ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ТРЕТИЙ И ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛЫ 1996 ГОДА

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

По уголовным делам

Вопросы квалификации преступлений

 

1. Согласно ч. 2 ст. 7 УК РСФСР, не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Трое четырнадцати-пятнадцатилетних подростков осуждены за тайное хищение чужого имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц. В августе 1995 года с целью кражи они пришли на дачный участок, где нарвали 26 арбузов общим весом 28 кг 400 г стоимостью 1000 руб. за 1 кг, причинив потерпевшей ущерб на сумму 28 400 руб.

По делу установлено, что несовершеннолетние лица похитили арбузы на незначительную сумму - 28 400 руб. (минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления составлял 55 000 руб.). Потерпевшая в суде признала, что арбузы ей возвращены, она считает ущерб незначительным и просила не привлекать подростков к уголовной ответственности.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора по протесту прокурора, отменила приговор и дело

 

прекратила производством по п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, указав, что действия несовершеннолетних, хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности.

 

Определение N 46-Д96пр-31

по делу Исайкина, Гнатиева и др.

 

2. Указание о признании особо опасным рецидивистом исключено из приговора.

Осужденный был признан особо опасным рецидивистом на основании закона, действовавшего на момент совершения преступления (примечания к ст. 24 УК РСФСР в редакции 1960 года).

Статья 24-1 УК РСФСР, установившая иные условия признания особо опасным рецидивистом, была введена в УК РСФСР Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 ноября 1969 г. в связи с принятием 11 июля 1969 г. Закона СССР "О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик".

Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 6 октября 1969 г. о порядке введения в действие Закона СССР от 11 июля 1969 г., новые условия признания особо опасным рецидивистом не распространялись на лиц, признанных таковыми до 1 ноября 1969 г.

Однако по смыслу п. 2 ст. 54 Конституции Российской Федерации закон, устраняющий наказуемость или смягчающий ответственность, имеет обратную силу. Положения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 6 октября 1969 г. противоречат действующей Конституции, нормы которой имеют высшую юридическую силу и прямое действие (п. 1 ст. 15 Конституции).

По настоящему делу в соответствии с требованиями ст. 24-1 УК РСФСР (в редакции 1969 года) осужденный уже не мог быть признан особо опасным рецидивистом.

 

Определение N 44-Д96пр-19

по делу Жаркова

 

3. При покушении на убийство двух и более лиц содеянное следует квалифицировать по ст. 15 и п. "з" ст. 102 УК РСФСР, если действия виновного охватываются единством умысла и совершены, как правило, одновременно.

В соответствии со ст. 350 УПК РСФСР кассационная инстанция может внести необходимые изменения в приговор, не передавая дело на новое рассмотрение.

Во время встречи Нового года в компании С. вел себя вызывающе, поэтому П. предложил ему покинуть помещение. Вооружившись ножом, С. вызвал П. в коридор и из хулиганских побуждений с целью убийства нанес ему удар ножом, отчего потерпевший скончался на месте происшествия. В это время из комнаты вышел К., увидел раненого и стал усмирять С. В ответ на это последний из хулиганских побуждений и желая убить ударил ножом К., чем причинил тяжкие телесные повреждения. После этого Б. попыталась пресечь действия С., но он нанес ей несколько ударов ножом, причинив легкие телесные повреждения с расстройством здоровья.

Органами предварительного следствия действия С. были квалифицированы: в отношении П. - по п. "б" ст. 102 УК РСФСР, К. - по ст. 15 и пп. "б", "и" ст. 102 УК РСФСР, Б. - по ст. 15 и пп. "в", "и" ст. 102 УК РСФСР.

Суд первой инстанции переквалифицировал содеянное со ст. 15 и пп. "б", "в", "и" ст. 102 УК РСФСР на ст. 15 и пп. "б", "в", "з" ст. 102 УК РСФСР, указав, что С. действовал с единым умыслом, направленным на лишение жизни К. и Б.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в кассационном порядке, отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение, сославшись на то, что суд в нарушение ст. 254 УПК РСФСР вышел за пределы предъявленного обвинения и ухудшил положение осужденного, признав наличие у него единого умысла на убийство двух потерпевших, тогда как ему вменялось в вину то, что он, ранее совершив умышленное убийство, покушался на убийство вновь.

Президиум Верховного Суда РФ рассмотрел дело и удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение, указав следующее.

Судебная коллегия приняла решение по недостаточно исследованным материалам дела. Из обвинительного заключения усматривается, что С. совершил покушение на умышленное убийство К. и Б. с промежутком во времени и при этом руководствовался различными мотивами. Этим данным, которые могли свидетельствовать об отсутствии у С. единого умысла на убийство двух лиц, кассационная инстанция надлежащей оценки не дала и не рассмотрела вопрос о возможности переквалификации содеянного со ст. 15 и п. "з" ст. 102 на ст. 15 и п. "и" ст. 102 УК РСФСР без направления дела на новое судебное рассмотрение.

Кроме того, суд первой инстанции квалифицировал действия С. в отношении Б. и по ст. 15 и п. "б" ст. 102 УК РСФСР, хотя такое обвинение ему не предъявлялось.

Поскольку допущенные кассационной инстанцией нарушения требований норм УПК РСФСР повлияли на правильность принятого ею решения, определение отменено и дело передано на новое кассационное рассмотрение.

 

Постановление N 1666п95

по делу Серикова Ю.М.

 

4. Умышленное убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовало два и более исполнителей, заранее договорившихся о совместном его совершении, и каждый из них выполнял действия, составляющие часть объективной стороны преступления.

Действия одного исполнителя и пособника (организатора, подстрекателя) не образуют группу, следовательно, действия пособника не могут быть квалифицированы по ст. 17, п. "н" ст. 102 УК РСФСР.

Приговором городского суда Т. и Х. признаны виновными и осуждены по пп. "е", "н" ст. 102 УК РСФСР, кроме того, Т. осужден по ч. 2 ст. 125-1 УК РСФСР, а Х. - по ч. 2 ст. 126 УК РСФСР.

Кассационная инстанция, придя к выводу, что Т. и Х. оказали лишь пособничество П. в убийстве потерпевшего (дело в отношении П. прекращено в связи с его смертью), переквалифицировала их действия на ст. 17, пп. "е", "н" ст. 102 УК РСФСР.

Приговор в части осуждения Т. по ч. 2 ст. 125-1 и в части осуждения Х. по ч. 2 ст. 126 УК РСФСР постановлен правильно, поскольку Т., реализуя умысел на похищение человека, насильно привез (по предварительному сговору с другими лицами) в пустую квартиру двух потерпевших, а Х. и другие лица удерживали их в этой квартире, избивали, держали связанными.

