ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ КОЛЛЕГИИ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

 

Новы форма судопроизводства - рассмотрение уголовных дел с участием коллегии присяжных заседателей в соответствии с принятым 16 июня 1993 г. Законом Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР" Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс об административных правонарушениях" действует в девяти регионах России уже более двух лет.

Необходимо отметить, что обвиняемые достаточно широко используют предоставленное им Законом право на рассмотрение их дел судом присяжных.

Причем данные судебной статистики показывают тенденцию увеличения ходатайств обвиняемых о рассмотрении дел с участием присяжных заседателей как в чисто количественном, так и в процентном отношении к общему числу уголовных дел, поступающих в суды.

За указанный период деятельности судов сложилась определенная практика применения уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных. В результате рассмотрения дел в судах первой инстанции, в кассационном порядке и в порядке надзора были выявлены многие существенные недостатки предварительного следствия в процессе собирания и закрепления доказательств, а также нарушения действующего нового уголовно-процессуального закона в стадии предварительного слушания и судебного разбирательства.

Как показывает практика, введение новых процессуальных норм судопроизводства влечет за собой, как правило, и определенные трудности в их применении.

Не является в этом плане исключением и закон о суде присяжных, коренным образом изменивший по существу все ранее действовавшие основные принципы судопроизводства, что, естественно, потребовало обобщения судебной практики и толкования некоторых положений закона.

Результаты обобщения судебной практики, а также иные вопросы, возникающие при рассмотрении дел с участием коллегии присяжных заседателей, и в частности, вопросы применения судами Конституции Российской Федерации, имеющей высшую юридическую силу, обсуждались на Пленуме Верховного Суда РФ 20 декабря 1994 г.

Принятое Пленумом постановление - важный ориентир для судей в применении Закона Российской Федерации от 16 июля 1993 г.

Судебная практика рассмотрения дел с участием коллегии присяжных заседателей показала, кроме того, необходимость совершенствования законодательства, регламентирующего судопроизводство в суде присяжных.

Это связано не только с противоречием некоторых положений Закона от 16 июля 1993 г. Конституции Российской Федерации, принятой позже - 12 декабря 1993 г., но и с необходимостью устранения пробелов действующего законодательства, препятствующих осуществлению принципа состязательности и равноправия сторон, а в некоторых случаях затрудняющих принятие правильного решения по рассматриваемым делам.

Учитывая эти обстоятельства, Верховный Суд Российской Федерации в 1995 году вошел с законодательной инициативой в Государственную Думу с вопросом о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, в том числе в главу десятую - ст. ст. 425, 432, 440, 449 и 465 УПК РСФСР. Характер предлагаемых изменений и дополнений будет раскрыт в ходе описания правоприменительной практики отдельных статей десятого раздела УПК РСФСР.

Анализ правоприменительной практики закона о суде присяжных свидетельствует о том, что ошибки при рассмотрении дел с участием коллегии присяжных заседателей имели место по существу на всех стадиях процесса, предусмотренных разделом десятым УПК РСФСР.

 

1. Ошибки, допускаемые в стадии окончания предварительного следствия

Среди работников следственных органов, в том числе и прокурорских, бытует мнение, что введение суда присяжных как формы судопроизводства в систему правосудия "сузило доказательственную базу", поставило перед следствием множество трудноразрешимых проблем.

Содержание Закона от 16 июля 1993 г. убеждает в ошибочности такого мнения.

Так, из всего десятого раздела предварительному следствию посвящено лишь пять статей (ст. ст. 421-425), регламентирующих действия следователя после окончания расследования. В другие статьи УПК, определяющие правила расследования дел с момента его возбуждения до окончания, никаких изменений не вносилось.

Новы форма судопроизводства с ее четкими процессуальными принципами состязательности, равенства прав сторон, допустимости доказательств и др. явилась объективным фактором необходимости строгого соблюдения органами предварительного следствия всех норм Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующих в целом расследование дела.

Согласно ст. 424 УПК РСФСР, при ознакомлении обвиняемого со всеми материалами дела следователь обязан разъяснить ему не только право ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных, но и юридические последствия удовлетворения такого ходатайства, включая особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговоры суда присяжных.

При этом ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дела судом присяжных либо его отказ от использования такого права, а также иную позицию обвиняемого по данному поводу следователь обязан зафиксировать в отдельном протоколе, который подписывается следователем и обвиняемым.

Нарушение требований ст. 424 УПК РСФСР следует расценивать как существенное, поскольку только в этой стадии обвиняемому предоставляется право выбрать форму судопроизводства по его делу.

