2. Неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств по делу о возмещении ущерба, причиненного неисполнением обязательства, повлекло отмену судебных постановлений

 

(Извлечение)

 

Супруги Алексеевы в апреле 1991 г. перечислили Оренбургскому отделению Южно-Уральской железной дороги 25 тыс. рублей для получения автомобиля. Соглашение о передаче им автомобиля до 1 июля 1993 г. исполнено не было, в связи с чем Алексеевы обратились в суд с иском к Оренбургскому отделению Южно-Уральской железной дороги о взыскании перечисленных для получения автомашины 25 тыс. рублей с учетом индексации по справке статуправления о росте цен.

Дело рассматривалось в судебном порядке неоднократно. Промышленный районный суд г. Оренбурга Оренбургской области взыскал с ответчика в пользу Алексеевых 41 077 рублей. Судебная коллегия Оренбургского областного суда решение оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений, ссылаясь на то, что суд не установил характер правовых отношений между истцом и ответчиком, в связи с чем невозможно определить, какой закон применим для разрешения данного спора.

Президиум Оренбургского областного суда протест оставил без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 22 апреля 1997 г. аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила, указав следующее.

Суд первой инстанции, принимая решение о возврате истцу перечисленной ответчику суммы, учитывал то обстоятельство, что ответчик получил от истца 25 тыс. рублей и не вернул их.

Поскольку деньги были перечислены ответчику в апреле 1991 г. с лицевых счетов истцов в Сбербанке по вкладам до востребования, то при определении размера взыскания, по мнению суда, к внесенной сумме должны быть применены те же начисления, которые производятся Сбербанком по вкладам этого вида (с учетом процентов за хранение вклада), и поэтому суд определил сумму, подлежащую взысканию, в размере 41 077 рублей.

Однако деньги не находились в Сбербанке, а были переданы ответчику, поэтому начисление на уплаченную сумму процентов как на вклад в Сбербанке до востребования нельзя признать правильным.

Суд не дал правовой оценки характеру отношений, возникших между истцом и ответчиком, и в нарушение ст. 197 ГПК РСФСР не указал материальный закон, которым он руководствовался, а исходил лишь из факта получения отделением железной дороги денег от Алексеевых, что недостаточно для определения размера ответственности ответчика.

Имеющимися в деле документами подтверждается перечисление истцами 25 тыс. рублей, что ответчиком не оспаривалось.

Как заявляли Алексеевы, они перечислили отделению железной дороги деньги для получения автомобиля под обязательство последней предоставить им автомобиль в IV квартале 1992 г., но автомашину не получили.

Между тем в деле нет ни такого соглашения между истцом и ответчиком, ни какого-либо обязательства отделения железной дороги передать им автомобиль в счет перечисленной суммы.

Возражая против требования истцов о возврате перечисленной суммы с индексацией исходя из роста цен, ответчик утверждал, что деньги истцов он у себя не удерживал, а перечислил МНПО "Скат-5с", которое обязалось обеспечить автомобилями работников отделения дороги, состоящих в списке очередников, но свое обязательство МНПО "Скат-5с" не выполнило.

Как видно из имеющейся в деле копии договора между ответчиком и МНПО "Скат-5с" (без указания даты), отделение железной дороги ("Предприятие") обязалось выделить МНПО "Скат-5с" ("Объединение") беспроцентную ссуду в качестве предварительной оплаты за будущую поставку новых автомобилей отечественного и зарубежного производства в объемах и сроки, указанные в договоре, а также перечислить 1250 тыс. рублей и 500 тыс. рублей к 10 апреля 1991 г.

В связи с невыполнением обязательства, взятого на себя МНПО "Скат-5с", Оренбургское отделение Южно-Уральской железной дороги предъявило в арбитражный суд иск о взыскании 5400 тыс. рублей и пени.

Решением Высшего арбитражного суда Республики Татарстан от 1 ноября 1993 г. с МНПО "Скат-5с" в пользу отделения железной дороги взыскано 5350 тыс. рублей долга и 535 тыс. рублей госпошлины, в остальной части иска отказано.

По сообщению прокурора г. Елабуги от 3 декабря 1993 г. денежных средств на расчетном счете МНПО "Скат-5с" нет, эта организация не исполнила договоры на поставку автомобилей на 29 млн. рублей в исчислении 1990-1991 годов.