Председатель Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об исключении из приговора и определения кассационной инстанции осуждения Т. и Х. по ст. 17, п. "н" ст. 102 УК РСФСР.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест, указав следующее.

Т. и Х. по просьбе П. привезли связанного потерпевшего в багажнике машины к песчаному карьеру, так как П. хотел "разобраться" с потерпевшим. П. дал Х. лопату и предложил копать яму. Удары ножом потерпевшему наносил один П., затем Т. и Х. столкнули труп в яму и закопали.

Материалы дела свидетельствуют о том, что Т. и Х. непосредственного участия в лишении жизни потерпевшего не принимали. Таким образом, совместного совершения убийства не было. Доказательств того, что потерпевший убит по предварительному сговору, в деле не имеется. Т. и Х. не могут нести ответственность по ст. 17, п. "н" ст. 102 УК РСФСР.

Помещение связанного потерпевшего в багажник машины, перевозка его к месту совершения преступления, выкапывание ямы и сокрытие следов убийства охватываются в данном случае диспозицией ст. 17, п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

Осуждение Т. и Х. по ст. 17, п. "н" ст. 102 УК РСФСР исключено из приговора и определения кассационной инстанции, в остальном приговор оставлен без изменения.

 

Постановление N 436п96 по делу

Ткаченко В.П. и Хоперского В.В.

 

5. Совершая преступления в составе банды и имея умысел на убийство по предварительному сговору группой лиц, Д. совместно и одновременно с другими лицами стрелял по автомашине, в которой находились потерпевшие. Каждый из соисполнителей убийства имел огнестрельное оружие.

Суд осудил Д., в частности, по ст. 77 и пп. "з", "н" ст. 102 УК РСФСР. Отрицая вину в совершении убийства, Д. показал, что его пистолет дал осечку.

Кассационная инстанция признала приговор обоснованным и указала, что данное обстоятельство при участии виновного в выполнении объективной стороны преступления по лишению потерпевших жизни не влияет на правовую оценку действий соучастников в форме соисполнительства.

 

Определение N 71-096-5 по делу

Дюкова, Бурмистрова и др.

 

6. Умышленное убийство необоснованно квалифицировано как совершенное по предварительному сговору группой лиц (п. "н" ст. 102 УК РСФСР).

Приговором областного суда С. и К. были признаны виновными в умышленном убийстве, совершенном по предварительному сговору группой лиц и из корыстных побуждений, и осуждены по пп. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР.

Преступление, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах.

В октябре 1993 года К. взял в долг у своего знакомого 1600 долларов США, 400 из которых отдал в декабре 1993 года, а остальные 1200 не вернул, несмотря на неоднократные требования.

13 декабря 1993 г., когда потерпевший вновь потребовал возвратить долг, К., взяв малокалиберный револьвер и бельевую веревку, вместе с С. на автомашине, управляемой У., обманным путем вывезли потерпевшего на проселочную дорогу, где К. в салоне автомашины с целью убийства из корыстных побуждений (невозвращения 1200 долларов США) набросил ему на шею веревку и стал душить. Когда веревка оборвалась, К. из малокалиберного револьвера выстрелил потерпевшему в голову.

После этого С. вместе с К., по просьбе последнего, вытащили раненого потерпевшего из салона автомашины и бросили в придорожную канаву с водой, при этом К. пытался его добить, нанеся удары ногами по голове.

После того как К., С. и У. покинули место происшествия, потерпевший выполз на дорогу, где скончался от огнестрельного ранения.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, приговор и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ изменил: исключил осуждение К. по п. "н" ст. 102 УК РСФСР; переквалифицировал действия С. с пп. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР на ч. 1 ст. 189 УК РСФСР по следующим основаниям.

Суд не указал в приговоре, на чем основаны его выводы о том, что С. и К. совершили убийство по предварительному сговору.

Из описательной части приговора видно, что все телесные повреждения потерпевшему, в том числе повлекшие его смерть, причинил К.

Вина С. заключалась лишь в том, что он, видя общественно опасный характер действий К., по его просьбе вместе с ним вытащил раненого потерпевшего из салона автомашины.

К., в основном не оспаривавший своей вины в убийстве, показал, что С. и У. в свои планы не посвящал.

С. вину в предъявленном обвинении не признал и последовательно утверждал, что никаких оснований к убийству не имел, о намерениях К. не знал и даже не догадывался. Находясь в автомашине на переднем сиденье, видел, как К. накинул на шею потерпевшего веревку, стал душить, а затем выстрелил в голову. Когда К. попросил его помочь вытащить потерпевшего из салона, он повиновался ему, поскольку испугался и растерялся.

При таких обстоятельствах убедительных данных о том, что С. принимал участие в убийстве по предварительному сговору с К., в деле не имеется.

 

Постановление N 897п96 по делу

Соколова и Крылова

 

7. Президиум Верховного Суда РФ установил, что средства и методы защиты, предпринятые гражданином, соответствовали характеру нападения и угрожавшей ему опасности, в связи с чем признано, что он находился в состоянии необходимой обороны, предусмотренной ст. 13 УК РСФСР.

Областным судом М. осужден по ст. 15 и ст. 103 УК РСФСР за покушение на умышленное убийство.

Как видно из материалов дела, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании М. последовательно утверждал, что потерпевший, являясь авторитетом преступного мира города, занимался вымогательством денег у него и других лиц. Когда М. отказался платить, потерпевший заявил, что убьет его. После этого на М. и членов его семьи было совершено несколько покушений с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Он обращался в правоохранительные органы, но никаких мер принято не было. Для самообороны М. приобрел пистолет.

В один из дней к М. домой приехали трое неизвестных и потребовали встретиться. Когда он вышел во двор, где был потерпевший, последний направился ему навстречу со словами "ты покойник" и стал вынимать руку из кармана. Зная, что он всегда вооружен, воспринимая его действия как реальное нападение и опасаясь за свою жизнь, М. произвел в него прицельный выстрел, которым ранил его.

Данные показания М. объективно согласуются со всеми материалами дела.

Президиум Верховного Суда РФ приговор и определение Судебной коллегии в части осуждения М. по ст. ст. 15 и 103 УК РСФСР отменил и дело прекратил за отсутствием состава преступления.

 

Постановление N 533п96

по делу Миронова

 

8. Кража из церкви икон на сумму 22 120 руб., совершенная в1985 году, со ст. 93-1 УК РСФСР переквалифицирована на ч. 3 ст. 144 УК как кража чужого имущества (сумма похищенного двухсоткратно превышала минимальный размер оплаты труда).

 

Постановление N 591п96

по делу Чугунова

 

9. По смыслу закона для признания незаконного занятия рыбным промыслом повторным (ч. 2 ст. 163 УК РСФСР) достаточно совершения виновным этих действий два или более раза, при этом не имеет значения, привлекалось ли это лицо к какой-либо ответственности за первое преступление.

