3. Кассационное определение о переквалификации преступления с п. "г" ст. 102 УК РСФСР на ст. 103 УК РСФСР отменено как вынесенное без должного исследования и оценки всех обстоятельств по делу

 

(Извлечение)

 

Хабаровским краевым судом 23 октября 1996 г. Кочетков осужден по п. "г" ст. 102 УК РСФСР.

Он признан виновным в совершении умышленного убийства Дерюгина с особой жестокостью.

14 апреля 1996 г. около 23 час. Кочетков в состоянии алкогольного опьянения пришел в квартиру, в которой находилась его жена Кочеткова Л., их четырехлетний сын, мать Кочетковой - Назарова, одиннадцатилетняя дочь Назаровой и сожитель Назаровой - Дерюгин, и предложил присутствующим выпить. (Между Кочетковым, с одной стороны, и его женой, Назаровой и Дерюгиным, с другой стороны, сложились неприязненные отношения, после того как он избил Кочеткову Л. и она отказалась проживать совместно с ним.) Кочетков дал жене денег, та купила бутылку водки, которую они вчетвером распили, после чего Кочетков попытался уйти домой, но ввиду его сильного алкогольного опьянения Дерюгин и Кочеткова Л. вернули его в квартиру и отвели на кухню. Там между ним и Дерюгиным возникла ссора, перешедшая в драку, во время которой Дерюгин избил Кочеткова, причинив ему телесные повреждения. Вмешавшиеся в драку Кочеткова Л. и Назарова силой вытащили Дерюгина из кухни и усадили на кровать в комнате, где пытались его успокоить, но он продолжал выкрикивать оскорбления в адрес Кочеткова. Пришедший в себя после побоев Кочетков взял в кухне нож, вошел в комнату и в присутствии Назаровой и Кочетковой Л. умышленно, сознавая, что причиняет своими действиями близким Дерюгину людям страдания, с целью убийства дважды ударил ножом Дерюгина в грудь, причинив ему телесные повреждения, повлекшие смерть. Назарова и Кочеткова Л. пытались помешать действиям Кочеткова, остановить его, при этом Назарова топором-колуном ударила его в спину, не причинив телесных повреждений, а Кочеткова Л. после нанесения Кочетковым ударов Дерюгину сумела выхватить нож у мужа и убежала. Обозленный действиями обеих, Кочетков крикнул вслед жене, что убьет ее, а Назарову догнал на веранде и несколько раз ударил, причинив ей телесные повреждения, относящиеся к легким, не повлекшим расстройство здоровья.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, переквалифицировав действия Кочеткова с п. "г" ст. 102 УК РСФСР на ст. 103 УК РСФСР.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене кассационного определения.

Президиум Верховного Суда РФ 4 июня 1997 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Переквалифицируя действия Кочеткова с п. "г" ст. 102 УК РСФСР на ст. 103 УК РСФСР, кассационная инстанция сослалась на то, что убийство Дерюгина было совершено Кочетковым в присутствии сожительницы потерпевшего - Назаровой и ее дочери - Кочетковой Л., которые в соответствии с законом не относятся к близким родственникам, вследствие чего это убийство не может быть расценено как совершенное с особой жестокостью.

Однако такой вывод нельзя признать обоснованным.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 постановления N 15 от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах", особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Таким образом, по смыслу закона круг близких потерпевшему лиц не ограничен перечнем близких родственников, предусмотренных ст. 34 УПК РСФСР.

Как видно из материалов дела, Назарова и ее дочь Кочеткова Л. совместно с Дерюгиным проживали с 1989 года, Назарова считала и называла Дерюгина своим мужем, а Кочеткова Л. - отцом. Дерюгин и Назарова имели общего ребенка.

О характере таких взаимоотношений был осведомлен и Кочетков - муж Кочетковой Л., называвший Дерюгина своим тестем.

Эти данные позволяют сделать вывод о том, что Назарова и Кочеткова Л. с учетом сложившихся взаимоотношений с Дерюгиным и конкретных обстоятельств дела были близкими потерпевшему людьми.

В момент совершения убийства Назарова и Кочеткова Л. находились в стрессовом состоянии, плакали, были напуганы, пытались пресечь преступные действия Кочеткова.

В процессе предварительного следствия они были признаны потерпевшими, так как им был причинен моральный вред.

При таких обстоятельствах решение кассационной инстанции о переквалификации действий Кочеткова с п. "г" ст. 102 УК РСФСР на ст. 103 УК РСФСР принято без должного исследования и оценки всех обстоятельств дела, в связи с чем подлежит отмене, а дело - направлению на новое кассационное рассмотрение.

От редакции. При повторном кассационном рассмотрении данного дела приговор суда первой инстанции оставлен без изменения.

______________

 

 

Поиск в номере