведено ли в действительности сокращение штата работников; компетентным ли лицом (органом) принято решение об этом; был ли истец предупрежден о предстоящем увольнении не менее чем за два месяца; предлагалась ли ему в порядке перевода другая работа на том же предприятии, в той же организации; нет ли у него преимущественного права или предпочтения перед другими работниками на оставление на работе; получено ли администрацией предварительное согласие профсоюзного органа на увольнение истца, если он является членом профсоюза, кроме предусмотренных ч. 2 ст. 35 КЗоТ случаев, когда для увольнения по данному основанию согласия профсоюзного органа не требуется; если согласие профсоюзного органа имеется, то дано ли оно правомочным составом этого органа, и т. д. Бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, распределяется судьей между сторонами также на основании анализа норм материального права, регулирующих спорные отношения. В некоторых из них содержатся прямые предписания законодателя о бремени доказывания, по некоторым даны разъяснения Пленумом Верховного Суда РФ. Так, по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по инициативе администрации, бремя доказывания наличия законного основания для увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения лежит на ответчике (абз. 5 подп. "а" п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" от 14 апреля 1988 г. (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 26 декабря 1995 г.). Поэтому в приведенном выше примере истец доказывает лишь факт увольнения его по инициативе администрации (представляет копию приказа об увольнении, трудовую книжку с записью об увольнении или ходатайствует перед судьей об их истребовании, если ответчик эти документы ему не выдает), а все обстоятельства, связанные с наличием законного основания для увольнения истца и соблюдением установленного законом порядка увольнения по этому основанию, судье следует предложить доказать ответчику. Это судья может сделать, направив ответчику вместе с копией искового заявления копию определения о подготовке дела к судебному разбирательству или письмо с указанием того, что он должен доказать, и к какому сроку представить объяснения по иску и доказательства, и разъяснением последствий неисполнения предложенного. Если ответчик доказательства не представит, то суд рассматривает дело по тем доказательствам, которые имеются (объяснениям истца, копии приказа об увольнении и т. п.), при доказанности увольнения констатирует, что ответчик не доказал наличие законного основания для увольнения истца и соблюдение установленного законом порядка увольнения, и выносит решение об удовлетворении иска. Далее, по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации обязанность доказать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике; истец обязан доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" от 18 августа 1992 г. (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 25 апреля 1995 г.). В силу ч. 2 ст. 6 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" от 27 апреля 1993 г. (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 15 ноября 1995 г.) на государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, предприятия и их объединения, общественные объединения, на должностных лиц, государственных служащих, действия (решения) которых обжалуются гражданином, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений); гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемого действия (решения), но обязан доказать факт нарушения своих прав и свобод. Здесь нет возможности привести перечень обстоятельств, имеющих значение, по всем категориям дел, рассматриваемым судами; поэтому следует только особо подчеркнуть, что это в каждом отдельном случае делается исходя из предмета и оснований иска, на основе анализа норм материального права, регулирующих спорные отношения. Например, по делу об исполнении договорных обязательств истец (кредитор в обязательстве) доказывает наличие договора и факт неисполнения ответчиком (должником в этом обязательстве) своего обязательства, а ответчик - в зависимости от своей позиции - вообще отсутствие обязательства (отсутствие самого договора, иное, чем указывает истец, содержание договора и т. п.) либо его исполнение ответчиком, или наличие обстоятельств, освобождающих его от исполнения, от ответственности за неисполнение и т. д. Перечень данных, имеющих значение для некоторых наиболее распространенных категорий дел, ранее был приведен в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 г. "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству". Он, в основном, сохраняет свое значение, но перечисленные доказательства судья теперь не истребует по своей инициативе, как было раньше, а предлагает представить их сторонам. Учитывая положение нового Закона, Пленум Верховного Суда РФ постановлением от 26 декабря 1995 г. редакцию указанного пункта привел в соответствие с ней. Резюмируя изложенное, следует отметить, что по-новому роль суда первой инстанции в гражданском судопроизводстве состоит в том, что он должен создать лицам, участвующим в деле, необходимые и равные процессуальные условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, а не самому, как было раньше, за лиц, участвующих в деле, "расследовать" их; для выполнения этой роли суд (судья): 1. разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности; 2. предупреждает лиц, участвующих в деле, о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий; 3. в случаях, предусмотренных ГПК, оказывает лицам, участвующим в деле, по их ходатайствам содействие в осуществлении их прав; 4. на основе анализа норм материального права определяет обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию; 5. распределяет между сторонами бремя доказывания. В связи с кардинальным изменением роли суда в деятельности по исследованию обстоятельств дела возникает вопрос о праве суда истребовать доказательства по своей инициативе. Упоминания о таком праве в новом Законе нет, от обязанностей собирать доказательства суд однозначно освобожден. Означает ли это, что суд (судья) по своей инициативе не могут истребовать какие-либо доказательства? Полагаю, что суд (судья) может поставить по своей инициативе на обсуждение лиц, участвующих в деле, любой вопрос, который, как он считает, имеет юридическое значение, в том числе и по поводу собирания дополнительных доказательств. Это вытекает из содержания чч. 2 и 3 ст. 50 ГПК, в которых указано, что суд ставит на обсуждение обстоятельства, имеющие значение для дела "даже если стороны на какие-либо из них не ссылались" (т. е. по своей инициативе), и может предложить им представить дополнительные доказательства. Таким образом, инициатива суда в процессе в определенной степени сохранена, но она теперь направлена не на самостоятельное собирание доказательств, а на постановку необходимых вопросов для обсуждения лицами, участвующими в деле. Если они выскажутся положительно о необходимости собирания доказательств с помощью суда (например, о назначении экспертизы), то суд в таком направлении и действует. Если они посчитают, что вопрос, поставленный судом на обсуждение, дополнительного выяснения не требует (не вызывает у них спора или, по их мнению, уже достаточно выяснен либо дальнейшее выяснение его уже невозможно и т. п.), то суд, зафиксировав в протоколе судебного заседания постановку своего вопроса и мнения лиц, участвующих в деле, может считать эту проблему исчерпанной. В связи с изложенным надо обратить внимание на еще одну новеллу - новую редакцию ст. 56 ГПК, которая раньше устанавливала, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении в судебном заседании всех обстоятельств дела... Здесь имелась в виду оценка доказательств, не только представленных сторонами, но и тех, которые суд обязан был собрать по своей инициативе, по существу, "расследовав" дело. Теперь, согласно новой редакции ст. 56, суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств (т. е. представленных сторонами или истребованных по их ходатайствам судом) в их совокупности. В связи с этим меняется содержание понятий полноты и всесторонности рассмотрения дела, истинности решения суда. Это отдельны большая тема, раскрыть которую здесь не представляется возможным. Следует только отметить, что суд при оценке доказательств и вынесении решения фактическую сторону дела теперь определяет по присущему состязательному процессу принципу "доказано - не доказано" а там, где законом установлены доказательственные презумпции,- "опровергнуто - не опровергнуто". ---------------------- * См. также ст. ст. 12, 25, 27 Федеральном закона от 8 декабря 1995 г. "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности". Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. М. ЖУЙКОВ ________________________ (Продолжение в следующем номере)