 

Определение N 24-096-3

по делу Черного

 

10. Следователь ОВД обоснованно осуждена по ч. 1 ст. 170 и ст. 175 УК РСФСР.

П., в производстве которой находилось уголовное дело несовершеннолетнего К., вынесла постановление об изменении ему меры пресечения с ареста на залог и приняла от законного представителя К. в качестве залога деньги в сумме 2 млн. рублей, о чем составила протокол в соответствии с требованиями ст. 99 УПК РСФСР. Однако в нарушение закона П. полученную сумму не внесла на депозит суда, а, злоупотребляя своим служебным положением, распорядилась деньгами, как своими личными. С целью сокрытия факта использования залоговой суммы П. при направлении дела К. в суд заполнила квитанцию к приходно-кассовому ордеру о внесении в кассу ОВД 2 млн. рублей, поставила на квитанции гербовую печать и учинила поддельную подпись за главного бухгалтера. Подложный документ приобщила к материалам дела.

После вынесения приговора в отношении К. по его требованию эта сумма была возвращена его законному представителю начальником следственного отдела.

Действия следователя обоснованно расценены судом как злоупотребление служебным положением, причинившее вред государственным интересам, выразившийся в подрыве авторитета правоохранительных органов, и как должностной подлог, совершенный в корыстных целях.

 

Определение N 72-096-2

по делу П.

 

11. Осуждение по ч. 2 ст. 178 УК РСФСР за заведомо незаконное задержание признано обоснованным.

В сентябре 1994 года в отношении Б. было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 109 УК РСФСР. Расследование поручено Н. - следователю следственного отдела ГОМ. В октябре 1994 года Н. в порядке, предусмотренном ст. 122 УПК РСФСР, задержал Б., а затем вынес постановление об избрании в отношении него меры пресечения - подписки о невыезде и освободил из-под стражи. 8 июня 1995 г., после прекращения в отношении Б. уголовного дела, Н. незаконно задержал его в порядке ст. 122 УПК РСФСР и незаконно содержал под стражей до 10 июня 1995 г.

 

Определение N 92-096-5

по делу Н.

 

12. Президиум Верховного Суда РФ не признал частного нотариуса субъектом должностного преступления.

Судом первой инстанции частный нотариус была осуждена по ст. 172 УК РСФСР за халатность. В приговоре указано, что, являясь должностным лицом, она ненадлежаще исполняла свои обязанности, чем причинила существенный вред правам и интересам граждан.

Так, при удостоверении доверенности на право продажи квартиры она указала, что доверенность подписана доверителями в ее присутствии, личность их удостоверена, дееспособность проверена.

Фактически доверители доверенность не давали, а подписи от их имени были выполнены неустановленными лицами.

Доверенность была использована для заключения договора купли-продажи квартиры, однако вступить в права владения квартирой покупатель не смог, так как договор купли-продажи в судебном порядке признан недействительным.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, приговор и последующие судебные решения отменил и дело производством прекратил за отсутствием состава преступления, сославшись на то, что частный нотариус, согласно примечанию к ст. 170 УК РСФСР, не является должностным лицом.

Приведенный в судебных решениях довод, что частный нотариус была наделена такими же правами и выполняла такие же обязанности, что и государственный нотариус, в связи с чем являлась представителем власти, необоснован.

В соответствии со ст. 17 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате предусмотрена разная ответственность государственных и частных нотариусов за совершение противоправных действий.

На основании ст. 12 Основ предусмотрен различный порядок отстранения нотариусов от должности.

Кроме того, нотариус, занимающийся частной практикой, образует свою контору без согласия органов исполнительной власти.

В соответствии со ст. 34 Основ органы исполнительной власти не вправе их контролировать.

 

Постановление N 448п96

по делу Пешко

 

13. Заведующий бюро занятости населения города и специалист 1-й категории этого же учреждения признаны должностными лицами и осуждены за получение взяток за выделение ссуд из фонда занятости.

 

Определение N 47-096-5

по делу Мелешина и Рухлина

 

14. Действия организаторов убийства, нанявших исполнителя этого преступления, не могут быть квалифицированы по п. "н" ст. 102 УК РСФСР, поскольку сами они в процессе лишения жизни не участвовали.

Как видно из материалов дела, Н. в целях завладения всем семейным имуществом договорился с Т. убить свою жену и нанял исполнителя убийства гражданина М.

Реализуя совместно составленный план, Н. и М. обманным путем вывезли потерпевшую в лесной массив, где М. в салоне автомашины набросил ей на шею шнур и задушил. Труп ими был в лесу сожжен.

Органы следствия и суд действия Н. и Т. как организаторов убийства из корыстных побуждений, совершенного по предварительному сговору группой лиц, квалифицировали по ст. 17, пп. "а", "н" ст. 102 УК РСФСР.

Военная коллегия не согласилась с такой юридической оценкой их действий, поскольку она не соответствовала требованиям ст. 17-1 УК РСФСР, и исключила из обвинения п. "н" названной статьи закона как необоснованно вмененный.

По делу установлено и указано в определении Коллегии, что Н. и Т., организовавшие убийство и нанявшие исполнителя этого преступления за деньги, сами в лишении жизни потерпевшей не участвовали и поэтому не могут нести ответственность по п. "н" ст. 102 УК РСФСР.

 

Определение Военной коллегии

N 1-099/96 по делу Новикова

и Титова

 

15. Судебная коллегия признала, что в действиях осужденногоотсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 188-1 УК РСФСР.

Получив в период отбывания наказания в местах лишения свободы разрешение на краткосрочный выезд из мест лишения свободы на 12 суток на период с 9 по 21 июня 1994 г., С. не явился в исправительно-трудовое учреждение по окончании отпуска. Однако из материалов дела видно, что С. был задержан утром 21 июня 1994 г. по подозрению в совершении преступления, т. е. до истечения срока отпуска.

 

Определение N 46-096-59

по делу Серова

 

16. Вынесение оправдательного приговора по ст. 226-2 УК РСФСР признано обоснованным.

Органами предварительного следствия А. обвинялся в том, что в августе 1995 года на рынке незаконно приобрел с целью сбыта 9 бутылок емкостью 0,5 литра с тетраэтилсвинцом, относящимся, по заключению химической экспертизы, к сильнодействующим ядовитым веществам. (Указом Президента Российской Федерации от 22 февраля 1992 г. N 179 свободная реализация яда запрещена.)

Суд первой инстанции оправдал А. за отсутствием в его действиях состава преступления. Протест прокурора, принесенный в порядке надзора в Верховный Суд РФ, об отмене оправдательного приговора оставлен без удовлетворения.

