О ПРАКТИКЕ НАЗНАЧЕНИЯ СУДАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

 

 

В Конституции Российской Федерации, в ст. 10, впервые в истории России закреплено положение о самостоятельности судебной власти, а в п. "л" ч. 1 ст. 72 - о том, что суды не входят в систему правоохранительных органов. Однако суды как органы судебной власти, осуществляющие в Российской Федерации государственную власть, не вправе устраниться от стоящих перед государством задач по укреплению в обществе законности и правопорядка. Естественно, что участвовать в решении этих задач суды могут лишь в пределах своих конституционных полномочий, и только в определенных для них законом формах, т. е. посредством осуществления правосудия.

Рассмотрение дел в установленные сроки, объективное и беспристрастное судебное разбирательство, обеспечивающее осуждение виновных и исключающее осуждение лиц, виновность которых не доказана, назначение справедливого наказания - все это является реальным вкладом судебной власти в общее дело укрепления законности и правопорядка в государстве.

Придавая исключительно большое значение правильному назначению наказания, Пленум Верховного Суда РФ неоднократно обращался в своих постановлениях к вопросам, связанным с применением судами законодательства, регламентирующего назначение виновным мер уголовного наказания.

Это, в частности, постановления "О практике назначения судами Российской Федерации дополнительных мер наказания" (март 1971 года), "О некоторых вопросах, возникающих в практике назначения судами Российской Федерации наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам" (июнь 1977 года), "О применении судами Российской Федерации законодательства, регламентирующего назначение мер уголовного наказания" (апрель 1985 года), "О практике назначения наказаний, не связанных с лишением свободы" (декабрь 1989 года).

В апреле 1988 года Пленум Верховного Суда обсудил практику назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы. Ошибки при назначении лишения свободы могут влечь тяжелые последствия, что возлагает на суды особую ответственность за правильное разрешение вопросов, связанных с назначением указанного вида наказания. В принятом постановлении Пленум дал судам соответствующие разъяснения и обратил их внимание на то, что лицам, совершившим преступления, отличающиеся повышенной общественной опасностью, а также лицам, ранее судимым и упорно не желающим становиться на путь исправления, должны, как правило, назначаться предусмотренные законом строгие меры наказания. В то же время в отношении лиц, виновных в совершении преступлений, не представляющих значительной общественной опасности и способных исправиться без изоляции от общества, суды должны использовать предоставленные законом возможности для назначения наказаний, не связанных с лишением свободы.

Со времени принятия Пленумом Верховного Суда постановления N 1 14 апреля 1988 г. "О практике назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы" прошло значительное время, характеризующееся существенными изменениями в общественно-политическом, социальном и экономическом устройстве государства. Страна вступила на путь перехода от одной системы организации общественного строя к другой, основанной на развитии рыночных отношений. Трудности, с которыми сталкивается на этом пути в своем развитии Российская Федерация, оказывают негативное воздействие на многие стороны жизни общества, в том числе на состояние преступности. Достаточно сказать, что за пятилетие - с 1991 г. по 1995 г. - количество зарегистрированных преступлений в России возросло на 27,1%.

Наряду с количественными изменениями в преступности происходят и серьезные качественные изменения. За последние годы появились новые категории уголовных дел, в том числе о мошеннических операциях с ценными бумагами, о налоговых преступлениях. Существенно меняется и характер таких преступлений, как умышленное убийство, разбойные нападения, многие из этих преступлений стали совершаться с использованием огнестрельного оружия, взрывчатых веществ, т. е. общеопасным способом. По данным МВД России, пик преступлений, совершенных с использованием огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, пришелся на 1993 год, когда их было совершено 19 154, или в 4 с лишним раза больше, чем в 1991 году. В 1995 году число таких преступлений составило 12 160.

Рост числа зарегистрированных преступлений за последние несколько лет обусловил и рост судимости. Общее число осужденных по приговорам, вступившим в законную силу, увеличилось по сравнению с 1994 годом на 12%. Впервые за послевоенное время превышен рубеж в один миллион осужденных. При этом следует отметить высокие темпы прироста осужденных за бандитизм, за мошенничество, за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, за вымогательство. Резко (на 81,3%) возросла судимость за хозяйственные преступления, в том числе за нарушения налогового законодательства, за незаконные сделки с валютными ценностями, за нарушения в сфере частнопредпринимательской и индивидуальной трудовой деятельности, за нарушения таможенного законодательства, за экологические преступления.

Как и в предыдущие годы, продолжается рост судимости за умышленные убийства и другие преступления, направленные против жизни и здоровья граждан, за хулиганство.

Обращает на себя внимание увеличение количества групповых преступлений, которые, как правило, отличаются повышенной общественной опасностью.

Все это свидетельствует о том, что криминальная ситуация в обществе не улучшается и преступность продолжает оставаться одним из основных дестабилизирующих факторов жизни россиян. В этих сложных условиях суды должны особенно тщательно подходить к разрешению вопросов, связанных с назначением виновным мер наказания, в том числе в виде лишения свободы.

