1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

По гражданским делам 1. Вывод суда о том, что гражданин, в интересах которого было заявлено требование прокурором, впоследствии отказавшимся от своего требования, не вправе обращаться в суд ввиду отсутствия у него субъективного гражданского права, противоречит ст. 46 Конституции Российской Федерации. Прокурор в интересах К. обратился в суд с заявлением к администрации города о признании недействительным ордера на квартиру, выданного С. Впоследствии прокурор от заявленного требования отказался. К., привлеченный к участию в деле в качестве истца, настаивал на рассмотрении дела по существу. Суд первой инстанции прекратил производство по делу в связи с заявлением прокурора, указав, что К. не может обращаться в суд ввиду отсутствия субъективного гражданского права на жилое помещение, указанное в ордере. При этом суд сослался на п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 декабря 1984 г. N 5 (с последующими изменениями и дополнениями) "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РСФСР". Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ отменено постановленное по делу определение и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. В силу ст. ст. 34, 41 ГПК РСФСР К. не лишен права требовать рассмотрения дела по существу. Конституция Российской Федерации в ст. 46 содержит гарантии судебной защиты каждому его прав и свобод, предусматривая право обжалования в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Поскольку такое обжалование охватывает не только возможность признания обжалуемого действия незаконным, но и удовлетворение требования гражданина (ст. 7 Закона Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"), т. е. сопряжено с рассмотрением спора о праве, подведомственного суду ( в данном случае спора о праве на жилую площадь), требование К. о рассмотрении заявления, предъявленного в его интересах, являлось правомерным. Согласно п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", разъяснения по применению действующего законодательства, данные Пленумом Верховного Суда РФ до вступления в силу Конституции Российской Федерации, могут применяться при рассмотрении дел в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации. Определение N 64В95-6к 2. Выбор способа защиты прав покупателя по закону принадлежит покупателю. Изменение судом кассационной инстанции избранного истицей способа защиты ее права признано неправомерным. В 1991 году между И. и сельскохозяйственным потребительским обществом был заключен договор о продаже ей автомашины в 1993 году. И. оплатила стоимость машины, однако потребительское общество договор не исполнило, в связи с чем И. обратилась в суд с требованием обязать ответчика предоставить ей автомашину. Решением суда иск удовлетворен. Кассационная инстанция решение суда изменила и с учетом того, что с 1991 года в потребительское общество автомашины не поступали, стоимость автомашин неоднократно повышалась, сочла возможным применить по аналогии порядок оплаты стоимости автомашин, установленный по государственным долговым товарным обязательствам - 60% их стоимости, в связи с чем взыскала с ответчика в пользу И. 5 млн. руб. Надзорной инстанцией кассационное определение оставлено без изменения. Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ отменены кассационное определение и постановление, вынесенное в порядке надзора, и оставлено в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям. Согласно ст. 243 ГК РСФСР (1964 г.), если продавец в нарушение договора не передаст покупателю проданную вещь, покупатель вправе требовать передачи ему проданной вещи и возмещения убытков, причиненных задержкой исполнения, либо отказаться от договора и потребовать возмещения убытков. Выбор способа защиты прав покупателя по закону принадлежит покупателю. Истица просила обязать ответчика передать ей предмет договора - автомобиль. Поскольку ответчик обязательство по договору купли-продажи не выполнил, суд правильно исходил из условий договора, который порождает право истицы на передачу предмета договора и обязанность ответчика передать ей этот предмет. Законных оснований для изменения избранного истицей способа защиты ее права как покупателя у суда кассационной инстанции не было. Определение N 74В95-11 3. За время прохождения периодического медицинского осмотра за работниками, обязанными проходить такой осмотр, сохраняется средний заработок по месту работы. Решением суда удовлетворен иск М. - помощника машиниста электровоза о взыскании зарплаты за время прохождения медицинской комиссии. Определением кассационной инстанции решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение. Постановлением президиума областного суда удовлетворен протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ: отменено кассационное определение и оставлено в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям. Отменяя решение