1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

4. Наследник имеет преимущественное право на квартиру в доме ЖСК после смерти наследодателя, если он пользовался при его жизни спорной квартирой (И з в л е ч е н и е) Член ЖСК-72 Центрального района г. Тулы Ф. умерла в апреле 1988 года. С заявлением о предоставлении освободившейся квартиры в доме кооператива обратились члены ЖСК З., нуждающаяся в улучшении жилищных условий, и Д., полагая, что имеют преимущественное право на получение этой квартиры. Решением общего собрания членов ЖСК в январе 1991 года квартира была предоставлена З. для отселения семьи сына - Ж. Д. обратилась в суд с иском о признании недействительным решения общего собрания членов ЖСК и признании за ней права на получение упомянутой квартиры, ссылаясь на то, что проживала единой семьей с престарелой Ф. на протяжении 13 лет - до ее смерти, полностью содержала ее, осуществляла необходимую помощь, пай за квартиру Ф. завещала ей. Решением Зареченского районного народного суда г. Тулы (оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда) требования Д. удовлетворены. Постановлением президиума Тульского областного суда протест прокурора области об отмене судебных постановлений оставлен без удовлетворения. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ оставлен без удовлетворения протест заместителя Генерального прокурора РФ, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений. 31 января 1996 г. аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ Президиум Верховного Суда РФ оставил без удовлетворения, указав следующее. Разрешая данный спор, суд полно проверил все его обстоятельства и обоснованно пришел к выводу о том, что Д. в последние 13 лет жизни Ф. проживала с ней одной семьей, взяла ее на свое иждивение, осуществляла за ней постоянный уход, в котором она нуждалась по состоянию здоровья и в силу престарелого возраста. В судебном заседании достоверно установлено, что Д., проживая совместно с Ф., ремонтировала квартиру на свои средства, пыталась обменять свою квартиру и ее, чтобы съехаться с ней в одну, но обмен не состоялся ввиду отсутствия подходящего варианта. Этот вывод суда подтвержден представленными в деле доказательствами, получившими оценку в решении, в том числе показаниями многих свидетелей, среди которых была родная сестра умершей Ф. - Л. и Р., проживавшая на одной лестничной площадке с Ф. Поэтому суд сделал правильный вывод о том, что Д. как наследница Ф. и как член ее семьи, пользовавшаяся квартирой при жизни последней, приобрела право пользования спорной квартирой в доме ЖСК и имеет преимущественное право на пользование этой жилой площадью после смерти Ф. Является несостоятельной ссылка в протесте на то, что суд не мог признать Д. членом семьи Ф., поскольку она и Ф. являлись соседями и пользователями двух разных квартир на одной лестничной площадке в кооперативном доме, имели самостоятельные источники средств существования, у Д. имеется своя семья. Всем представленным доказательствам по делу судом дана правильная оценка согласно требованиям ст. 56 ГПК РСФСР. Суд правильно признал, что Д. и Ф. проживали вместе как члены одной семьи, исходя из всех конкретных обстоятельств дела. Доводы протеста о том, что Д., унаследовав только пай на квартиру, а не саму квартиру, не имеет права как наследник на пользование квартирой, не могли повлечь отмену судебных постановлений, поскольку суд удовлетворил ее требования по иным основаниям: как наследника Ф., пользовавшегося указанной квартирой при жизни наследодателя и как члена ее семьи. Данные выводы суда основаны на положениях действовавшего на время открытия наследства 26 апреля 1988 г. Примерного устава ЖСК и разъяснении постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3 февраля 1988 г. "О применении судами законодательства при рассмотрении дел по спорам между гражданами и жилищно-строительными кооперативами". Ссылка в протесте на то, что Д. не нуждалась в улучшении жилищных условий, так как по имеющимся данным на 5 июля 1995 г. она проживала вдвоем с мужем в трехкомнатной квартире площадью 46 кв. м, неосновательна, поскольку, как видно из дела, сыновья истицы В. и Ю. и члены их семей забронировали жилое помещение в ее квартире в установленном порядке в связи с выездом на работу в районы Крайнего Севера. Срок действия охранного свидетельства в отношении В. установлен до ноября 1995 г., в отношении Ю. - до июня 1995 г., т. е. на время рассмотрения спора в суде данные лица и члены их семей сохранили право на жилое помещение в спорной квартире. Кроме того, данный довод протеста не имел значения при условии установленных обстоятельств, свидетельствующих о том, что истица имеет право на указанную квартиру по названным выше нормам закона. С учетом всех конкретных обстоятельств данного дела суд правильно разрешил возникший спор и оснований для отмена судебных постановлений не имеется.