1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

Вопросы подведомственности и подсудности дел судам общей юрисдикции 1. В судебной практике возник вопрос о подведомственности суду споров о восстановлении на работе руководящих работников, избираемых, утверждаемых или назначаемых на должности высшими органами государственной власти и управления Российской Федерации. В ряде случаев суды необоснованно отказывали в принятии таких исковых заявлений, ссылаясь на ст. 218 КЗоТ РФ и на подведомственность дел об оспаривании актов высших органов государственной власти Конституционному Суду Российской Федерации. Указом Президента Российской Федерации представитель Президента Российской Федерации в субъекте Федерации К. был освобожден от занимаемой должности по результатам аттестации со ссылкой на п. 2 ст. 33 КЗоТ РФ. Не согласившись с выводами аттестационной комиссии о его несоответствии занимаемой должности, К. обратился в суд с иском к Президенту Российской Федерации о признании незаконным Указа о его освобождении от должности, о восстановлении на работе в прежней должности и о возмещении морального вреда. Судья Хамовнического районного народного суда г. Москвы отказал в принятии заявления К. определением (оно оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда), сославшись на неподведомственность суду спора о восстановлении на работе лиц, назначаемых на должности высшими органами государственной власти (ст. 218 КЗоТ РФ, п. 1 ст. 129 ГПК РСФСР). Президиум Московского городского суда, оставляя без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, указал также на неподведомственность суду заявленного К. спора как не вытекающего из трудовых отношений. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления по следующим основаниям. В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, в том числе и гарантированного ст. 37 Конституции права на труд. Ограничения прав граждан на судебную защиту их прав и свобод не допускаются. Поэтому, если бы каким-либо федеральным законом, в том числе и ст. 218 КЗоТ РФ, на которую сослались судебные инстанции, такие ограничения были бы установлены, этот закон не мог бы применяться как противоречащий Конституции, которая имеет высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Российской Федерации (ст. 15 Конституции). Более того, в ст. 218 КЗоТ РФ не содержится запрета работникам, назначаемым на должности высшими органами государственной власти, обращаться в суд за защитой своих прав, а предусматривается лишь возможность установления в законодательстве Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации особенностей рассмотрения трудовых споров таких работников, что не может служить основанием для отказа судом в принятии заявлений по трудовым спорам. Ни в законодательстве, ни в Положении о полномочном представителе Президента Российской Федерации в субъекте Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 5 февраля 1993 г. N 186 (в ред. Указа от 17 января 1995 г. N 53), особенностей рассмотрения трудовых споров полномочных представителей Президента Российской Федерации в субъекте Российской Федерации не предусмотрено, поэтому должен действовать общий порядок рассмотрения таких дел. Ссылка судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда на то, что в соответствии со ст. 91 Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации обладает неприкосновенностью, основанием для отказа суда в принятии заявления гражданина, оспаривающего индивидуальный акт Президента Российской Федерации, не является. Довод президиума Московского городского суда о том, что спор по заявлению К. не подлежит рассмотрению в суде как не вытекающий из трудовых отношений, необоснован, поскольку право граждан на судебную защиту их прав и свобод, предусмотренное ст. 46 Конституции, не может быть ограничено характером правоотношений, составляющих существо судебного спора. В соответствии со ст. 116 ГПК РСФСР (в ред. Закона Российской Федерации от 30 ноября 1995 г.) дела об оспаривании ненормативных актов Президента Российской Федерации по первой инстанции рассматривает Верховный Суд Российской Федерации, в связи с чем при отмене судебных постановлений дело по иску К. было передано на рассмотрение по первой инстанции в Верховный Суд Российской Федерации. 2. 23 октября 1992 г. К. распоряжением Правительства Российской Федерации был освобожден от занимаемой должности заместителя Министра с формулировкой: "За нарушение Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" и Указа Президента Российской Федерации от 4 апреля 1992 г. N 361 "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы". Считая свое увольнение незаконным, К. обратился в суд с иском о восстановлении на работе в прежней должности. Определением судьи районного народного суда в принятии заявления К. было отказано со ссылкой на неподведомственность спора суду согласно ст. 218 КЗоТ РФ и ст. 28 Закона СССР "О порядке разрешения индивидуальных трудовых споров". Заявителю было предложено обратиться в вышестоящий в порядке подчиненности орган. