1. Решение районного суда по иску об изменении даты и формулировки причин увольнения и компенсации морального вреда признано законным

 

(Извлечение)

 

Маясов обратился с иском к рыбхозу "Павловский" акционерного общества (АО) "Рязаньрыбпром" об изменении даты и формулировки причин увольнения, взыскании оплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, ссылаясь на следующие обстоятельства.

Работая в рыбхозе в качестве технического руководителя по трудовому договору, заключенному на неопределенный срок, 10 мая 1995 г. он подал заявление об увольнении с работы по собственному желанию и после истечения двухнедельного срока предупреждения с 25 мая 1995 г. прекратил работу. Трудовую книжку администрация рыбхоза отказалась выдать ему на руки, а направила ее по почте, поэтому Маясов получил ее лишь 1 марта 1996 г. с записью о его увольнении с 30 июня 1995 г. по п. 8 ст. 33 КЗоТ РФ (за совершение по месту работы хищения государственного имущества).

В связи с задержкой выдачи трудовой книжки он не смог представить ее по новому месту работы - АОЗТ "НИНОН", и по этой причине с ним расторгли трудовой контракт, заключенный 5 июня 1995 г. Из-за неправомерных действий администрации он испытал глубокие нравственные страдания и расценил причиненный ему моральный вред в 50 млн. рублей.

Рязанским районным судом Рязанской области иск удовлетворен, на администрацию рыбхоза возложена обязанность внести изменения в трудовую книжку об увольнении истца с 25 мая 1995 г. по ст. 31 КЗоТ РФ (по собственному желанию), а также взыскана компенсация морального вреда в сумме 15 млн. рублей.

Президиум Рязанского областного суда это решение отменил и дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановления президиума с оставлением в силе решения районного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 20 мая 1997 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Как установил суд, 10 мая 1995 г. Маясов обратился к директору рыбхоза с заявлением об увольнении по собственному желанию и в соответствии со ст. 31 КЗоТ РФ после истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении вправе был прекратить работу (что он и сделал), а администрация обязана выдать ему трудовую книжку и произвести с ним расчет. Поэтому Маясов после расторжения с ним в силу требований закона трудового договора, заключенного на неопределенный срок, не мог быть уволен по иным основаниям, в частности по п. 8 ст. 33 КЗоТ РФ. Тем более, как правильно сослался суд в решении, вина его в совершении по месту работы хищения государственного имущества не установлена ни приговором, ни постановлением компетентного органа о наложении административного взыскания или о применении меры общественного воздействия.

При разрешении вопроса о компенсации морального вреда суд обоснованно учитывал фактические обстоятельства его причинения, индивидуальные особенности Маясова и другие конкретные обстоятельства, свидетельствующие о тяжести перенесенных им по вине ответчика страданий.

Таким образом, решение районного суда по иску Маясова об изменении даты и формулировки причин увольнения и компенсации морального вреда законно и было неправильно отменено судом надзорной инстанции.