В дальнейшем, согласно ст. 423 УПК РСФСР, ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дела судом присяжных не принимается.

В связи с нарушением требований ст. 424 УПК РСФСР кассационная палата Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор суда присяжных Саратовского областного суда по кассационной жалобе осужденного С. и направила дело на новое судебное рассмотрение.

При рассмотрении дела в кассационном порядке было установлено, что в нарушение ст. 424 УПК РСФСР следователь не разъяснил обвиняемому последствия удовлетворения его ходатайства о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей и особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговоры суда присяжных. Отдельный протокол по этому вопросу следователем не составлялся.

Более того, до начала предварительного слушания дела в суд поступило заявление обвиняемого, в котором он просил разъяснить ему правовые последствия удовлетворения его ходатайства и возможность обжалования вердикта присяжных заседателей. Однако это заявление С. рассмотрено не было.

Следует иметь в виду, что судья, принявший дело к производству и обнаруживший нарушение требований ст. 424 УПК РСФСР, должен принимать решение о дальнейшем движении дела в зависимости от характера допущенных нарушений.

Если следователем вообще не разъяснялось обвиняемому право ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных, то дело должно быть направлено для производства дополнительного расследования, поскольку в соответствии со ст. 423 УПК РСФСР право ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных предоставлено обвиняемому лишь при окончании предварительного следствия. В дальнейшем, в любой стадии, в том числе в стадии подготовки и назначения дела и в последующих, такое ходатайство не может быть принято.

Нарушение же следователем требований ст. 424 УПК РСФСР о необходимости разъяснения обвиняемому юридических последствий удовлетворения ходатайства о рассмотрении его дела судом присяжных не может служить основанием для принятия судьей по итогам предварительного слушания решения о возвращении дела для производства дополнительного расследования, поскольку такое нарушение закона может быть устранено в ходе предварительного слушания.

Достаточно распространены в судебной практике случаи, когда неисполнение органами следствия процессуальных норм закона при расследовании дела, незамеченное либо оставленное без внимания судом, рассматривающим его, влекло отмену приговора.

Обобщение практики рассмотрения дел показало, что приговоры отменялись в связи с тем, что следователь разъяснял обвиняемому при окончании следствия не только право ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных (как это предусмотрено ст. 424 УПК), но и другие права о выборе формы судопроизводства, в том числе о праве рассмотрения дела судом в составе трех профессиональных судей, что следователю не предписано разъяснять обвиняемому.

На первый взгляд, казалось бы, ничего особенного нет в том, что следователь разъяснил обвиняемому права на все существующие формы судопроизводства. Однако процессуальная процедура уголовного судопроизводства, определяющая компетенцию правоприменителей, влечет наступление определенных существенных последствий для обвиняемых (подсудимых).

Так, согласно ст. 15 УПК РСФСР, только суд с согласия обвиняемого решает вопрос о возможности рассмотрения дела в составе трех профессиональных судей.

Рассматривая дело по кассационной жалобе осужденного, кассационная палата отменила приговор областного суда и дело направила на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением права обвиняемом.

При окончании предварительного следствия следователь в нарушение ст. 424 УПК РСФСР разъяснил обвиняемому право на рассмотрение его дела: 1) судом в составе трех профессиональных судей; 2) судом в составе судьи и двух народных заседателей; 3) судом с участием коллегии присяжных заседателей.

Выбирая из трех предложенных форм, рассчитывая, что имеет на это право, обвиняемый изъявил желание, чтобы его дело рассматривалось в составе трех профессиональных судей.

В подготовительной части судебного заседания, которое проводилось в составе судьи и двух народных заседателей, обвиняемый вновь повторил ходатайство. Суд вынес определение об оставлении его без удовлетворения, сославшись на ст. 15 УПК РСФСР и разъяснив, что право решать вопрос о возможности рассмотрения дела в составе трех профессиональных судей принадлежит суду, а не обвиняемому.

Считая, что следователь ввел его в заблуждение при окончании следствия относительно его прав, подсудимый заявил ходатайство о рассмотрении его дела судом присяжных.

Однако суд, сославшись на ст. 423 УПК РСФСР, согласно которой ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных принимается лишь при окончании предварительного следствия, отклонил и это ходатайство и рассмотрел дело в составе судьи и двух народных заседателей.

Таким образом, обвиняемый (подсудимый) был лишен следователем и судом принадлежащих ему по закону прав.

Возникает вопрос, как должен был поступить в данной конкретной ситуации суд? Рассмотрение в таком случае дела в составе трех профессиональных судей, о чем ходатайствовал обвиняемый, было бы правильным решением.