Проведенные в 1995 году в большинстве Верховных судов республик, краевых, областных и соответствующих им судов обобщения практики назначения лишения свободы, а также анализ статистических данных о назначении судами России наказаний за последние годы позволяют сделать вывод о том, что суды, выполняя требования закона о дифференцированном подходе к назначению осужденным видов, сроков и размеров наказаний и применяя положения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 14 апреля 1988 г. "О практике назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы", в основном правильно назначают за совершенные преступления такую меру наказания, как лишение свободы.

Так, доля лишения свободы в структуре мер наказания на протяжении последних лет остается практически на одном уровне. В 1991 году суды России назначили это наказание 34,9% всех осужденных, в 1992 году - 34,2%, в 1993 году - 37,0%, в 1994 году - 36,0%. В 1995 году наказание в виде лишения свободы было назначено 34,5% осужденных. При этом за совершение преступлений, отличающихся повышенной общественной опасностью, доля лишения свободы значительно выше. В 1995 году к лишению свободы было приговорено 97,7% лиц, осужденных за бандитизм, 96,6% - за умышленное убийство, 87,3% - за изнасилование, 89,7% - за разбой, 75,3% - за получение взятки при отягчающих обстоятельствах. Достаточно высок процент лишения свободы также среди лиц, осужденных за грабеж при отягчающих обстоятельствах и особо злостное хулиганство.

Вместе с тем данные, которыми располагает Верховный Суд Российской Федерации, свидетельствуют о том, что в практике назначения лишения свободы имеют место существенные недостатки.

Вопреки закону и разъяснению, содержащемуся в п. 1 постановления Пленума от 14 апреля 1988 г., судами не по всем делам всесторонне исследуются и учитываются в полной мере обстоятельства, имеющие значение для правильного определения виновным лицам мер наказания, характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства. Мотивируя назначение наказания, суды нередко ограничиваются общей ссылкой на обстоятельства дела и данные о личности подсудимого, не указывая, какие именно обстоятельства раскрывают характер и степень общественной опасности содеянного и личность виновного. Все это влечет назначение осужденным как необоснованно мягких, так и чрезмерно суровых мер наказания.

Так, приговором Ленинского районного народного суда г. Калуги от 22 августа 1995 г. несовершеннолетние Щербакова, Зуева и Власенко были осуждены по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР к трем годам шести месяцам лишения свободы, каждая с отбыванием наказания в воспитательно-трудовой колонии. Суд признал их виновными в том, что, используя незначительный повод и действуя из хулиганских побуждений, они завели свою сверстницу во двор школы, где, выражаясь нецензурно, изрисовали ей лицо губной помадой, потребовали, чтобы она встала на колени, оскорбляла себя и извинялась за свое поведение, а затем нанесли потерпевшей побои, причинив ей легкие телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья.

Признав чрезмерно суровым наказание, назначенное осужденным народным судом, судебная коллегия по уголовным делам Калужского областного суда снизила наказание Щербаковой до шести, а Зуевой и Власенко - до трех месяцев лишения свободы и на основании ст. 46-1 УК РСФСР отсрочила исполнение приговора. При этом судебная коллегия указала в определении, что суд при назначении наказания не учел, что осужденным на момент совершения преступления было по 14-15 лет, преступление они совершили впервые и вследствие случайного стечения обстоятельств, все они положительно характеризуются, проживают в семьях, учатся, ранее ни в чем предосудительном замечены не были, тяжких последствий преступление не повлекло.

Тосненский городской народный суд Ленинградской области 2 августа 1995 г. признал виновными Пичугина и Ергину в том, что они, проникнув на охраняемую территорию акционерного сельхозобщества "Колпинское", пытались совершить кражу 20 кг нестандартных огурцов, но были задержаны работниками охраны. Суд назначил Пичугину и Ергиной наказание по ст. 15 и ч. 1 ст. 144 УК РСФСР в виде двух лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда на основании ст. 46-1 УК РСФСР отсрочила исполнение приговора и освободила осужденных из-под стражи, указав в определении, что, назначая наказание в вице лишения свободы, суд не учел, что причиненный осужденными ущерб был немедленно возмещен путем возврата похищенного собственнику, ранее они не судимы, Ергина имеет на своем иждивении двоих несовершеннолетних детей, а Пичугин содержит 84-летнюю мать.

А вот примеры противоположного характера. По приговору Ленинского районного народного суда г. Красноярска от 23 февраля 1996 г. Ивченко признан виновным в том, что на протяжении 1993-1994 гг. один и по предварительному сговору с другими лицами проникал в квартиры граждан, откуда тайно и открыто похищал принадлежащее им имущество. Всего Ивченко совершил шесть квартирных краж и грабежей на общую сумму свыше 26 миллионов рублей.

По совокупности преступлений, предусмотренных чч. 2 и 3 ст. 144 и ч. 2 ст. 145 УК РСФСР, Ивченко был осужден к трем годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на два года.

По протесту прокурора судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда отменила приговор за мягкостью назначенного Ивченко наказания.

