4. Вывод суда об отсутствии обстоятельств, которые могли бы вызвать у подсудимого состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, признан необоснованным

 

(Извлечение)

 

 

Новомосковским городским народным судом Тульской области Власова осуждена к лишению свободы по ст. 103, ч. 1 ст. 108 УК РСФСР.

Она признана виновной в умышленном убийстве и нанесении умышленного тяжкого телесного повреждения.

Днем 6 или 7 ноября 1994 г. (точная дата не установлена) находившиеся в нетрезвом состоянии Власова и Брылева пришли к своему знакомому Голованову и стали распивать спиртные напитки.

Туда же вскоре пришли двое мужчин, с которыми Власова и Брылева продолжали распитие спиртных напитков.

После ухода этих мужчин (они в ходе предварительного следствия установлены не были) между Власовой и Головановым ввиду неприязненных отношений возникла кратковременная ссора, во время которой Власова взяла на кухне нож и, вернувшись в комнату, нанесла сидевшему на диване Голованову пять ударов ножом. От острой кровопотери в результате полученных ранений Голованов скончался на месте происшествия.

28 июня 1995 г. Власова во время драки с соседкой по дому Бабий половинкой лезвия безопасной бритвы нанесла ей резаные раны на правой и левой щеке, на кончике носа, на правой надбровной дуге. Эти телесные повреждения повлекли неизгладимое обезображение лица потерпевшей.

Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Власовой со ст. 103 на ст. 104 УК РСФСР.

Президиум Тульского областного суда 22 апреля 1996 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Вина Власовой в причинении умышленного тяжкого телесного повреждения Бабий доказана, и ее действия по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР квалифицированы правильно.

Приговор и кассационное определение в части осуждения Власовой по ст. 103 УК РСФСР подлежат изменению.

Из показаний Власовой видно, что она пришла к знакомому Голованову за своими вещами. С ней была ее подруга Брылева. Голованов угостил их водкой, вскоре к нему пришли два парня, один из которых позвал ее в комнату и стал приставать. Она оказала сопротивление, но парень избил ее и изнасиловал. Голованов при этом находился рядом, смотрел, как ее насилует его знакомый, и говорил, чтобы она не сопротивлялась. Когда парни ушли, она, считая Голованова виновным в ее изнасиловании, взяла на кухне нож и, возвратившись в комнату, нанесла несколько ударов ножом в шею и грудь Голованова.

Обсуждая вопрос о квалификации действий Власовой, суд указал, что не нашел в поведении потерпевшего Голованова противоправных действий, которые могли бы вызвать у Власовой состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения.

В приговоре отмечено, что непосредственно перед убийством между Власовой и Головановым произошла кратковременная ссора, в ходе которой Власова нанесла Голованову удары ножом.

Однако этот вывод суда нельзя признать достаточно обоснованным. Как видно из показаний свидетельницы Брылевой и самой Власовой, никакой ссоры между Власовой и Головановым перед убийством не было.

Брылева пояснила, что после ухода парней совершенно голая Власова выбежала из другой комнаты и ушла на кухню, где находилась примерно 3-5 мин. Затем она молча обошла сзади сидевшего на диване Голованова и несколько раз ударила его ножом. Голованов упал, а она, Брылева, закричала Власовой, что она делает. Власова прекратила наносить удары ножом, закрыла лицо руками и завопила.

Поведение Голованова, наблюдавшего процесс изнасилования и говорившего при этом Власовой, чтобы она не сопротивлялась, унижало ее честь и достоинство, в силу чего его следует расценивать как тяжкое оскорбление. Кроме того, такое поведение Голованова не может быть оценено в отрыве от действий насильника. Действия Голованова и насильника вызвали у Власовой состояние сильного душевного волнения. Разрыв во времени между этими действиями и убийством был незначительным.

Показания Брылевой свидетельствуют о том, что Власова находилась в состоянии сильного душевного волнения.

При таких данных действия Власовой надлежит переквалифицировать со ст. 103 на ст. 104 УК РСФСР.