Первоначально при окончании расследования по правилам раздела десятого УПК РСФСР допускалось достаточно большое количество ошибок в связи с неверным толкованием ст. 425 УПК РСФСР, определяющей порядок производства при участии в деле нескольких обвиняемых.

В отдельных случаях следователи при наличии ходатайства одного из обвиняемых о рассмотрении его дела судом присяжных и возражении против этого другого направляли дело в суд без вынесения какого либо постановления, считая, что вынесение такого документа не предусмотрено ст. 425 УПК РСФСР.

Но такое мнение ошибочно.

В ст. 425 УПК РСФСР предусмотрено, что при наличии возражения одного из обвиняемых против рассмотрения дела судом присяжных следователь и прокурор обязаны решить вопрос о выделении дела, если это не отразится на полноте, всесторонности и объективности его исследования и разрешения. А любое разрешение такого рода вопросов процессуального характера оформляется соответствующим постановлением.

Пленум Верховном Суда Российской Федерации указал, что в случае принятия решения о невозможности выделения дела должно быть вынесено мотивированное постановление и разъяснен порядок его обжалования.

В иных случаях, при аналогичных ситуациях следователь либо прокурор, утверждавший обвинительное заключение, выносили не постановление о невозможности выделения дела в отдельное производство, как это требовалось по закону, а постановление об оставлении ходатайства обвиняемого о рассмотрении его дела судом присяжных без удовлетворения.

А в одном из таких постановлений Ивановской областной прокуратуры было указано, что в связи с невозможностью выделения дела в отдельное производство ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела судом присяжных оставлено без удовлетворения, дело же подлежит рассмотрению судом в составе судьи и двух народных заседателей, тогда как определение формы судопроизводства по делу - исключительная компетенция суда. Следственные же органы обязаны лишь решить вопрос о выделении дела.

 

2. Ошибки, допускаемые в стадии

предварительного слушания

 

Предварительное слушание - важная стадия уголовного судопроизводства, которая определяется особенностями выносимых по его итогам решений, основанных на принципе состязательности и равенства прав сторон.

Исходя из этого принципа и общих правил уголовного судопроизводства, Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам обеспечивать вручение копии обвинительного заключения обвиняемому за трое суток до начала судебного разбирательства.

В связи с этим же Пленумом принято решение войти с законодательной инициативой о необходимости внесения дополнения в ст. 425 УПК РСФСР, согласно которому прокурор, направляя дело для рассмотрения в суд, одновременно обеспечивает вручение обвиняемому копии обвинительного заключения (постановление Пленума Верховного Суда РФ N 7 от 25 апреля 1995 г.).

Предварительное слушание регламентируется ст. ст. 429, 431-433 УПК РСФСР.

В данной стадии рассмотрения дела имели место ошибки и, как свидетельствует изучение судебной практики, в основном они были связаны со сложностью усвоения смысла закона, определяющего порядок судопроизводства на предварительном слушании.

Так, дела (по которым из нескольких обвиняемых один ходатайствовал о рассмотрении дела судом присяжных, а другие возражали, и следователями выносились постановления о невозможности выделения дел) суды назначали к рассмотрению не в порядке предварительного слушания, а в порядке главы двадцатой УПК РСФСР, или, как принято называть, "в обычном порядке", ссылаясь на ст. 425 УПК РСФСР.

Эта статья регламентирует действия следователя и прокурора при окончании предварительного следствия в вышеописанной ситуации.

Суд же должен руководствоваться ст. 431 УПК РСФСР, согласно которой при наличии ходатайства обвиняемого о рассмотрении его дела судом присяжных дело назначается к судебному разбирательству в порядке предварительного слушания, которое производится по правилам ст. 432 УПК РСФСР. В этой стадии выясняется, поддерживает ли ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных обвиняемый, заявивший такое ходатайство на предварительном следствии, осведомлен ли он о юридических последствиях удовлетворения ходатайства, а также выясняется, нет ли у других обвиняемых возражений, не изменилась ли их позиция, и лишь после этого судьей принимается решение о порядке рассмотрения дел.

В связи с нарушением требования указанной статьи закона был отменен приговор Ростовского областного суда по делу Алмамедова и др., осужденных по ст. ст. 77, 218 и другим статьям УК РСФСР.

В определении кассационная палата указала, что, несмотря на заявленное ходатайство одним из обвиняемых при окончании предварительного следствия о рассмотрении дела судом присяжных, судья назначила дело к судебному разбирательству не в порядке предварительного слушания, как указано в ст. 431 УПК РСФСР, а в порядке, предусмотренном главой двадцатой, и оно было рассмотрено в составе судьи и двух народных заседателей. Это явилось поводом для кассационного обжалования и основанием для отмены приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии назначения судебного заседания.

