1. Компенсация за моральный вред, причиненный публикацией статьи, содержащей сведения, полученные в результате служебной деятельности, но не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство гражданина, правомерно возложена на автора публикации и редакцию средства массовой информации

 

(Извлечение)

 

 

Шорохов обратился в суд с иском к редакции газеты "Трибуна" и старшему помощнику прокурора г. Сыктывкара Ч. о компенсации морального вреда, причиненного ему публикацией статьи "Грязь на белых халатах" в газете за 27 марта 1993 г., в сумме 20 млн. руб.

Истец сослался на то, что изложенные в статье автором Ч. сведения не соответствуют действительности и порочат его честь и достоинство, в связи с чем ему причинен моральный вред.

Представитель редакции газеты "Трибуна" иск не признала.

Решением Сыктывкарского городского народного суда от 29 сентября 1994 г. (оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми) в пользу Шорохова в возмещение причиненного морального вреда взыскано с редакции газеты "Трибуна" 5 млн. руб., с Ч. - 1 млн. руб.

Президиум Верховного Суда Республики Коми и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене судебных постановлений оставили без удовлетворения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене всех судебных решений и направлении дела на новое рассмотрение.

Президиум Верховного Суда РФ 10 июля 1996 г. протест оставил без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 7 ст. 7 ранее действовавшего ГК РСФСР и ст. 62 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации" (Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 7. Ст. 300) моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом.

Как видно из материалов дела, Сыктывкарский городской народный суд решением от 11 ноября 1993 г. удовлетворил иск Шорохова к Ч. и редакции газеты "Трибуна" о защите чести и достоинства, признав не соответствующими действительности изложенные в названной публикации сведения о том, что перерегистрация малого предприятия (МП) "Сана" в АО "Сана" была произведена с целью избавления Шорохова от других учредителей, а коммерческая операция МП "Сана" с объединением "Овен" преследовала цель перепродажи по повышенной цене марли Сыктывдинской районной больнице, главным врачом которой являлся Шорохов. Редакция газеты была обязана опубликовать опровержение.

Указанное решение вступило в законную силу, было исполнено.

При таких данных суд пришел к правильному выводу о том, что в результате распространения в данной статье не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство истца, ему был причинен моральный вред, подлежащий компенсации автором статьи и редакцией газеты "Трибуна".

При определении размера компенсации морального вреда суд учел разъяснения, содержащиеся в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций" (в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г.), и обоснованно исходил из характера и содержания публикации, степени распространения сведений, порочащих честь и достоинство истца, его репутации и других заслуживающих внимания обстоятельств, связанных с распространением названных сведений.

С утверждениями в протесте о том, что Ч., выступая в газете с данной публикацией, действовала как работник прокуратуры и в соответствии с п. 3 ст. 40 Закона Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации" (действовавшего на время возникновения спорных правоотношений) не может нести ответственность за опубликованные сведения, полученные в результате служебной деятельности, нельзя согласиться.

Согласно п. 3 ст. 40 названного Закона, отмена или изменение решения, принятого прокурором, сами по себе не влекут его ответственности, если они не явились результатом преднамеренного нарушения закона либо недобросовестности.

Названная норма к возникшим правоотношениям неприменима. В данном случае вопрос об ответственности не связан с отменой или изменением принятого Ч. решения, а вытекает из факта публикации в газете сведений, хотя и полученных в результате служебной деятельности, но не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство гражданина.

В таком случае ответственность по ст. 7 ГК РСФСР наступает независимо от того, каким образом эти сведения получены и в связи с чем они распространены.

Поскольку сведения были облечены в форму литературной статьи, автор статьи Ч. наряду с редакцией газеты обоснованно, с учетом разъяснения, данного в п. 6 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ, привлечена по делу в качестве ответчика.

Ссылка в протесте на ст. ст. 1069, 1070 части второй Гражданского кодекса РФ в обоснование вывода о том, что ни Ч., ни органы прокуратуры Республики Коми не могут быть признаны надлежащими ответчиками, необоснованна.

Согласно ч. 2 ст. 1070 части второй Гражданского кодекса РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 этой статьи, возмещается по основаниям и в порядке, установленном ст. 1069 Кодекса.

Статья 1069 ГК РФ, предусматривая возмещение государственными органами вреда, причиненного в результате незаконных действий, возлагает эту ответственность на казну Российской Федерации (казну субъекта РФ или казну муниципального образования).

Однако публикацию Ч. своей статьи в средстве массовой информации нельзя признать вытекающей из характера деятельности органа государственной власти, в котором она работала. Поэтому судебные инстанции, не усматривая оснований для возложения в данном случае ответственности за моральный вред на прокуратуру г. Сыктывкара, правомерно возложили эту ответственность на автора публикации и редакцию соответствующего средства массовой информации.

 

 

____________