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила определение, указав, что в ст. 218 КЗоТ РФ не рассматривается вопрос о подведомственности судам и другим органам споров некоторых категорий работников, а говорится об особенностях рассмотрения этих споров, устанавливаемых законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации. До настоящего времени такие особенности не установлены. Ссылка на то, что Законом СССР от 11 марта 1991 г. "О порядке разрешения индивидуальных трудовых споров" для отдельных категорий руководящих работников обращение по трудовым спорам было предусмотрено только в вышестоящие в порядке подчиненности органы, необоснованна, так как в соответствии со ст. 63 Конституции Российской Федерации (принятой на седьмой внеочередной сессии Верховного Совета РСФСР девятого созыва 12 апреля 1978 г., с последующими изменениями и дополнениями) и в соответствии со ст. 46 действующей Конституции Российской Федерации каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод. В соответствии со ст. 116 ГПК РСФСР (в ред. Закона Российской Федерации от 30 ноября 1995 г.) дело по иску К. о восстановлении на работе также принято к производству Верховного Суда РФ по первой инстанции. 3. В ряде случаев отказ в принятии заявлений суды мотивировали тем, что нормативные акты органов власти субъектов Российской Федерации могут быть обжалованы только в Конституционный Суд Российской Федерации. Верховный Суд РФ указал на ошибочность такого понимания Конституции Российской Федерации и федерального законодательства. Прокурор обратился в суд с заявлением о признании недействительными положений Закона области "О статусе депутата законодательного собрания области" о депутатской неприкосновенности и жилищных льготах депутатам, ссылаясь на то, что запрет привлечения депутата областного законодательного собрания к уголовной и административной ответственности, освидетельствования, задержания, ареста, обыска и допроса без согласия законодательного собрания области, а также установление жилищных льгот депутатам введены с превышением полномочий представительного органа власти субъекта Российской Федерации, поскольку в соответствии с п. "к" ст. 72 Конституции административное, административно-процессуальное и жилищное законодательство отнесено к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Областным судом в принятии заявления прокурора было отказано по основаниям п. 1 ст. 129 ГПК РСФСР со ссылкой на то, что в силу ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Закона Российской Федерации "О Конституционном Суде Российской Федерации" споры о соответствии Конституции законов субъектов Российской Федерации по вопросам, относящимся к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, подведомственны Конституционному Суду Российской Федерации. Кроме того, суд сослался на то, что в соответствии со ст. 129 Конституции и Закона Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации" прокурор не вправе обращаться в суд с заявлением об отмене актов представительного органа власти субъекта Российской Федерации. Судебная коллегия не согласилась с выводами суда и, отменяя определение об отказе в принятии заявления прокурора, указала, что в соответствии с ч. 5 ст. 129 Конституции полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом. В соответствии с действующей на день рассмотрения дела ст. 61 Закона РСФСР от 5 марта 1992 г. "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации" решение краевого, областного Совета и акты краевой, областной администрации, их органов и должностных лиц, противоречащие Конституции, законам Российской Федерации, актам, принимаемым Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации, подлежат опротестованию прокурорами. Если протест прокурора не рассмотрен в течение 10 дней или отклонен краевым, областным Советом, главой краевой, областной администрации, то прокурор обязан обратиться в краевой, областной суд. Ошибочным является и довод о том, что данный спор относится к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации. Согласно ст. 125 Конституции Российской Федерации, дела о соответствии Конституции Российской Федерации законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации рассматривает по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации и Государственной Думы, 1/5 членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а в данном случае с таким требованием в суд обратился прокурор области в пределах своей компетенции. В соответствии со ст. 120 Конституции суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом. Правильность выводов Судебной коллегии о праве прокурора обжаловать в суд действия и решения представительных (законодательных) и исполнительных органов субъектов Российской Федерации нашла подтверждение в новой редакции Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", принятого Государственной Думой 18 октября 1995 г. В соответствии со ст.ст. 21, 22, 23 указанного Закона прокуроры осуществляют надзор за исполнением закона, в том числе органами власти субъектов Российской Федерации, и вправе опротестовывать решения этих органов, в том числе и в судебном порядке. 