Аналогичная ошибка была допущена по делу А. и Д., осужденных по п. "и" ст. 102 и ч. 3 ст. 117 УК РСФСР Краснодарским краевым судом в составе судьи и двух народных заседателей, в то время как ходатайство Д., заявленное при окончании предварительного следствия о рассмотрении дела судом присяжных, не рассматривалось.

Порядок определения на предварительном слушании формы судопроизводства по делу, по которому обвиняется несколько лиц, одно из которых ходатайствует о рассмотрении дела судом присяжных, а остальные возражают, регламентируется ст. 432 УПК РСФСР. Вместе с тем данный Закон был принят 16 июля 1993 г. и некоторые его положения противоречат ст. ст. 15 и 20 принятой 12 декабря 1993 г. Конституции Российской Федерации - Основному закону, имеющему высшую юридическую силу и прямое действие.

С учетом этого Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 г. разъяснил, что, если о рассмотрении дела судом присяжных ходатайствует лицо, обвиняемое в особо тяжком преступлении против жизни, за которое предусмотрено наказание в виде смертной казни, такое дело в соответствии с положениями ч. 1 ст. 15 и ч. 2 ст. 20 Конституции Российской Федерации подлежит рассмотрению по правилам раздела десятого Уголовно-процессуального кодекса независимо от возражения против такого порядка рассмотрения других обвиняемых.

Во всех остальных случаях, когда по делу обвиняется несколько лиц и кто-либо из обвиняемых на предварительном следствии заявил возражение против рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей, судья выясняет у этого обвиняемого, не изменилась ли его позиция.

При подтверждении возражения и отсутствии оснований для возвращения дела на доследование по мотивам необоснованности принятого следователем и прокурором решения о невозможности выделения дела либо невозможности выделения дела самим судьей судебное разбирательство в случае, предусмотренном частью второй настоящего пункта, производится в соответствии с уголовно-процессуальными нормами, регламентирующими производство в суде присяжных, а в других случаях предварительное слушание объявляется оконченным и в дальнейшем осуществляется производство по делу по правилам, предусмотренным главой двадцатой УПК РСФСР.

Если обвиняемый не подтвердил ранее заявленное возражение и выразил согласие с рассмотрением дела судом присяжных, судебное разбирательство производится в соответствии с уголовно-процессуальными нормами, регламентирующими производство в суде присяжных.

Соответствующие изменения Пленумом предложено внести в УПК РСФСР (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г.).

Следует иметь в виду, что, поскольку в силу ст. 20 Конституции Российской Федерации смертная казнь может быть назначена лишь за совершение особо тяжкого преступления против жизни, порядок судопроизводства по делам в отношении обвиняемых по ст. ст. 77, 77-1 , ч. 4 ст. 117 УК РСФСР и другим статьям УК (санкция которых предусматривает смертную казнь, но по Конституции Российской Федерации такая мера назначена быть не может) определяется согласно п. 3 постановления Пленума от 20 декабря 1994 г., где речь идет о "других случаях".

Это же положение имеет важное значение и при определении наказания осужденным в случае признания их заслуживающими снисхождения.

При назначении наказания осужденным по ст. ст. 77, 77-1 , ч. 4 ст. 117 УК РСФСР и другим (за исключением статей Уголовного кодекса, предусматривающих ответственность за особо тяжкие преступления против жизни) председательствующий судья должен руководствоваться ч. 1 ст. 460 УПК РСФСР, а не ч. 2 этой статьи, как поступали некоторые судьи, в связи с чем в кассационном порядке изменялись приговоры.

Возникает и другой вопрос.

Как определяется порядок судопроизводства по делам, по которым обвиняемыми (подсудимыми) являются несовершеннолетние, привлеченные к ответственности за совершение особо тяжких преступлений против жизни, например по ст. 102 УК РСФСР?

В данной ситуации следует иметь в виду, что, согласно ч. 2 ст. 23 УК РСФСР, не могут быть приговорены к смертной казни лица, не достигшие до совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, и, таким образом, при определении порядка судопроизводства по таким делам (когда по делу обвиняются несколько лиц и одни заявляют ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных, а другие возражают против этого) необходимо также руководствоваться п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ, где указывается "о других случаях".

Соответственно при наличии признания несовершеннолетнего заслуживающим снисхождения наказание должно определяться по правилам ч. 1 ст. 460 УПК РСФСР с учетом ст. 24 УК РСФСР, определяющей максимальный срок наказания в виде лишения свободы лицам, совершившим преступления в несовершеннолетнем возрасте.