Из материалов дела видно, что тетраэтилсвинец используется в технических целях в качестве антидетонатора путем добавления в бензин. Указанное вещество не включено в Списки сильнодействующих и ядовитых веществ Постоянного комитета по контролю наркотиков. Как показал А., он ранее приобретал тетраэтилсвинец в магазинах. Его показания подтверждаются предъявленными им товарными чеками. В тексте этикетки на бутылках указан порядок использования тетраэтилсвинца в качестве антидетонатора и меры безопасности в случае попадания на кожу - смывание обильным количеством воды.

При таких обстоятельствах нет оснований считать, что А. имел представление о тетраэтилсвинце как о сильнодействующем ядовитом веществе, поэтому суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии в его действиях состава преступления.

 

Определение N 24-Д96пр-3

по делу Алтухова

 

Процессуальные вопросы

 

17. Дело о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 117 УК РСФСР, может быть возбуждено без жалобы потерпевшей, если она "в силу беспомощного состояния или по иным причинам не в состоянии защитить свои права и законные интересы" (ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР).

В соответствии со ст.ст. 112 и 129 УПК РСФСР по факту обнаружения трупа женщины следователем прокуратуры было возбуждено уголовное дело о совершении преступления, предусмотренного ст. 103 УК РСФСР, и копия постановления направлена прокурору. Надзор за исполнением законов в стадии предварительного следствия осуществлял прокурор в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Следственные органы предъявили Т. обвинение в совершении изнасилования потерпевшей и в ее убийстве, сопряженном с изнасилованием, и с целью его сокрытия, и квалифицировали его действия по ч. 1 ст. 117 и п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

Областным судом Т. был признан виновным и осужден по названным статьям УК РСФСР.

Кассационная инстанция в части осуждения Т. по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР приговор отменила и дело производством прекратила на основании п. 7 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР. В соответствии со ст. 214 УПК РСФСР, рассмотрев дело, прокурор признал, что имеются основания для направления его в суд, и своей резолюцией утвердил обвинительное заключение. В судебном заседании участвовал прокурор, который поддержал обвинение, в том числе и по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР. Кассационная инстанция не учла эти обстоятельства, отменяя приговор в части осуждения Т. по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР и прекращая дело производством на основании п. 7 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР. Президиум Верховного Суда РФ отменил кассационное определение и передал дело на новое кассационное рассмотрение.

 

Постановление Президиума N 424п96

по делу Тучкова

 

18. Поскольку участие защитника в судебном заседании было обеспечено реально, Судебная коллегия не согласилась с доводами протеста о вынужденном отказе от адвоката.

При подготовительных действиях к судебному заседанию обвиняемый по своей инициативе обратился с заявлением в суд, в котором указал, что от услуг адвоката отказывается, поскольку будет защищать свои интересы в суде самостоятельно.

Каких-либо претензий к назначенному адвокату он не заявил и не высказал просьб о его замене.

Как видно из протокола судебного заседания, отказ подсудимого от адвоката обсуждался судом, и суд, совещаясь на месте, учитывая волеизъявление подсудимого, освободил адвоката от участия в деле.

Из дела следует, что осужденный не считал рассмотрение дела без адвоката нарушением своего права на защиту и приговор в кассационном порядке не обжаловал. Он также не указал на нарушение его права на защиту и при подаче жалобы в порядке надзора.

Спустя два года после постановления приговора осужденный обратился с жалобой о вынужденном отказе от адвоката в суде по материальным соображениям.

Судебная коллегия, принимая во внимание, что защита в судебном заседании подсудимому была реально обеспечена, не согласилась с доводами протеста прокурора о вынужденном отказе подсудимого от адвоката. Отказавшись от защитника в суде, подсудимый тем самым реализовал свое право на защиту, и нарушение в этом случае права на защиту судом не допущено.

 

Определение N 56-Д96-пр18

по делу Савостина

 

 

19. В соответствии со ст. 63 УПК РСФСР прокурор не может

принимать участие в производстве по делу при наличии оснований, указанных в ст. 59 УПК РСФСР.

По данному делу государственное обвинение в судебном заседании поддерживал прокурор Г., который в предыдущем судебном заседании по этому же делу был допрошен в качестве свидетеля по ходатайству государственного обвинителя Е. по вопросу о том, не оказывалось ли на подсудимого какое-либо воздействие во время производства предварительного следствия.

При таком положении Судебная коллегия пришла к выводу, что прокурор Г. принял участие в деле вопреки указанию закона (п. 1 ч. 1 ст. 59 УПК РСФСР) и в соответствии с ч. 3 ст. 63 УПК РСФСР обязан был устраниться от участия в деле. Это нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, влекущим отмену приговора.

 

Определение N 47-096-36

по делу Уразбаева и др.

 

20. Судебная коллегия признала обязательным проведение судебно-медицинской экспертизы по делу о причинении легких телесных повреждений, повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья.

По данному делу судебно-медицинская экспертиза по определению характера телесных повреждений не назначалась и не проводилась.

Акт судебно-медицинского освидетельствования потерпевшего и допрос Ш. в качестве эксперта в судебном заседании без назначения судом судебно-медицинской экспертизы не равнозначны заключению судебно-медицинского эксперта. Допрос Ш. в качестве эксперта без назначения экспертизы и поручения ему ее поведения произведен судом в нарушение требований ст.ст. 275, 289 УПК РСФСР, а поэтому его показания в силу ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР не могут быть признаны допустимыми и использоваться для доказывания характера телесных повреждений.

Таким образом, обстоятельство, подлежащее доказыванию по делу о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 112 УК РСФСР, - характер телесных повреждений, причиненных потерпевшей, не установлено предусмотренным законом источником доказательств - обязательным заключением судебно-медицинского эксперта, что является существенным нарушением закона.

По этим основаниям приговор и кассационное определение отменены. Дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение N 59-Д96пр-22

по делу Романцева и Романцевой

 

21. Кассационная инстанция не согласилась с выводом суда о том, что предварительное следствие было проведено без возбуждения уголовного дела по фактам совершения преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 145, ст. 15, пп. "е", "г", "н" ст. 102, ч. 2 ст. 149 УК РСФСР.

Из материалов дела видно, что Л., С., Х. и Ф. обвинялись в совершении ряда преступлений в период с 20 по 27 апреля 1995 г. 25 апреля 1995 г. органы следствия возбудили уголовное дело по факту кражи и в дальнейшем к этому уголовному делу присоединили остальные дела. Расследование преступлений по факту нападения на гражданина В. проводилось в рамках возбужденного дела и выносить дополнительные постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Л., С., Х. и Ф. не требовалось.