За мягкостью наказания был отменен и приговор Черкесского городского народного суда Карачаево-Черкесской Республики от 3 июня 1996 г. в отношении Климентова, осужденного по совокупности преступлений, предусмотренных чч. 2 и 3 ст. 144 УК РСФСР, к четырем годам лишения свободы условно, с испытательным сроком в течение трех лет. Суд признал Климентова виновным в том, что он по предварительному сговору с другими лицами в период с марта 1995 года по февраль 1996 года систематически совершал кражи имущества из гаражей граждан г. Черкесска. Всего Климентов принял участие в семи кражах на сумму около 40 миллионов рублей.

Как говорится, комментарии излишни.

Одно из основных условий назначения справедливого наказания лицам, совершившим преступления, - правильная юридическая оценка содеянного. В самом деле, о какой справедливости может идти речь, если, например, лицу, совершившему умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (санкция ст. 102 УК РСФСР - от восьми до пятнадцати лет лишения свободы или смертная казнь, а по ч. 2 ст. 105 УК РФ - от восьми до двадцати лет лишения свободы либо смертная казнь или пожизненное лишение свободы) определяется срок лишения свободы, исходя из санкций закона, предусматривающего ответственность за убийство без отягчающих обстоятельств (санкция ст. 103 УК РСФСР - от трех до десяти лет лишения свободы, а по ч. 1 ст. 105 УК РФ - от шести до пятнадцати лет лишения свободы). Точно так же несправедливым будет наказание, назначенное ошибочно по закону о более тяжком преступлении. Между тем факты неправильной квалификации преступлений и назначения в связи с этим несправедливых наказаний не единичны.

В 1995 году всеми судами кассационной и надзорной инстанций было снижено наказание с изменением квалификации преступлений в отношении 9904 человек. Нередки случаи и противоположного характера, когда приговоры отменялись по протестам прокуроров и жалобам потерпевших из-за неправильной квалификации действий осужденных и назначения в связи с этим необоснованно мягких мер наказания.

Хотя в целом суды правильно назначают за совершенные преступления лишение свободы, результаты проведенных обобщений и данные судебной статистики свидетельствуют о недооценке отдельными судами общественной опасности преступлений, отнесенных законом к тяжким, и назначении виновным мер наказания, не соответствующих тяжести содеянного.

Как известно, из перечисленных в ст. 7-1 УК РСФСР ( См. новое понятие тяжкого преступления (ч. 2 ст. 15 УК РФ)) преступлений, отнесенных законом к тяжким, лишь по шести составам преступлений санкции уголовных норм наряду с лишением свободы предусматривают наказания, не связанные с изоляцией осужденных от общества. Это - ч. 2 ст. 148 УК РСФСР, ч. 2 ст. 206 УК РСФСР, ст. 70 УК РСФСР, ст. 70-1 УК РСФСР, ч. 2 ст. 74 УК РСФСР и ч. 2 ст. 162-5 УК РСФСР. За совершение всех остальных указанных в ст. 7-1 УК РСФСР тяжких преступлений предусмотрено только лишение свободы.

Между тем наказание в виде лишения свободы было назначено в 1995 году лишь 47% лиц, осужденных за тяжкие преступления, при этом каждому десятому из числа осужденных к лишению свободы оно было назначено с применением ст. 43 УК РСФСР. В отношении 22,8% всех осужденных за совершение тяжких преступлений была применена отсрочка исполнения приговора (В УК РФ соответствующей ст. 46-1 УК РСФСР статьи нет ) и 23% - назначено условное осуждение.

О том, что некоторые суды не в полной мере учитывают повышенную общественную опасность некоторых категорий преступлений, отнесенных законом к тяжким, свидетельствуют и такие данные: в 1995 году по ч. 3 ст. 145 УК РСФСР, т. е. за особо опасный вид открытого похищения чужого имущества, к лишению свободы хотя и было приговорено около 77% осужденных, однако в отношении почти 66% применена ст. 43 УК РСФСР (Статья 64 УК РФ ).

Каждому четвертому из числа осужденных к лишению свободы за разбой при отягчающих обстоятельствах было назначено наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией закона.

По чч. 3, 4, 5 ст. 148 УК РСФСР, предусматривающим ответственность за вымогательство, сопряженное, в частности, с насилием, захватом заложников, причинением крупного ущерба или иных тяжких последствий, лишение свободы было назначено 54,3% осужденных, в отношении 26,7% применена отсрочка исполнения приговора и в отношении 15,9% - условное осуждение.

За особо злостное хулиганство в отношении каждого третьего осужденного применялась либо отсрочка исполнения приговора, либо условное осуждение.

В обстановке проникновения коррупции в различные сферы жизни общества значительно возрастает опасность взяточничества. Тем не менее по ч. 2 ст. 173 УК РСФСР наказание с применением ст. 43 УК РСФСР было назначено в отношении 62,4% и условное осуждение - в отношении 34,5%, а по ч. 3 этой статьи наказание ниже низшего предела санкции закона назначено почти 81% осужденных.

 

 

Заместитель Председателя

Верховного Суда Российской Федерации Р.М.СМАКОВ

 

(Продолжение в следующем номере)

 

 

Поиск в номере