4. Существенные нарушения судом уголовно-процессуального закона повлекли отмену приговора

 

(Извлечение)

 

 

Дульдургинским районным народным судом Читинской области ранее судимый Кравчук осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к двум годам лишения свободы, на основании ст. 41 УК РСФСР к назначенному наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору от 7 апреля 1995 г., и окончательно определено три года лишения свободы.

Он признан виновным в краже чужого имущества с проникновением в помещение.

В ночь на 3 апреля 1995 г. в с. Бальзино Кравчук путем взлома хлебного люка проник в помещение частного магазина "Рассвет", откуда похитил продукты питания и одежду на общую сумму 1 815 542 руб., причинив ущерб: Прохоровой - на 176 400 руб., а Калошиной - на 1 639 142 руб. Часть похищенных ценностей была изъята и возвращена владельцам.

В кассационном порядке дело не рассматривалось. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с существенным нарушением судом уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 июня 1996 г. протест удовлетворила, указав следующее.

В рассмотрении данного дела принимал участие государственный обвинитель, что обязывало суд в соответствии с требованиями п. 1 ст. 49 УПК РСФСР обеспечить участие защитника в судебном разбирательстве. Однако, несмотря на то что дело по обвинению Кравчука было назначено к слушанию с участием адвоката, он в судебное заседание не явился, и дело было рассмотрено судом с участием прокурора, но без защитника.

Таким образом, суд не обеспечил право подсудимого на защиту, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и в соответствии с п. 3 ст. 342 и п. 4 ст. 345 УПК РСФСР влечет отмену приговора.

Кроме того, органами следствия Кравчуку предъявлено обвинение в краже чужого имущества повторно, с проникновением в помещение и с причинением значительного материального ущерба потерпевшим.

Суд при решении вопроса о квалификации преступления признал установленной вину Кравчука только в совершении кражи с проникновением в помещение и не обсудил обоснованность предъявления ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, по признакам повторности кражи и причинения хищением значительного материального ущерба потерпевшим.

Помимо этого суд в нарушение требований ст. 313, ст. 314, ст. 315 УПК РСФСР в резолютивной части приговора указал о присоединении на основании ст. 41 УК РСФСР к данному приговору наказания, назначенного Кравчуку по предыдущему приговору от 7 апреля 1995 г.

Применение судом ст. 41 УК РСФСР по данному делу нельзя признать правильным. Кравчук был осужден 7 апреля 1995 г. за преступление (ч. 2 ст. 144 УК РСФСР), совершенное им 28 февраля 1995 г., т. е. до вынесения приговора по настоящему делу, поэтому в соответствии с законом следовало назначить наказание по правилам ч. 3 ст. 40 УК РСФСР.

Кроме того, в протоколе судебного заседания в нарушение требований ст. 264 УПК РСФСР не отражено содержание речи прокурора, хотя, как отмечено в протоколе судебного заседания и в приговоре, прокурор в суде поддерживал государственное обвинение.