Предварительное слушание, согласно ст. 432 УПК РСФСР, производится с обязательным участием прокурора, обвиняемого, заявившего ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных, его защитника. В предварительном слушании вправе участвовать потерпевший, который извещается судом о дне слушания дела.

Некоторым судам неясно было, вправе ли судья в стадии предварительного слушания назначать по делу экспертизу? Первоначально судами по-разному решался данный вопрос. Так, судья Московского областного суда, обсудив ходатайство, назначила судебно-психиатрическую экспертизу по делу по обвинению Барканова. Судья того же суда, обсудив аналогичное ходатайство по делу Алесина, вынесла постановление о направлении дела для дополнительного расследования, сославшись на то, что проведение экспертизы на предварительном слушании запрещено законом. Как утверждалось в постановлении, при назначении экспертизы необходимо "обсудить кандидатуры экспертов, возможные отводы, предоставить сторонам право поставить перед экспертами вопросы и участвовать в их обсуждении", что, по мнению судьи, возможно выполнить только в стадии судебного разбирательства, поскольку решение этих вопросов в стадии предварительном слушания повлечет за собой нарушение права обвиняемого на защиту и нарушение прав других участников процесса. Назначение стационарной судебно-психиатрической экспертизы, как указано в постановлении, вызывалось необходимостью исследования экспертами первичных медицинских документов, а не акта судебно-психиатрического освидетельствования Алесина, в котором имелись ссылки на выписки из истории болезни.

Рассмотрев дело по частному протесту прокурора, кассационная палата отменила данное постановление, сославшись на ст. ст. 429 и 433 УПК РСФСР.

Согласно ч. 4 ст. 433 УПК РСФСР, судья может вынести постановление о направлении дела для производства дополнительного расследования в стадии предварительного слушания лишь в тех случаях, когда установит, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса или что по делу допущены другие существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, а также когда о возвращении дела для производства дополнительного расследования ходатайствует государственный обвинитель либо другая сторона.

Как следовало из протокола судебного заседания, ходатайств о направлении дела для дополнительного расследования никто из участников процесса не заявлял. Защитником обвиняемого Алесина было заявлено лишь ходатайство о назначении по делу стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Таким образом, постановление судьи о направлении дела для дополнительного расследования вынесено в нарушение требований ч. 4 ст. 433 УПК РСФСР.

Кроме того, утверждение в определении о запрещении законом назначать экспертизы в стадии предварительного слушания и о невозможности на этой стадии обсудить кандидатуры экспертов, отводы, предоставить право сторонам поставить перед экспертами вопросы и участвовать в их обсуждении, поскольку это повлечет за собой нарушение права обвиняемого на защиту и нарушение прав других участников процесса, следует признать несостоятельным по следующим основаниям.

Согласно ст. 429 УПК РСФСР, предварительное слушание (в отличие от ст. 221 УПК РСФСР, регламентирующей полномочия судьи по поступившему делу в суд для рассмотрения в порядке главы двадцатой УПК РСФСР), как и судебное разбирательство в суде присяжных, основывается на принципе состязательности. При этом обеспечивается равенство прав сторон.

При наличии такой регламентации законом прав участников процесса в стадии предварительного слушания кассационная палата не согласилась с выводом в постановлении судьи о неизбежности нарушения их прав в случае решения вопроса о назначении экспертизы в этой стадии.

В постановлении, как и в материалах дела, не имелось данных, свидетельствующих о необходимости производства каких-либо следственных действий для решения вопроса о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы по делу.

Обобщив судебную практику, Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 постановления от 20 декабря 1994 г. дал судам разъяснения относительно полномочий судьи по принятию решений на предварительном слушании, согласно которому по ходатайствам, заявленным в предварительном слушании государственным обвинителем, потерпевшим, обвиняемым и его защитником, судья после выяснения мнения сторон может принять решение о вызове в судебное заседание новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании и приобщении к делу вещественных доказательств и документов, об изменении обвиняемому меры пресечения, о гражданском иске и мерах его обеспечения, а также о производстве экспертизы, если обстоятельства, имеющие значение для дачи заключения, не требуют дополнительного выяснения и если при этом не нарушаются права обвиняемого и других участников процесса, установленные уголовно-процессуальным законом.

 

 

Председатель кассационной палаты Верховного Суда Российской Федерации

А.П.ШУРЫГИН

(Продолжение в следующем номере)

 

 

Поиск в номере