Определение суда о направлении дела для производства дополнительного расследования отменено.

 

Определение N 88-096-29

по делу Струева и др.

 

22. При объявлении постановления о привлечении в качестве обвиняемого следователь в нарушение требований ст. 148 УПК РСФСР не удостоверил предъявленное обвинение своей подписью. Это обстоятельство является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Кассационная инстанция оставила без изменения определение о направлении дела на дополнительное расследование.

 

Определение N 46-096-75

по делу Шляхтенкова

 

23. В соответствии со ст. 223-1 УПК РСФСР судья, придя к выводу, что при расследовании дела соблюдены все требования УПК РСФСР по обеспечению прав гражданина, привлеченного в качестве обвиняемого, отсутствуют иные препятствия для рассмотрения дела в суде, выносит постановление о назначении судебного заседания. Это требование закона по данному делу нарушено, постановление о назначении судебного заседания не выносилось, что, согласно ч. 1 ст. 345 УПК РСФСР, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

 

Определение N 89-96пр-7

по делу Засорина

 

24. Отказ суда допустить к участию в судебном разбирательстве представителя трудового коллектива в качестве общественного защитника только по мотивам рассмотрения дела в закрытом судебном заседании нарушает право подсудимого на защиту, что признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Трудовой коллектив кооператива, в котором работал М., обвиняемый по ст. 15, ч. 3 ст. 117 УК РСФСР, выделил для участия в деле общественного защитника и ходатайствовал перед судом о его вступлении в процесс. Суд отказал в удовлетворении такого ходатайства, мотивировав тем, что уголовное дело рассматривается в закрытом судебном заседании.

Такое решение суда противоречит требованиям ст.ст. 18, 250 УПК РСФСР, поскольку в закрытом заседании суда дело рассматривается с соблюдением правил судопроизводства, а общественный защитник по закону - самостоятельный и полноправный участник судебного процесса.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ президиум Тамбовского областного суда отменил приговор и дело направил на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление президиума

Тамбовского областного суда

N 13Д96-12 по делу Малинина и др.

 

25. Изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Кассационная инстанция, изменяя квалификацию действий осужденного с ч. 2 ст. 206 УК РСФСР на ч. 2 ст. 193 УК РСФСР, не учла при этом требований ст. 254 УПК РСФСР.

Санкция ч. 2 ст. 206 УК РСФСР предусматривает наказание до пяти лет лишения свободы или исправительные работы до двух лет, санкция же ч. 2 ст. 193 УК РСФСР (в редакции Закона РФ от 22 марта 1995 г.) предусматривает наказание только до пяти лет лишения свободы. При такой переквалификации положение осужденного ухудшается.

 

Определение N 14-Д96пр-38

по делу Гилиева

 

26. Если при рассмотрении вопроса о назначении судебного заседания выяснится, что обвиняемый скрылся и местопребывание его неизвестно, судья выносит постановление о приостановлении производства по делу и дело возвращает прокурору.

В соответствии со ст. 257 УПК РСФСР розыск скрывшегося обвиняемого объявляется судом в случае, когда обвиняемый скрылся после принятия дела к производству суда и назначения к слушанию.

 

Определение N 81-Дп96-13 по делу

Газизова и N 81-Дп96-12 по делу

Забатурина

 

27. Кассационное определение отменено и дело направлено на новое кассационное рассмотрение ввиду нарушения требований ст.ст. 327 и 336 УПК РСФСР, выразившегося в неизвещении потерпевших о поступившей кассационной жалобе, о возможности ознакомления с ней и подачи возражений, а также о дне рассмотрения дела в кассационной инстанции, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку не были обеспечены права потерпевших при кассационном рассмотрении дела.

 

Определение N 59-Д96пр-21

по делу Новикова

 

28. Неизвещение судом, постановившим приговор, адвоката о дне рассмотрения дела в кассационной инстанции, когда в деле имеется его заявление с просьбой уведомить об этом, признано нарушением ст. 336 УПК РСФСР и повлекло отмену кассационного определения с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

 

Постановление N 958п96

по делу Ксензовца

 

29. Суд, рассматривающий дело в порядке надзора, не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или отвергнуты им, а равно не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения (ч. 7 ст. 380 УПК РСФСР).

В отношении М., обвинявшегося по ч. 2 ст. 211-1 УК РСФСР за управление автомобилем в августе 1992 года в состоянии алкогольного опьянения (ранее был судим по ч. 1 ст. 211-1 УК РСФСР), постановлен оправдательный приговор и дело прекращено производством в соответствии с п. 1 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием события преступления. Суд установил, что в момент задержания М. был трезв.

Президиум Верховного суда республики, не согласившись с таким выводом нижестоящего суда, на основании исследования заключения наркологической экспертизы сделал вывод о том, что органы следствия обоснованно предъявили М. обвинение. Однако в связи с тем, что Законом Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. ст. 211-1 исключена из Уголовного кодекса РСФСР, дело в отношении него подлежит прекращению в силу п. 2 ст. 5 УПК РСФСР.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила постановление президиума как вынесенное в нарушение требований ч. 7 ст. 380 УПК РСФСР.

 

Определение N 43-Дп96-13

по делу Матюшина

 

Суд присяжных

 

30. В соответствии со ст. 451 УПК РСФСР в напутственном слове председательствующий судья напоминает исследованные в суде доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. Следовательно, если присяжным заседателям напоминаются только уличающие или только оправдывающие подсудимого доказательства, это свидетельствует о несоблюдении председательствующим принципа объективности при произнесении напутственного слова, что в силу ст. 465 УПК РСФСР является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

 

Определение N 51кп096-40сп

по делу Сыропятова

 

31. Фактические обстоятельства совершения преступных действий, установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей, в соответствии со ст. 465 УПК РСФСР не могут быть оспорены в кассационной жалобе. Особенности кассационного обжалования приговора и особенности производства в суде второй инстанции осужденному разъяснялись в установленном законом порядке.

 

Определение N 4кп096-74сп

по делу Зайцева

 

32. Рассмотрение дела разными судьями в стадии предварительного слушания и в стадии судебного разбирательства не противоречит нормам уголовно-процессуального закона.

 

Определение N 19-кп096-23сп

по делу Хачатурова

 

Гражданский иск

 

33. Суд при разрешении гражданского иска в нарушение Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле" в пользу потерпевшей взыскал 6200 долларов США.

Кассационная инстанция изменила резолютивную часть приговора, дополнив указанием, что упомянутая сумма подлежит взысканию в рублевом эквиваленте.

 

Определение N 42-096-11

по делу Манджиева и Чучинова

 

По гражданским делам

 

1. Для граждан государств ближнего зарубежья, прибывающих на территорию Российской Федерации на постоянное место жительства, ввоз валюты Российской Федерации допустим в пределах сумм, подтверждаемых документами об источниках их образования, заверенных консульской службой МИД России и государствах ближнего зарубежья.