4. Следственным отделением управления Министерства безопасности Российской Федерации по Самарской области было возбуждено уголовное дело по факту разглашения сведений, составляющих государственную тайну (ч. 2 ст. 75 УК РСФСР). В качестве обвиняемого по данному делу был привлечен старший оперативный уполномоченный отделения уголовного розыска отдела внутренних дел Л. Впоследствии постановлением Приволжского транспортного прокурора, которому уголовное дело в отношении Л. было передано по подследственности, дело было прекращено ввиду отсутствия в действиях Л. состава преступления (п. 2 ст. 5 УПК РСФСР). Действия Л. в этом постановлении были признаны служебным проступком. Л. обратился в суд с жалобой на постановление прокурора, оспаривая выводы о совершении им служебного проступка, просил признать незаконным возбуждение против него уголовного дела и изменить основания прекращения уголовного дела с п. 2 на п. 1 ст. 5 УПК РСФСР в связи с отсутствием события преступления. Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения в кассационном порядке, производство по делу было прекращено по п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР ввиду его неподведомственности суду. По мнению судебных инстанций, постановление прокурора не может быть обжаловано в суд, поскольку порядок обжалования действий и решений прокурора определен уголовно-процессуальным законодательством, В соответствии с ч. 5 ст. 209 и ст. 220 УПК РСФСР действия и решения прокурора могут быть обжалованы только вышестоящему прокурору. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ судебные определения были отменены с указанием на ошибочность выводов суда о неподведомственности суду жалоб на действия и решения прокуроров. Согласно чч. 1 и 2 ст. 46 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается возможность обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти и должностных лиц. Право граждан на судебную защиту относится к тем правам, которые в силу ч. 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации не могут быть ограничены ни при каких условиях. С учетом конституционных гарантий судебной защиты любых прав граждан Л. был вправе обратиться в суд по поводу нарушения его прав в сфере применения норм уголовно-процессуального права. Установленные в ч. 5 ст. 209 и в ст. 220 УПК РСФСР положения об обжаловании действий и решений прокурора вышестоящему прокурору не могут истолковываться как ограничение права граждан на судебную защиту их прав. Указанные правила следует понимать как один из возможных, оперативных способов защиты прав граждан. При несогласии с постановлением о прекращении уголовного дела в стадии предварительного расследования и с другими процессуальными действиями органов дознания, следователей и прокуроров заинтересованные лица могут реализовать свое право на судебную защиту своих прав не иначе как в форме подачи жалобы в рамках уголовного дела, производство по которому регулируется нормами уголовно-процессуального права. При рассмотрении такой жалобы суд должен применять нормы материального и процессуального уголовного права. В связи с этим такие жалобы не могут рассматриваться по правилам гражданского судопроизводства. В соответствии со ст.ст. 15 и 18 Конституции Российской Федерации при рассмотрении жалобы на постановления о прекращении уголовного дела в стадии предварительного расследования должны непосредственно применяться положения чч. 1 и 2 ст. 46 Конституции Российской Федерации с учетом установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка судебной проверки иных действий органов дознания, следователей и прокуроров. 5. В тех случаях, когда у судов возникали вопросы о разграничении подведомственности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам, Верховный Суд РФ высказывал мнение о том, что в соответствии со ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса РФ, принятого 5 марта 1992 г., и в соответствии с ч. 2 ст. 22 нового Арбитражного процессуального кодекса РФ, принятого 5 мая 1995 г., арбитражным судам подведомственны дела по жалобам на решения органов власти и управления, которые распространяются на определенный круг субъектов правового регулирования, т. е. не носящие нормативный характер. Нормативные правовые акты обжалуются в суд общей юрисдикции. Фирма "Виктория" обратилась в суд с жалобой на постановление главы областной администрации от 21 октября 1993 г., которым с 1 октября 1993 г. были повышены тарифы на тепловую энергию, ссылаясь на то, что придание постановлению обратной силы причинило ей значительные убытки и противоречит ст. 40 Закона РСФСР "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации", в соответствии с которой вновь принимаемые нормативные акты не должны ухудшать положение субъектов, на которых распространяется их действие. Определением судьи областного суда в принятии жалобы было отказано по п. 1 ст. 129 ГПК РСФСР со ссылкой на подведомственность дела арбитражному суду. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила определение и направила дело в суд первой инстанции для рассмотрения по существу, указав на ошибочность довода судьи о том, что обжалуемое постановление главы администрации области распространяется на конкретную группу предприятий - потребителей тепловой энергии и, следовательно, в соответствии со ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса РФ (в ред. от 5 марта 1992 г.) подлежит обжалованию в арбитражный суд. Постановление главы администрации области распространяется на неопределенно широкий круг потребителей тепловой энергии области, имеет общенормативный характер для хозяйствующих субъектов данной области, в связи с чем арбитражному суду данное дело неподведомственно. 6. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ обращала внимание судов на то, что правильное определение законодательства, подлежащего применению по конкретному делу, непосредственно связано с определением подсудности этих дел тому или иному суду. Ж. обратился в суд по своему месту жительства к филиалу АО "Русский дом Селенга", расположенному в другом населенном пункте, о возврате денежного вклада, взыскании обещанной ответчиком премии и о компенсации морального вреда, ссылаясь на невыполнение ответчиком своих договорных обязательств. Определением судьи в принятии заявления было отказано по мотиву неподсудности спора данному суду. Президиум областного суда отменил определение, указав на то, что в соответствии с Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей" истец имеет право на обращение в суд по своему месту жительства. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума областного суда и оставила без изменений определение судьи об отказе в принятии заявления, сославшись на то, что в соответствии с разъяснением, содержащимся в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 7 от 29 сентября 1994 г. "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (с дополнениями и изменениями от 25 апреля 1995 г.), к отношениям, регулируемым Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей", относятся отношения, вытекающие, в частности, из договоров на оказание финансовых услуг, направленных на удовлетворение личных бытовых нужд потребителя-гражданина. Исковые требования, вытекающие из договорных отношений, направленных на оказание иных финансовых услуг, в том числе связанных с извлечением прибыли, предъявляются в общем порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Вопрос о возможности применения указанного Закона в каждом деле решается судьей в зависимости от содержания конкретного договора. Как видно из приобщенного к заявлению договора, заключенного истцом с АО "Русский дом Селенга"", предмет последнего - особая операция, состоящая в передаче "клиентом" имущества, являющегося его собственностью, в пользование АО, без утраты "клиентом" права собственности на передаваемое имущество с правом возврата этого имущества по первому требованию "клиента" (п. 1.1 этого договора). За пользование имуществом (денежным вкладом) клиента АО обязывалось выплачивать ему часть прибыли в виде регулярных денежных "премий". В данном случае судья обоснованно отказал Ж. в принятии искового заявления по мотивам неподсудности спора суду по месту жительства истца, сославшись на отсутствие в этом населенном пункте филиала АО и на то, что целью заключения заявителем договора с АО "Русский дом Селенга" было извлечение прибыли в виде указанных в договоре премий. ОСТАВЛЕНИЕ ЗАЯВЛЕНИЙ БЕЗ РАССМОТРЕНИЯ 7. В определениях Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ неоднократно указывалось на отсутствие законных оснований для оставления жалобы на действия должностных лиц без рассмотрения по мотивам наличия спора о праве. Определением областного суда была оставлена без рассмотрения со ссылкой на п. 1 ст. 221 ГПК РСФСР жалоба адвоката Я. на постановление президиума областной коллегии адвокатов об исключении его из коллегии. Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила определение и направила жалобу Я. для рассмотрения по существу в тот же суд, указав на следующее. В соответствии с п. 1 ст. 221 ГПК РСФСР суд оставляет заявление без рассмотрения, если заинтересованным лицом, обратившимся в суд, не соблюден установленный для данной категории дел порядок предварительного внесудебного разрешения дела и возможность применения этого порядка не утрачена. В данном случае оснований для применения п. 1 ст. 221 ГПК РСФСР у суда не было. Отсутствовали и другие основания для оставления заявления Я. без рассмотрения, предусмотренные этой статьей. Отказ Я. от подачи искового заявления о восстановлении в членах коллегии адвокатов таким основанием не является. В связи с этим следует отметить, что, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, для правильного разрешения спора не имеет существенного значения отказ заявителя оформить содержащиеся в жалобе требования в исковое заявление, поскольку и при рассмотрении жалобы в том виде, в каком она была подана, и при рассмотрении спора о праве