суда, кассационная инстанция указала, что на обследование в медицинское учреждение истец не направлялся, в стационарных лечебных учреждениях не находился, а время прохождения периодического медицинского осмотра оплате не подлежит. Такой вывод противоречит ст. 113 КЗоТ РФ, в соответствии с которой за время нахождения в медицинском учреждении на обследовании за работником, обязанным проходить такое обследование, сохраняется средний заработок по месту работы. Истец работает помощником машиниста электровоза и в силу ст. 154 КЗоТ РФ обязан проходить периодически осмотры для определения пригодности к поручаемой работе и предупреждения профессионального заболевания. Он был направлен администрацией депо для прохождения медицинского осмотра и обязан был его пройти в связи с трудовыми отношениями. Вывод суда первой инстанции о сохранении за М. среднего заработка по месту работы является правильным. Постановление президиума областного суда N 44Г-395 4. Решение суда по спору о возмещении ущерба, причиненного источником повышенной опасности, отменено, поскольку не выяснено, кто является надлежащим ответчиком при реорганизации предприятия. Решением суда, оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, с автобазы связи в пользу Г. постановлено взыскать сумму в возмещение ущерба, причиненного повреждением автомобиля в результате дорожно-транспортного происшествия. Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее. Автобазе связи подлежали передаче транспортные средства в связи с реорганизацией районного узла связи. Хотя акт о принятии автомобиля был подписан техником автобазы до аварии, имевшей место 18 сентября 1993 г., однако фактически автомобилем до 22 сентября 1993 г. продолжал пользоваться узел связи; водитель, нарушивший правила дорожного движения, находился в трудовых отношениях с районным узлом связи, автомобиль был снят с учета в ГАИ 22 сентября 1993 г. Согласно п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья", под владельцем источника повышенной опасности следует понимать организацию или гражданина, осуществляющих эксплуатацию источника повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо по другим основаниям. В соответствии со ст. 135 ГК РСФСР (1964 г.) право собственности (право оперативного управления) у приобретателя имущества по договору возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором. Если договор об отчуждении вещи подлежит регистрации, право собственности возникает в момент регистрации. При таких обстоятельствах вывод суда признан необоснованным. Определение N 18-В96пр-25 5. В соответствии со ст. 10 Конституции Российской Федерации, имеющей высшую юридическую силу, органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. Решением областного суда удовлетворено заявленное Законодательным Собранием области требование обязать администрацию области направлять Законодательному Собранию все принимаемые и издаваемые ею акты в день их подписания. Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ указанное решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. При рассмотрении данного заявления суд исходил из того, что обязанность по представлению администрацией области всех принимаемых и издаваемых актов Законодательному Собранию области в день их подписания предусмотрена п. 6 ст. 40 Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 г. "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации". Однако суд не учел, что этот Закон издан до принятия Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 г., согласно ст. 10 которой государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. В связи с этим заявленное требование суду следовало рассмотреть исходя из принципа разделения властей и самостоятельности органов каждой власти. Общая подотчетность исполнительной власти по всем вопросам ее компетенции власти законодательной (представительной) не соответствует принципу разделения властей и их самостоятельности, предусмотренному Конституцией Российской Федерации. Поэтому суду следовало выяснить, в каких целях Законодательное Собрание требует от администрации области направления ему всех правовых актов, издаваемых и принимаемых администрацией, не связано ли это требование с вмешательством в оперативную, исполнительно-распорядительную (управленческую) деятельность администрации области, что несовместимо с принципом самостоятельности органов исполнительной власти. Кроме того, п. 6 ст. 40 указанного выше Закона, на который сослался суд, не содержит указания о направлении представительному органу власти всех издаваемых и принимаемых администрацией актов. Определение N 81Г-96-4 6. Спор о признании недействительным правового акта представительного органа власти области, носящего нормативный характер, подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции. Определением судьи отказано в принятии заявления Комитету по управлению государственным имуществом области о признании