1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

4. Суд обоснованно квалифицировал действия осужденного по п. "г" ст. 102 УК РСФСР (И з в л е ч е н и е) Ярославским областным судом Ефремов осужден по п. "г" ст. 102 УК РСФСР к лишению свободы сроком на одиннадцать лет в исправительно-трудовой колонии строгого режима. С него взыскано в пользу Коробовой А. в счет возмещения материального ущерба 3 528 900 руб. и в счет компенсации морального вреда 20 000 000 руб. Ефремов признан виновным в совершении умышленного убийства Коробова с особой жестокостью. Преступление совершено 24 июня 1995 г. в г. Ярославле. Ефремов виновным себя признал частично. В кассационных жалобах адвокат просил изменить приговор суда, переквалифицировать действия Ефремова на ст. 104 УК РСФСР и назначить ему более мягкое наказание. В обоснование этого он ссылался на то, что ссора между Ефремовым и Коробовым переросла в драку непосредственно после того, как Коробов ударил Ефремова, а также на отсутствие доказательств того, что убийство совершено с особой жестокостью. Не в полной мере исследовано психическое состояние Ефремова в момент совершения преступления. Об этом же просил и сам осужденный. В своих возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Коробова указывала на отсутствие оснований для квалификации действий Ефремова по ст. 104 УК РСФСР. По ее мнению, приговор правильный и должен быть оставлен без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 16 апреля 1996 г. приговор суда оставила без изменения, указав следующее. Доводы кассационных жалоб о переквалификации действий Ефремова на ст. 104 УК РСФСР являются несостоятельными и опровергаются материалами дела. Ефремов пояснил, что у них с Коробовым возникла ссора, перешедшая в драку. Они оба упали на пол. Ефремову под руку попался молоток, которым он стал наносить удары Коробову. Он не отрицал, что все телесные повреждения у Коробова возникли от его действий. Как видно из показаний свидетеля Басковой, очевидца убийства, она пыталась разнять дерущихся, но они ее не слушали. Она выходила на улицу, чтобы позвать соседей, но никого не было. Когда Баскова в очередной раз зашла в квартиру, то видела, что Ефремов, находясь на полу, наносил молотком множественные удары Коробову по голове, лицу и телу. Она просила Ефремова не бить Коробова, но он сказал ей, чтобы она молчала, и не велел ей выходить из квартиры. Согласно заключению судебно-медицинских экспертов, смерть Коробова наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы. Открытая черепно-мозговая травма опасна для жизни, по степени тяжести относится к тяжким телесным повреждениям, осложнилась отеком головного мозга и сдавливанием его гематомой под твердой мозговой оболочкой, которые и привели к смерти. Данная травма возникла от неоднократных ударных воздействий (не менее 36) со значительной силой тупыми твердыми предметами по голове, возможно бойком слесарного молотка, а один открытый вдавленный перелом лобной кости мог быть причинен нижним концом трости. Приведенные доказательства не дают основания признать, что убийство Коробова было совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, так как Ефремов при нанесении ударов останавливался и, видя, что потерпевший еще жив, вновь продолжал избивать его. При этом Ефремов сознавал, что причиняет Коробову особые мучения и страдания. Таким образом, оценив все доказательства, суд правильно квалифицировал действия Ефремова по п. "г" ст. 102 УК РСФСР. ________________