в исковом производстве суд должен определить, какие обстоятельства имеют значение для дела (даже если стороны на них не ссылаются), и распределить бремя доказывания между сторонами (ч. 2 ст. 50, п. 4 ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142 ГПК РСФСР). В обоих случаях круг этих обстоятельств совпадает почти полностью. Примером этого могут служить случаи обжалования уволенными работниками приказов администрации об их увольнении без предъявления исков о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула. Рассматривая такие жалобы, суд обязан проверить наличие законных оснований к изданию приказа об увольнении и соблюдении установленного законом порядка увольнения. В том случае, если при рассмотрении жалобы судом будут правильно установлены юридически значимые обстоятельства, решение по такой жалобе не может быть отменено по мотивам несоблюдения искового порядка разрешения спора. 8. М. проживала в трехкомнатной квартире. В 1991 году она и члены ее семьи заключили договор обмена этой квартиры с семьей П. После получения обменных ордеров М. отказалась от переезда в квартиру П., но была выписана из ранее занимаемой трехкомнатной квартиры по распоряжению заместителя начальника отделения милиции по паспортной работе С. М. обратилась в суд с жалобой на действия С., ссылаясь на незаконность ее выписки без соответствующего заявления от нее. Народный суд после начала разбирательства дела оставил жалобу М. без рассмотрения со ссылкой на ст. 246 ГПК РСФСР, мотивировав свое определение тем, что по делу установлено наличие спора о праве, который должен разрешаться в порядке искового производства. Суды кассационной и надзорной инстанций согласились с определением суда первой инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила все судебные постановления по данному делу по следующим основаниям. В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. 1) В главе 24 ГПК РСФСР, регулирующей порядок рассмотрения дел по жалобам граждан на действия должностных лиц, нет нормы, предусматривающей возможность оставления жалобы без рассмотрения по мотиву возникновения спора о праве. В связи с этим в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 10 "О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан" разъяснено, что, если при рассмотрении дела суд установил наличие спора о праве, то применительно к ст. 161 ГПК РСФСР он выносит определение об отложении разбирательства дела, в котором разъясняет заявителю необходимость оформления его жалобы как искового заявления с соблюдением требований иист.ст. 126, 127 ГПК РСФСР и назначает день нового судебного заседания с учетом времени, необходимого для надлежащего оформления искового заявления, истребования доказательств и вызова участвующих в деле лиц. В том случае, если заявитель не хочет оформлять свои требования как исковые, то суд не вправе оставить жалобу без рассмотрения, а обязан рассмотреть жалобу и вынести по ней одно из 7) решений, предусмотренных ст. 239 ГПК РСФСР. При указанных условиях состоявшиеся по делу судебные постановления, как нарушающие права заявительницы на судебную защиту ее прав и не основанные на законе, были отменены. ВОПРОСЫ ТРУДОВОГО И ПЕНСИОННОГО ПРАВА 9. В судебной практике возникают вопросы по применению трудового законодательства при рассмотрении дел об увольнении работников органов местного самоуправления. Такие дела должны разрешаться с учетом особого конституционного статуса этих органов. По контракту с администрацией города, являющегося областным центром, Е. работал в должности заместителя главы администрации города с 15 ноября 1991 г. Постановлением главы областной администрации он был уволен с работы по ч. 2 ст. 254 КЗоТ РФ со ссылкой на Указ Президента Российской Федерации от 4 апреля 1992 г. "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы". Областной суд удовлетворил иск Е. о признании незаконным постановления главы администрации области и о восстановлении на работе в прежней должности, указав на отсутствие у главы областной администрации права вмешиваться в дела органов местного самоуправления и увольнять их работников. Судебная коллегия Верховного Суда РФ согласилась с выводами суда и, отклоняя кассационный протест прокурора, указала на то, что в силу ст. 131 Конституции Российской Федерации, ст. 2 ранее действовавшего Закона РСФСР от 6 июля 1991 г. "О местном самоуправлении", Указа Президента Российской Федерации от 22 октября 1993 г. "Об основных началах организации государственной власти в субъектах Российской Федерации" администрация города (кроме гг. Москвы и Санкт-Петербурга) является органом местного самоуправления. В ст. 12 Конституции закреплен принцип самостоятельности местного самоуправления. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Глава органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации не наделен полномочиями по решению кадровых вопросов органов местного самоуправления и не имел права освобождать от должности заместителя руководителя органа местного самоуправления. Указ Президента Российской Федерации от 4 апреля 1992 г. "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы" не дает оснований для увольнения работников органов местного самоуправления, поскольку эти органы не входят в систему государственных органов. 10. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Судебная коллегия Верховного Суда РФ неоднократно в своих определениях указывала на необходимость учитывать при рассмотрении дел любой категории закрепленный в ст. 18 Конституции принцип непосредственного действия конституционных прав и свобод человека и гражданина. С. обратилась в суд с жалобой на решение комиссии по пенсионным вопросам при отделе социального обеспечения местной администрации об отказе во включении в общий трудовой стаж времени работы в колхозе с 15 марта 1943 г. по 15 ноября 1948 г. и в выплате надбавки к пенсии в размере 50% минимального размера пенсии по старости в соответствии с п. "ж" ст. 110 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР", считая незаконным отказ, мотивированный тем, что время работы до достижения двенадцатилетнего возраста в период Великой Отечественной войны в трудовой стаж не засчитывается. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменений определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, в удовлетворении жалобы С. было отказано. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ внес протест об отмене судебных постановлений, в котором указал на несоответствие выводов суда Конституции Российской Федерации и Закону РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР". Вывод суда о том, что свидетельскими показаниями может быть подтвержден трудовой стаж только по достижении работником общеустановленного трудоспособного возраста, т. е. не ранее чем с 15 лет, мотивирован ссылками на Закон РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР". В соответствии с п. "ж" ст. 110 этого Закона, по мнению суда, допускается отступление от указанного правила и устанавливается возможность подтверждения свидетельскими показаниями факта работы в период Великой Отечественной войны только с двенадцатилетнего возраста. Заявительница С. родилась 1 ноября 1933 г., двенадцать лет ей исполнилось после окончания Великой Отечественной войны, поэтому ее требования о включении в трудовой стаж времени работы в колхозе во время войны суд посчитал не основанным на законе. Указанные выводы суда ошибочны. В ст. 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантировано социальное обеспечение по возрасту. В соответствии со ст. 19 Конституции государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Таким образом, ограничение права гражданина на получение государственной пенсии по возрасту условием достижения определенного возраста, начиная с которого трудовая деятельность засчитывается в трудовой стаж, недопустимо. В Законе РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" таких ограничений нет. В соответствии со ст. 89 этого Закона в общий трудовой стаж включается любая работа по трудовому договору, а в ст. 97 предусмотрена возможность подтверждения трудового стажа при утрате документов свидетельскими показаниями. В ст. 94 Закона установлен льготный порядок исчисления трудового стажа при подтверждении работы во время Великой Отечественной войны, а в п. "ж" ст. 110 для граждан, проработавших в период войны не менее 6 месяцев, предусмотрена надбавка к пенсии в размере 50% минимального размера пенсии по старости. В Указе Президента Российской Федерации от 10 декабря 1993 г. N 2123 "О повышении пенсии в соответствии с п. "ж" ст. 110 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" для граждан, родившихся до 31 декабря 1931 г., отсутствуют ограничения в исчислении трудового стажа работников, не достигших двенадцатилетнего возраста. В соответствии с этим Указом данная категория пенсионеров была освобождена от доказывания времени работы в период Великой Отечественной войны. В отношении других категорий пенсионеров этот Указ не применим. Более того, если федеральным законом или иным нормативным правовым актом были бы предусмотрены ограничения прав и свобод граждан, суд, исходя из положений ст. 15 Конституции Российской Федерации о высшей юридической силе и прямом действии Конституции, должен был проверить правомерность введения таких ограничений с учетом содержания ст. 55 Конституции. Следовательно, ссылка в определении суда кассационной инстанции на инструктивное указание Министерства социальной защиты населения от 26 марта 1993 г. N 1-28-у как на основание для отказа в удовлетворении требований С. обоснованной быть признана не может. Кроме того, делая ссылку на это инструктивное указание, судебная коллегия по гражданским делам областного суда не приняла во внимание то, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. В определении коллегии отсутствует ссылка на источник сведений об указанной инструкции, поэтому применение ее судом правильным быть признано не может. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации (Продолжение в следующем номере) ______________
разрешили собрать сперму