Решением суда, оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, удовлетворена жалоба А. на действия таможни и в его пользу взыскана конфискованная на таможне сумма - 19 580 726 руб. При этом суд исходил из того, что А. никакого правонарушения не совершал, так как по прибытии из государства ближнего зарубежья всю сумму наличных денег указал в таможенной декларации; в результате конфискации денег был лишен принадлежащих ему на праве собственности денежных средств, охрана которых гарантируется ст. 35 Конституции Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест, внесенный в порядке надзора, отменила судебные постановления и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Порядок перемещения через таможенную границу Российской Федерации валюты Российской Федерации осуществляется в соответствии с валютным законодательством (ст. 108 ТК РФ). Закон Российской Федерации от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле" определил полномочия и функции органов валютного регулирования и валютного контроля, права и обязанности юридических и физических лиц в отношении владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, ответственность за нарушение валютного законодательства.

Пунктом 2 Положения о порядке вывоза и пересылки из Российской Федерации и ввоза и пересылки в Российскую Федерацию валюты Российской Федерации, изданного 6 октября 1993 г. Центральным банком Российской Федерации совместно с Минфином Российской Федерации и Государственным таможенным комитетом Российский Федерации на основании и в соответствии со ст. 2 указанного выше Закона, предусмотрено, что ввоз в Российскую Федерацию валюты Российской Федерации физическими лицами запрещается, за исключением ввоза в пределах норм, устанавливаемых Банком России. Письмом Банка России от 8 апреля 1994 г. N 29-1/568 установлены нормы ввоза в Российскую Федерацию наличной валюты и определен перечень документов, подтверждающих право собственности на российскую валюту при ввозе ее сверх установленной нормы. Так, для граждан государств ближнего зарубежья, прибывающих на территорию Российской Федерации на постоянное место жительства, ввоз валюты Российской Федерации допустим в пределах сумм, подтверждаемых документами об источниках их образования, заверенными консульской службой МИД России в государствах ближнего зарубежья.

Статья 14 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле" предусматривает ответственность физических лиц за нарушение ст. 2 Закона (несоблюдение установленных Банком России, Минфином Российской Федерации и Государственным таможенным комитетом Российской Федерации правил вывоза и пересылки из Российской Федерации, а также ввоза и пересылки в Российскую Федерацию валюты Российской Федерации и ценных бумаг, выраженных в валюте Российской Федерации) в виде взыскания в доход государства необоснованно приобретенного не по сделке, а в результате незаконных действий.

Судебные инстанции не указали на конкретные нарушения валютного и таможенного законодательства, которое бы лишало таможню права произвести конфискацию ввозимой валюты Российской Федерации, а также на доказательства, подтверждающие право собственности А. на валюту Российской Федерации, ввозимую сверх установленной нормы. Из материалов дела не следует, что А. предъявил такие документы органам таможенного контроля.

 

Определение N 44-В-96-2

 

2. Жалоба молодого специалиста на отказ акционерного общества предоставить жилую площадь обоснованно удовлетворена судом.

Т. - молодой специалист, с 1988 года работала на фабрике и стояла в льготной очереди на получение жилья. Ко времени преобразования в 1992 году фабрики в акционерное общество (АО) жилая площадь Т. как молодому специалисту предоставлена не была. Решением администрации АО и профкома Т. было отказано в выделении квартиры по тем мотивам, что АО на свои средства приобрело три квартиры и акционеры вправе ими распорядиться по своему усмотрению.

Т. обратилась в суд с жалобой на отказ. Решением суда, оставленным без изменения кассационной инстанцией, жалоба Т. удовлетворена.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ оставила без изменения судебные постановления, указав следующее.

Согласно п. 44 Положения о распределении и использовании в народном хозяйстве выпускников высших и средних специальных учебных заведений, утвержденного приказом Гособразования СССР от 22 августа 1988 г. N 286, выпускники, направленные на работу по распределению в другую местность, а также члены их семей по приезде обеспечиваются вне очереди жилой площадью по установленным нормам (изолированным жилым помещением, на пользование которым заключен договор жилищного найма) предприятием, учреждением, организацией, в которые они направлены при распределении. Выпускники, по какой-либо причине не обеспеченные жилой площадью, сохраняют право на ее получение вне очереди, независимо от срока работы на данном предприятии, в учреждении, организации.

Согласно ст. 37 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. "О предприятиях и предпринимательской деятельности" (с последующими изменениями и дополнениями), действующего в период возникновения конфликта, при преобразовании одного предприятия в другое к вновь возникшему предприятию переходят все имущественные права и обязанности.

Судом установлено, что при преобразовании фабрики в АО все основные и оборотные средства переданы акционерному обществу безвозмездно, для возведения жилья передано 40 % государственных средств. Поскольку жилая площадь была приобретена АО не только за счет собственных средств, но и за счет государственных средств, АО обязано исполнить обязательство по предоставлению Т. жилой площади как молодому специалисту.

 

Определение N 24-В-96пр-9

 

3. Вывод суда о правомерности увольнения по основаниям, предусмотренным п. 6 ст. 29 КЗоТ РФ, в связи с отказом от продолжения работы при изменении существенных условий труда, признан необоснованным.

Приказами от мая 1995 года Б. и Ж. уволены с работы в авиапредприятии по п. 6 ст. 29 КЗоТ РФ в связи с отказом от продолжения работы при изменении существенных условий труда. В приказах отмечено, что в январе 1994 года истцы были предупреждены об изменении графика работы и переходе с апреля 1994 года из смены (день - в ночь) на пятидневную рабочую неделю с двумя выходными днями, но работать в новых условиях отказались.

Решением суда, оставленным без изменения кассационной инстанцией, в удовлетворении заявленных Б. и Ж. исков о восстановлении на работе отказано. Принимая решение по спору, суд признал, что условия труда истцов изменены администрацией правомерно, график работы утвержден по согласованию с председателем профсоюзного комитета авиационно-технической базы в установленном законом порядке.

Постановлением президиума областного суда удовлетворен протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, указанные судебные постановления отменены и дело направлено на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В силу ст. 51 КЗоТ РФ переход из одной смены в другую определяется графиками сменности, утверждаемыми администрацией по согласованию с соответствующим выборным профсоюзным органом с учетом специфики работы и мнения трудового коллектива. Установлено, что истцы не являлись членами профсоюза, с которым согласовано изменение графика сменности, Б. и Ж. - члены профсоюза авиационно-технической службы, действующего на предприятии. С данным профсоюзом вопрос о новых условиях труда не согласован.

