1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

8. Приговор отменен в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона (И з в л е ч е н и е) Новосибирским областным судом осуждены Кирьянов, Суродеев и Гладков по пп. "а", "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР за разбойное нападение на Тайлакову, совершенное по предварительному сговору группой лиц с причинением ей тяжких телесных повреждений, а Кирьянов, кроме того, - за совершенное ранее разбойное нападение. Кирьянов и Суродеев также осуждены по пп. "а", "в", "н" ст. 102 УК РСФСР за умышленное убийство потерпевшей, совершенное из корыстных побуждений с целью сокрытия разбоя по предварительному сговору группой лиц. По делу осуждена Эмазнева по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР. Преступление, согласно приговору суда, совершено ими в ночь на 8 января 1994 г. в г. Новосибирске. В кассационных жалобах адвокат в защиту интересов осужденного Суродеева просил отменить приговор и прекратить производство по делу, мотивируя необоснованность приговора тем, что дана неверная оценка доказательств и не было проверено алиби Суродеева; осужденный Суродеев не признал себя виновным, сослался на те же доводы, что и адвокат, а также дополнительно указал на отсутствие адвоката при его ознакомлении с материалами дела по окончании предварительного следствия. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 23 января 1996 г. в отношении всех осужденных приговор отменила и дело направила на новое расследование, указав следующее. В соответствии со ст. ст. 201, 203 УПК РСФСР следователь, признав собранные доказательства достаточными для составления обвинительного заключения и выполнив требования ст. 200 указанного Кодекса, объявляет обвиняемому, что следствие по его делу окончено и что он имеет право на ознакомление со всеми материалами дела как лично, так и с помощью защитника, а равно на заявление ходатайств о дополнении предварительного следствия. По просьбе обвиняемого или его защитника следователь вправе разрешить им ознакомиться с материалами дела раздельно. О предъявлении обвиняемому и его защитнику для ознакомления всех материалов дела следователь составляет протокол с соблюдением требований ст. ст. 141 и 142 того же Кодекса. В протоколе отмечается, что обвиняемому объявлено об окончании предварительного следствия, разъяснены его права и другие указанные в законе положения. По данному делу названные требования закона следователем не выполнены. Как следует из протоколов предъявления обвиняемым и их защитникам материалов дела, всем обвиняемым - Кирьянову, Суродееву, Гладкову и Эмазневой - не объявлялось об окончании следствия по делу, не разъяснялись их процессуальные права, в том числе их право на ознакомление со всеми материалами дела как лично, так и с помощью защитника. Никаких отметок в указанных протоколах о выполнении следователем этих обязанностей не содержится. Из протокола также видно, что обвиняемый Суродеев и его защитник знакомились с материалами дела раздельно. Однако в материалах дела не имеется ходатайства ни обвиняемого Суродеева, ни его адвоката о раздельном ознакомлении с материалами дела. В кассационной жалобе Суродеев сослался на отсутствие защитника при его ознакомлении с материалами дела. Ознакомление следователем обвиняемого и его защитника с материалами дела раздельно при отсутствии их просьб об этом является нарушением уголовно-процессуального закона, ограничившим право обвиняемого на защиту. В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР следователь, прокурор и суд обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства. По данному делу указанные требования закона в полной мере не выполнены. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства Суродеев отрицал свое участие в совершении преступления, ссылаясь на парализацию ног и невозможность передвижения. При допросе 30 января 1995 г. в качестве подозреваемого Суродеев пояснил, что 2 января 1994 г. он и Васин находились в доме Калашниковых, где у него "отказали" ноги, он не мог ходить. Васин доставил его домой, и он из квартиры не выходил до середины января 1994 года. По его мнению, это могли подтвердить Калашниковы, Березецкий, у которого он проживал, и его соседи из другой квартиры (N 102), Однако заявление Суродеева и его алиби надлежащим образом проверены не были. Васин, который, по словам Суродеева, доставил его домой в связи с болезнью ног, в ходе предварительного, а также судебного следствия допрошен не был. Из соседей, проживавших в другой квартире, в ходе предварительного следствия допрошен в качестве свидетеля лишь Сухоруков, который не подтвердил и не опроверг показания Суродеева, пояснив, что он у Березецкого, где проживал Суродеев, бывал очень редко, лишь когда тот приглашал его. Ни органами предварительного следствия, ни судом не установлены и не допрошены другие лица, проживавшие в квартире N 102. В судебном заседании свидетель Сухоруков не допрошен. Согласно показаниям свидетеля Калашникова в ходе предварительного следствия, между Новым 1994 годом и Рождеством в его доме у Суродеева парализовало ноги, и его на руках относили домой Кирьянов, Васин или Моисеев. После этого он часто заходил к Суродееву, тот дома лежал долго, но точно сказать, какое именно время, Калашников не смог. Свидетель Калашникова в ходе предварительного следствия заявила, что в один из дней в период с 2 по 10 января 1994 г. у Суродеева парализовало ноги и он не мог уйти от них, упал в коридоре. В тот же день его увел домой под руки Кирьянов и еще кто-то. Затем Калашникова дополнила, что это могло быть и после 10 января 1994 г., но точно дату назвать не могла, утверждала, что это произошло в первой половине января 1994 года. В судебном заседании свидетель Калашникова показала, что ноги у Суродеева парализовало вероятнее всего 3-6 января 1994 г. Свидетель Калашников утверждал в судебном заседании, что ноги у Суродеева "отнялись" 1 или 2 января 1994 г. Моисеев и еще кто-то унесли его из их квартиры. Он часто навещал Суродеева и видел, что 7 января 1994 г. он не вставал, так как у него болели ноги. Таким образом, показания свидетелей Сухорукова и Калашниковых не опровергали алиби Суродеева. В судебном заседании подсудимый Суродеев заявлял ходатайство о вызове в судебное заседание и допросе для подтверждения его показаний Моисеева и Васина. Суд отказал в удовлетворении этого ходатайства. В нарушение требований ст. 276 УПК РСФСР определение суда по этому поводу ничем не мотивировано, никаких доводов о необоснованности ходатайства в нем не приведено. Указанное определение суда в связи с отсутствием мотивов принятого решения не может быть признано законным. Допрос в качестве свидетелей Моисеева и Васина мог иметь существенное значение для выводов суда о виновности либо невиновности Суродеева. При таких данных приговор суда в отношении Суродеева, а также в отношении Кирьянова, Гладкова и Эмазневой ввиду взаимосвязанности их действий, в совершении которых они признаны виновными, подлежит отмене, а дело - направлению на новое расследование. ______________