недействительными Основных положений областной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в области, принятых областным Законодательным Собранием. Отказ в принятии заявления мотивирован тем, что спор неподведомствен суду общей юрисдикции и подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Судебная коллегия Верховного Суда РФ указанное определение отменила и материал направила в тот же суд для рассмотрения по существу, указав следующее. В соответствии со ст. ст. 2, 22 Арбитражного процессуального кодекса РФ и разъяснениями, данными в пп. 2, 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону", арбитражному суду подведомственны дела о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан. Принятые Законодательным Собранием области Основные положения областной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий носят нормативный характер, они адресованы к неопределенному кругу лиц и устанавливают для них нормы поведения на длительный период времени. При таких данных вывод о подведомственности спора арбитражному суду является ошибочным. Определение N 47В95-8 7. Принятие главой областной администрации Положения о фонде имущества области признано обоснованным, поскольку не затрагивает вопросы, входящие в компетенцию областного Законодательного Собрания. Депутат Законодательного Собрания области обратился в суд с заявлением о признании постановления главы администрации области "Об утверждении Положения о фонде имущества области" недействительным, ссылаясь на то, что утверждение Положения является компетенцией Законодательного Собрания области, а не главы администрации. Решением суда жалоба оставлена без удовлетворения. Судебная коллегия Верховного Суда РФ оставила решение без изменения, указав следующее. Действительно, ранее принятие решений по вопросам образования и деятельности фонда имущества области было отнесено к компетенции областного Совета (п. 8 ст. 45 Закона Российской Федерации "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации" от 5 марта 1992 г.; ст. 7 Закона РСФСР от 3 июля 1991 г. "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР"). Однако Указами Президента Российской Федерации N 2266 от 22 декабря 1993 г. и N 2288 от 24 декабря 1993 г. указанные положения, регламентирующие порядок создания фонда имущества и утверждение положения о нем признаны недействительными как противоречащие Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г. В соответствии с п. 11.1 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации N 2284 от 24 декабря 1993 г., продавцами государственных (муниципальных) предприятий и других объектов государственной собственности являются фонды имущества, действующие в соответствии с Положением о Российском фонде федерального имущества. Согласно указанному выше Положению, утвержденному Указом Президента Российской Федерации N 2173 от 17 декабря 1993 г., этот фонд является специализированным финансовым учреждением при Совете Министров - Правительстве Российской Федерации, он подотчетен Федеральному Собранию, Правительству Российской Федерации. Положение о фонде имущества области, разработанное в соответствии с Положением о Российском фонде федерального имущества, отражает основные принципы деятельности фонда и не затрагивает вопросы о порядке управления и распоряжения собственностью области, т. е. те вопросы, которые входят именно в компетенцию Законодательного Собрания области. Определение N 2Г-96-3 8. Жалобы военнослужащих на конкретные действия или решения соответствующих органов военного управления или воинского должностного лица, вытекающие из отношения военной службы, подсудны военным судам. Офицер У. обратился в суд с жалобой, в которой ставил вопрос о досрочном расторжении с ним контракта в связи с невыполнением Министерством обороны Российской Федерации содержащихся в нем условий. Суд отказал в принятии жалобы из-за неподведомственности спора, так как, по его мнению, поставленные в жалобе вопросы в компетенцию суда не входят. Это решение было оставлено без изменения судом второй инстанции. Военная коллегия Верховного Суда РФ отменила судебные решения в связи с жалобой У. и материалы возвратила на новое судебное рассмотрение, указав следующее. Жалобы военнослужащих подсудны военным судам в случае обжалования вытекающих из отношений военной службы конкретных действий или решений соответствующего органа или должностного лица. Это соответствует требованиям ст. 46 Конституции Российской Федерации и ст.ст. 2 и 3 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан". У., поставив вопрос о досрочном расторжении военно-служебных отношений с Министерством обороны Российской Федерации, правомерно обратился за гарантированной Конституцией Российской Федерации судебной защитой своих прав и свобод. Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ по гражданскому делу в связи с жалобой офицера У. от 19 марта 1996 г. N 6н-473/95. _______________