В соответствии с Правилами внутреннего трудового распорядка дня рабочих и служащих авиапредприятия, утвержденного на конференции коллектива, графики сменности утверждаются руководителем предприятия. В своем решении суд указал, что право утверждать график было делегировано генеральным директором авиапредприятия руководителям подразделений; должностной инструкцией начальника авиационно-технической базы такое право предусмотрено. Вместе с тем Правила внутреннего трудового распорядка предприятия утверждены на конференции трудового коллектива и, таким образом, изменения в них могут быть внесены в том порядке, в котором они приняты. Суд данное обстоятельство оставил без внимания и проверки, несмотря на доводы истцов о нарушении процедуры изменения условий труда работников.

В заявлении в суд истцы указывали на то, что в 1995 году начал действовать график сменности (день - ночь с двумя выходными), с которым они были согласны. Однако администрация продолжала требовать выполнения работы по графику "пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями" и уволила их ввиду отказа от работы по этому графику. Суд данные доводы не исследовал, хотя они имели существенное значение для разрешения спора. Так, если истцы были согласны работать по графику, утвержденному на 1995 год, то оснований для увольнения их по п. 6 ст. 29 КЗоТ РСФСР не было.

 

Постановление президиума

областного суда N 4В-96-10

 

4. Судебные постановления по делу по иску о признании недействительными договоров купли-продажи квартир отменены как вынесенные в нарушение требований закона.

Ш. и Г. продали принадлежащую им трехкомнатную квартиру П. У последней Ш. купила однокомнатную квартиру, а Г. купил двухкомнатную квартиру у Т. Впоследствии оказалось, что в квартире, купленной Г., прописаны другие лица. Решением суда удовлетворены требования Ш. и Г. к П. и Т. о признании недействительными договоров купли-продажи квартир. Последующими судебными инстанциями решение оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест, внесенный в порядке надзора: отменила судебные постановления и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Удовлетворяя иск, суд указал, что сделки совершены под влиянием заблуждения со стороны истцов, при заключении договоров купли-продажи подразумевался договор мены. Однако в нарушение требований ст. 197 ГПК РСФСР этот вывод суда не мотивирован; доказательств, подтверждающих это обстоятельство, в деле нет. П. участвовала лишь в двух договорах купли-продажи: она купила у Ш. и Г. их трехкомнатную квартиру и продала Ш. свою квартиру. Из жалобы П. в порядке надзора следует, что эти договоры не связаны с договором купли-продажи квартиры, заключенным между Г. и Т., об обстоятельствах покупки Г. двухкомнатной квартиры у Т. она ничего не знала и не могла никого ввести в заблуждение по поводу этой квартиры. Эти обстоятельства судом исследованы не были. Более того, дело рассмотрено в отсутствие П., причины ее неявки в судебное заседание не обсуждались.

Кроме того, суд нарушил требование п. 2 ст. 178 и п. 2 ст. 167 ГК РФ, в силу которых при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Судом не определены конкретные меры, необходимые для приведения сторон в первоначальное положение: кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, о возврате денежных сумм, выселении.

Указание президиума областного суда на то, что эти вопросы могут быть решены путем предъявления в суд самостоятельных требований, нельзя признать законным. Этот вопрос должен решаться одновременно с признанием договоров недействительными с тем, чтобы решение не вызывало споров при исполнении. Как разъяснено в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 сентября 1973 г. "О судебном решении" (с последующими изменениями, в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г.), решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, и его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

 

Определение N 5В96-226

 

5. Введение субъектом Российской Федерации дополнительного налога признано незаконным.

Решением суда отказано в удовлетворении заявленного прокурором требования о признании недействительным п. 2 Указа Президента субъекта Российской Федерации от февраля 1994 года о введении налога от реализации алкогольных напитков.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение и вынесла новое решение об удовлетворении требования прокурора, указав следующее.

На момент принятия обжалуемого Указа действовал Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" (с последующими изменениями), согласно п. 2 ст. 18 которого органы государственной власти всех уровней не вправе были вводить дополнительные налоги и сборы, не предусмотренные федеральным законодательством. В силу п. 7 Указа Президента Российской Федерации от 22 декабря 1993 г. N 2268 "О формировании республиканского бюджета Российской Федерации и взаимоотношениях с бюджетами субъектов Российской Федерации в 1994 году"*, вступившего в силу со второго квартала 1994 года, после принятия оспариваемого прокурором Указа, установлено право органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления вводить дополнительные налоги и сборы, не предусмотренные федеральным законодательством, при условии, что уплата этих налогов юридическими лицами должна производиться за счет прибыли, остающейся у предприятий и организаций после уплаты налога на прибыль.

Оспариваемый прокурором Указ Президента субъекта Российской Федерации не только был принят до наделения органов государственной власти субъектов Российской Федерации соответствующими полномочиями, но и в п. 2 установил налоги от реализации алкогольных напитков не за счет прибыли предприятий, а от цены товара, что привело к включению надбавки в цену реализуемой продукции и возложению тяжести дополнительного налогообложения на потребителей.

Кроме того, оспариваемый Указ Президента субъекта Российской Федерации противоречит и ст. 74 Конституции Российской Федерации, поскольку вводит налоги в зависимости от места производства продукции. Этим самым за счет разницы в цене вводятся экономические ограничения для свободного перемещения товаров на территории Российской Федерации, что относится к исключительной компетенции федерального законодательства.

Суд первой инстанции оставил без внимания, что по существу введенный этим Указом налог является налогом с оборота, а все подлежащие дополнительному налогообложению товары федеральным законодательством отнесены к подакцизным, подлежащим обложению налогом с оборота и на федеральном уровне. Таким образом, оспариваемым Указом вводится двойное налогообложение, что противоречит ст. 6 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".

 

Определение N 31Г-96-5

____________

* Указом Президента Российской Федерации от 18 августа 1996 г. N 1214 этот пункт признан утратившим силу с 1 января 1997 г.

 

6. Избрание акционерами нового генерального директора не свидетельствует о расторжении контракта между акционерным обществом и прежним генеральным директором, поскольку контрактом такое основание для его расторжения не предусмотрено.

Т. обратился в суд с иском о признании незаконным решения чрезвычайного собрания акционеров, состоявшегося в 1995 году, в части выборов А. генеральным директором акционерного общества, устранении препятствий по исполнению обязанностей генерального директора по контракту и взыскании зарплаты за время вынужденного прогула. В обоснование иска Т. указал, что в 1993 году был избран генеральным директором АО и с ним был заключен контракт сроком на пять лет, который расторгнут не был, в связи с чем считал незаконным проведение чрезвычайного собрания.

