1. В связи с ненаступлением предусмотренного договором страхования страхового случая в иске к страховой компании о взыскании страхового возмещения отказано

 

(Извлечение)

 

12 мая 1995 г. страховая компания "Страхинком" заключила с Молчановой договор страхования риска непогашения суммы в размере 16 900 тыс. рублей, внесенной ею в фирму "Лемонс" для покупки на льготных условиях через определенный период времени автомашины "Таврия". С условиями договора Молчанова была согласна и его подписала.

Однако автомашина не была ей передана в срок. Поэтому она обратилась в суд с иском к страховой компании "Страхинком" о взыскании страхового возмещения, штрафа за неисполнение условий договора и компенсации морального вреда в сумме 10 млн. рублей. Молчанова указала на то, что по истечении срока, обусловленного для передачи ей фирмой "Лемонс" автомобиля наступил страховой случай, в связи с чем страховая компания обязана выплатить ей страховое возмещение.

Решением Заводского районного суда г. Кемерово иск удовлетворен: со страховой компании "Страхинком" в пользу Молчановой взыскано страховое возмещение в сумме 16 900 тыс. рублей, штраф за задержку выплаты страхового возмещения в сумме 23 322 тыс. рублей и компенсация морального вреда в размере 500 тыс. рублей.

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда решение оставила без изменения.

Президиум Кемеровского областного суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебных постановлений и вынес новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановления надзорной инстанции с оставлением в силе решения суда первой инстанции и кассационного определения, ссылаясь на то, что вывод президиума областного суда о ненаступлении страхового случая в связи с письменным согласием фирмы "Лемонс" возвратить истице внесенные ею денежные средства не основан на законе и материалах дела.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 18 июля 1991 г. протест оставила без удовлетворения, указав следующее.

По мнению прокурора, суд первой инстанции правильно признал, что, поскольку в договоре не предусмотрен срок, в течение которого фирма обязана возвратить внесенные за автомашину деньги в случае расторжения договора, в соответствии с п. 2 ст. 314 первой части ГК РФ обязательство должно быть исполнено в разумный срок после его возникновения. Не исполненное в разумный срок обязательство должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении. Условие возврата денег в случае расторжения договора является необходимой гарантией соблюдения интересов покупателя.

Однако данный вывод, сделанный на основе текста договора купли-продажи автомашины между Молчановой и фирмой "Лемонс", распространяется на правоотношения, вытекающие из договора купли-продажи автомашины, сторонами которого были истица и фирма "Лемонс", а не страховая фирма "Страхинком". Молчанова же не предъявила в соответствии с этим Законом требования о возврате внесенной за автомашину суммы в указанный срок к фирме "Лемонс". Возможность погашения данной суммы имелась, так как, по сообщению РУВД Центрального административного округа г. Москвы, в связи с возбуждением уголовного дела банковские счета фирмы были арестованы.

Таким образом, применение названной нормы ГК к договору страхования риска невозврата суммы неправомерно, так как не предусмотрено условиями договора страхования.

В соответствии с п. 2 ст. 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. "О страховании" страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю.

Вывод суда первой инстанции о наступлении страхового случая основан только на факте непредоставления истице фирмой "Лемонс" автомобиля в срок.

Кассационная инстанция согласилась с таким выводом. Между тем, как предусмотрено в договоре страхования риска непогашения кредита, заключенного Молчановой и страховой компанией "Страхинком" 12 мая 1995 г., страховой случай наступает при непредоставлении фирмой "Лемонс" автомобиля и отказе возвратить средства, внесенные страхователем.

Такое условие, как реальное намерение исполнить фирмой "Лемонс" обязательство по договору купли-продажи автомашины, договор страхования не содержит, в связи с чем довод протеста о наступлении страхового случая, дающего право истице на получение страхового возмещения, нельзя признать правильным.

С названными условиями договора страхования истица была согласна, что подтверждено ее подписью на договоре страхования.

Как видно из письма за подписью генерального директора и главного бухгалтера, фирма "Лемонс" сообщила страховой компании "Страхинком" о выполнении ею обязательств по договорам купли-продажи автомобилей по окончании проверки. В случае расторжения договоров фирма обязуется возвратить клиентам внесенные денежные суммы согласно списку.

Таким образом, вывод районного суда о наступлении страхового случая только при непредоставлении истице фирмой "Лемонс" автомобиля "Таврия" противоречит Закону Российской Федерации "О страховании", так как второе условие, необходимое для наступления страхового случая, отсутствовало.

Поскольку страховой случай не наступил, страховая компания не обязана была выплачивать истице страховое возмещение, штраф за задержку выплаты такого возмещения и компенсацию морального вреда.

В силу ст.ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются. Следовательно, изменение условий страхования, содержащихся в договоре страхования, подписанного истицей, при отсутствии согласия другой стороны договора - страховой компании "Страхинком" противоречит приведенному выше закону.

Суд при вынесении решения неправильно истолковал и применил нормы материального права, в связи с чем в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК решение суда и кассационное определение обоснованно отменены надзорной инстанцией.

Постановление надзорной инстанции вынесено в соответствии с условиями договора страхования и требованиями материального закона, поэтому протест подлежит оставлению без удовлетворения.