Однако суд не учел данный факт и не установил, по чьей инициативе - работников отделения или самого отделения железной дороги - был заключен договор с МНПО "Скат-5с" на поставку автомобилей, выполняло ли отделение дороги поручение своих работников, желавших приобрести автомобили, или оно само предлагало свои услуги работникам, заключая с ними соглашения и вступая с ними в договорные (обязательные) отношения.

Исходя из этого суду и следовало определить закон, который должен быть применен, от этого зависят основания и размер ответственности ответчика.

Если отделение дороги взяло на себя обязательство перед своими работниками, в том числе и перед истцом, о предоставлении автомашины, то суду следовало исходить из правила, предусмотренного ст. 223 ГК РСФСР*, согласно которому должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено его исполнение, если законом не предусмотрено, что ответственность несет непосредственный исполнитель.

Если отделение дороги выступало по поручению своих работников, то применимы правила главы 35 ГК РСФСР**. В этом случае поверенный, выполнивший поручение, не может нести ответственность за неблагоприятные последствия, связанные с неисполнением договора, заключенного по поручению поручителя.

Также при вынесении решения суд не принял во внимание, что в пользу ответчика по решению арбитражного суда взыскана сумма, превышающая перечисленную МНПО "Скат-5с" более чем в три раза. Если ответчик выступал в качестве поручителя своих работников, то в случае исполнения решения арбитражного суда присужденная сумма должна быть перераспределена пропорционально внесенной каждым из работников.

Оставляя без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, президиум областного суда указал, что суд правильно взыскал с ответчика внесенную истцами сумму с учетом ставки процента по вкладам Сбербанка до востребования, нет необходимости в выяснении, по чьей инициативе (работников отделения железной дороги или самого отделения железной дороги) заключен договор между ответчиком и МНПО "Скат-5с", поскольку из материалов дела очевидна инициатива самого отделения железной дороги. В обоснование этого президиум сослался на то, что договор с МНПО заключен ранее вступления отделения дороги в соглашение с истцами (срок начала его действия обозначен 29 марта 1991 г.), по договору объединению "Скат-5с" выделялась ссуда, в случае отказа отделения дороги от продукции договором предусматривалась возможность оставления перечисленных сумм МНПО для дальнейшего использования их в качестве кредита.

Между тем правовой характер отношений между истцом и ответчиком, в том числе вопрос о том, по чьей инициативе заключен договор с МНПО "Скат-5с", суд первой инстанции не установил, оценки этому договору как доказательству не дал.

Согласно ч. 2 ст. 331 ГПК РСФСР суд, рассматривающий дело в порядке надзора, не вправе предрешать вопросы достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими.

Обстоятельства, на которые сослался президиум, с достоверностью не подтверждают сделанного им вывода. Согласно договору деньги за автомашины должны быть перечислены к 10 апреля 1991 г., а истец внес деньги 1 апреля 1991 г., т. е. до истечения этого срока. Начало действия договора - 29 марта 1991 г., и он сам по себе не исключает инициативы работников отделения железной дороги в заключении договора и заключения договора по их поручению.

Президиум отверг изложенный в протесте довод о возможном перераспределении средств, присужденных отделению железной дороги по решению арбитражного суда в связи с неисполнением договора, указав на неисполнение решения на день вынесения постановления президиума.

Но это обстоятельство могло быть учтено только в случае, если ответчик заключил договор, выполняя поручение своих работников. Если же договор заключен по инициативе отделения железной дороги, то в этом случае неисполнение решения третьим лицом не могло отразиться на правах истца и он вправе получить все то, что причитается ему в связи с ненадлежащим исполнением взятых на себя ответчиком обязательств.

Хотя президиум и указал, что решение законно, ссылку на то, каким законом предусмотрено начисление процентов, установленных Сбербанком по вкладам до востребования, на суммы, которые вкладом не являются, в Сбербанке не находились, переданы ответчику и по его утверждению перечислены другой организации (МНПО "Скат-5с"), не сделал.

При таких обстоятельствах все судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

 

____________

* Статья 403 ГК РФ.

** Глава 23 (§ 5) ГК РФ.

 

 

_______________