Решением суда, оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, в иске Т. отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест, внесенный в порядке надзора, отменила судебные постановления и дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Отказывая Т. в удовлетворении иска, суд исходил из того, что чрезвычайное общее собрание акционеров вправе переизбрать генерального директора акционерного общества, так как этот вопрос относится к исключительной компетенции общего собрания акционеров.

С этим выводом согласиться нельзя, поскольку он сделан без проверки и оценки условий контракта.

В ст. 6 контракта установлено, что до истечения срока контракта он может быть расторгнут по следующим основаниям: по соглашению сторон, в случае избрания директора на выборную должность, по инициативе работника - директора, по инициативе работодателя. В ст. 9 контракта предусмотрены основания для расторжения контракта по инициативе работодателя: ликвидация, реорганизация или перепрофилирование предприятия, обнаружившееся несоответствие генерального директора занимаемой должности при отсутствии виновных действий с его стороны, однократное грубое нарушение генеральным директором своих обязанностей, нарушение генеральным директором условий контракта, по другим уважительным причинам.

Избрание нового директора до истечения срока контракта не указано в качестве основания для прекращения действия контракта. Поскольку из условий контракта усматривается, что работодателем является акционерное общество, согласно уставу которого высший орган управления - общее собрание, расторжение контракта с Т. по инициативе работодателя могло иметь место на основании решения общего собрания акционеров. Избрание А. директором на чрезвычайном общем собрании акционеров не свидетельствует о прекращении контракта с Т., поскольку это могло иметь место только по основаниям, предусмотренным контрактом.

 

Определение N 18В-96-47

 

7. Руководящие органы военно-страховой компании не являются органами военного управления, и жалобы на их действия не могут быть предметом рассмотрения военного суда.

Как видно из материалов дела, из квартиры офицера П. было похищено его имущество.

Ссылаясь на п. 4 ст. 18 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих", он обратился в военно-страховую компанию с просьбой о возмещении ущерба, в чем ему было отказано.

Действия руководства военно-страховой компании П. обжаловал в военный суд, который жалобу оставил без рассмотрения, мотивируя свое решение отсутствием механизма реализации названного Закона и нормативных актов, определяющих, что военно-страховая компания занимается обязательным страхованием имущества военнослужащих.

Военный суд второй инстанции, признав, что военно-страховая компания не является участником правоотношений в сфере обязательного страхования имущества военнослужащих и лицензии на этот вид деятельности не имеет, вынес новое решение и отказал заявителю в удовлетворении его требований.

Военная коллегия не согласилась с состоявшимися решениями, отменила их и в своем определении указала, что судья, принимая жалобу к своему производству, не установил, кто ответчик по данному делу, и не учел, что военно-страховая компания в состав Минобороны не входит и ее руководящие органы не являются органами военного управления, что в соответствии с п. 7 ст. 129 ГПК РСФСР исключает возможность принятия данного спора к рассмотрению военного суда.

 

Определение Военной коллегии Верховного

Суда РФ N 6н-160 по гражданскому

делу в связи с жалобой П.

 

8. Требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению независимо от истечения срока исковой давности. Давность может быть применена только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Офицер Елисеев считал свое увольнение с военной службы необоснованным, обратился в суд с жалобой, в которой просил признать действия начальника отдела кадров незаконными и возместить ему моральный вред, причиненный этими действиями.

По постановлению судьи жалоба Елисеева была оставлена без рассмотрения в связи с пропуском заявителем срока для обращения в суд.

С решением судьи согласился и суд второй инстанции. Военная коллегия, отменив состоявшиеся судебные решения, в своем определении указала, что вынесенное судьей постановление об оставлении жалобы Е. без рассмотрения противоречит положениям, содержащимся по ст. 199 ГК РФ, согласно которым требование о защите нарушенного права принимается судом к рассмотрению независимо от истечения срока исковой давности.

Давность может быть применена судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

 

Определение Военной коллегии Верховного

Суда РФ N 6н-0280/96 по гражданскому делу

в связи с жалобой Елисеева В.М.

 

9. Под военной службой понимается прохождение ее только в кадрах Вооруженных Сил, и пребывание в запасе в нее не входит.

Офицер Силенко в связи с полученным при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС заболеванием был признан ВВК негодным к военной службе в мирное время, ограниченно годным второй степени в военное время и уволен с военной службы в отставку.

Органы военного управления, суды первой и второй инстанций отказали Силенко в просьбе выплатить единовременное пособие, предусмотренное п. 3 ст. 18 Закона Российской Федерации от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих", по тому основанию, что данное пособие якобы выплачивается тем военнослужащим, которые на военной службе получили заболевание, исключающее для них возможность дальнейшего прохождения военной службы с исключением с воинского учета.

Силенко же, согласно заключению ВВК, признан негодным к военной службе в мирное время и ограниченно годным второй степени в военное время и поэтому, по их мнению, выплата ему данного пособия не положена.

Военная коллегия не согласилась с принятыми решениями, отменила их и приняла новое решение, указав следующее.

Согласно ст. 1 Закона Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. "О воинской обязанности и военной службе", воинская обязанность граждан в Российской Федерации делится на прохождение военной службы и пребывание в запасе.

По смыслу данной статьи Закона, под военной службой понимается прохождение ее только в кадрах Вооруженных Сил, а пребывание в запасе в нее не входит.

Поскольку Силенко в связи с исполнением обязанностей военной службы получил заболевание, исключающее для него возможность дальнейшего прохождения службы, и уволен с военной службы в отставку, он имеет право в соответствии с п. 3 ст. 18 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" на получение такого пособия.

 

Определение Военной коллегии Верховного

Суда РФ N 1н-54/96 по гражданскому делу

в связи с жалобой офицера Силенко И.Ф.

 

Вопросы судебной практики

 

Вопрос: Согласно ч. 2 ст. 170 КЗоТ РФ (в редакции Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г.), не допускается увольнение одинокой матери при наличии у нее ребенка в возрасте до 14 лет. Сохраняется ли эта льгота по трудовому законодательству в случае вступления одинокой матери в брак (без изменения записи об отце ребенка в свидетельстве о рождении)?

Ответ: Да, сохраняется, поскольку невнесение изменений в запись об отце ребенка после вступления в брак не изменяет статус этой женщины как одинокой матери. Поэтому в данном случае эта льгота направлена на защиту прав ребенка, у которого отсутствует отец и заработная плата матери для которого - один из основных источников существования. В соответствии с этим принципом в Положении о порядке назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 4 сентября 1995 г. N 883, содержится норма о том, что право одинокой матери на получение пособия в повышенном размере (на 50 %) сохраняется и при вступлении в брак.

 

 

(Обзор утвержден постановлением

Президиума Верховного Суда

Российской Федерации

от 25 декабря 1996 г.)

 

 

Поиск в номере