О ПРАКТИКЕ НАЗНАЧЕНИЯ СУДАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

(Окончание. Начало см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 3. )

 

По-прежнему имеются неединичные случаи назначения явно несправедливого вследствие мягкости наказания и за совершение тяжких преступлений, направленных против жизни, здоровья и свободы граждан.

Вот несколько примеров.

По приговору Йошкар-Олинского городского народного суда Республики Марий Эл от 5 сентября 1995 г. Губин был признан виновным в том, что поздно вечером 17 июня 1995 г., находясь в нетрезвом состоянии возле магазина N 22 в г. Йошкар-Ола, во время ссоры с ранее ему незнакомым Кочаковым умышленно убил последнего, нанеся ему удар ножом в живот.

Суд квалифицировал действия Губина по ст. 103 УК РСФСР и назначил ему наказание с применением ст. 44 УК РСФСР в виде пяти лет лишения свободы условно с испытательным сроком в течение пяти лет.

Другой пример. Саймуллов 29 октября 1995 г. в 19 час. на ул. Менжинского в г. Брянске потребовал у проходившего мимо Рогачева дать ему закурить. В связи с тем, что Рогачев отказал, Саймуллов затеял с ним ссору, а затем сбил его с ног и стал наносить удары ногами и руками по голове и телу, причинив тяжкие телесные повреждения, от которых потерпевший скончался.

Фокинский районный народный суд г. Брянска 21 февраля 1996 г. признал Саймуллова виновным по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР и назначил ему три года лишения свободы, т. е. на два года ниже минимальной санкции закона.

Еще один пример. Эрентраут, Жарков, Ерохин, Данильчин и Сотников, объединившись в преступную группу, в течение января-февраля 1995 года в г. Туле совершили ряд разбойных нападений на граждан с применением кастета и ножа. Всего ими были совершены нападения на пять человек, при этом двоим из них были причинены телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья. Преступники завладели имуществом потерпевших на общую сумму около 2 млн. рублей.

Советский районный народный суд г. Тулы 6 мая 1995 г. по совокупности преступлений, предусмотренных пп. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 146 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР, приговорил Эрентраута, Жаркова, Ерохина, Данильчина к лишению свободы на срок от трех до трех с половиной лет и применил в отношении Данильчина отсрочку исполнения приговора.

Читинский областной суд 31 августа 1995 г. приговорил к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в течение двух лет заместителя председателя Комитета по управлению имуществом в г. Чите Камского за получение от гражданина Лохматова взятки в размере двух миллионов рублей за оформление договора аренды нежилого помещения под офис и магазин для коммерческой фирмы.

Приговоры по всем этим делам отменены вышестоящими судебными инстанциями в связи с мягкостью назначенного осужденным наказания.

При назначении виновным наказания некоторыми судами не учитываются в полной мере такие отягчающие обстоятельства, как общеопасный способ совершения преступления, в том числе с использованием взрывных устройств, боевых припасов, огнестрельного оружия, а также совершение преступления организованной группой.

Например, по приговору Одинцовского городского народного суда Московской области от 20 февраля 1995 г. Фоянов был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 206 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР и осужден к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года.

Фоянов незаконно приобрел и хранил автомат АК-74 с боевыми патронами. В один из январских дней пьяный Фоянов приехал с автоматом в пос. Горки-10 Одинцовского района. Встретив на улице ранее незнакомых ему Максина и Прокофьева, он стал оскорблять их нецензурно, угрожал физической расправой, а затем в землю произвел из автомата очередью выстрелы боевыми патронами в непосредственной близости от Максина и Прокофьева, создав реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевших, а также находившихся поблизости прохожих. После этого Фоянов ударил кулаком по лицу Максина, причинив ему легкие телесные повреждения.

Отменяя 17 января 1996 г. в порядке надзора по протесту заместителя Генерального прокурора РФ приговор районного народного суда и последующие судебные решения, которыми приговор был оставлен без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала в определении, что суд не учел характер совершенных осужденным преступлений и степень их общественной опасности, в связи с чем назначил ему мягкое наказание.

Примером назначения несправедливого вследствие мягкости наказания активным участникам преступной группы является приговор Промышленного районного народного суда г. Смоленска от 20 мая 1996 г., которым Пономарев и Дедков были осуждены по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 145 и ч. 4 ст. 148 УК РСФСР, каждый к шести годам лишения свободы условно с испытательным сроком в течение трех лет. Суд признал их виновными в том, что они по сговору с Трофимовым и другими неустановленными следствием лицами вымогали у Боргоякова 4000 долларов США, при этом Пономарев и Дедков принимали в преступлении активное участие: избивали Боргоякова руками и ногами, угрожали уничтожить принадлежащую ему автомашину, удерживали в течение нескольких часов в подполе дачного домика, а затем непосредственно участвовали в открытом похищении из квартиры потерпевшего имущества на сумму около семи миллионов рублей.

Приговор в отношении Пономарева и Дедкова по протесту прокурора был отменен 26 июня 1996 г. судебной коллегией по уголовным делам Смоленского областного суда за мягкостью наказания. В кассационном определении наряду с другими основаниями отмены указано на то, что суд не учел активную роль Пономарева и Дедкова в преступлении, совершенном группой лиц.

Как и прежде, имеются факты назначения мягкого наказания лицам, неоднократно судимым, и вновь совершившим умышленные преступления. В судебной практике до сих пор встречаются случаи, когда лицам, ранее судимым по 6-10 раз и вновь совершившим умышленные преступления, в том числе относящиеся к тяжким, назначалось наказание в виде штрафа либо вопреки закону такие лица осуждались к лишению свободы условно или к ним применялась отсрочка исполнения приговора.

Изучение статистических данных и конкретных примеров назначения несправедливого вследствие мягкости наказания дает основание говорить о необходимости внесения определенных корректив в практику назначения судами наказания в виде лишения свободы. К этому обязывает и новый Уголовный кодекс, ужесточивший как отдельные положения общих начал назначения наказания, так и сроки лишения свободы за совершение некоторых особо тяжких преступлений.

Наряду с назначением неоправданно мягких мер наказания имеются случаи, когда вопреки требованию ст. 314 УПК РСФСР и разъяснению, содержащемуся в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 г. "О практике назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы", за преступления, не представляющие большой общественной опасности, назначается лишение свободы без приведения мотивов принятого решения, хотя санкция закона предусматривает наряду с лишением свободы и другие наказания, не связанные с изоляцией осужденного от общества. Такие случаи не единичны.

Достаточно распространенным недостатком в практике назначения наказания продолжает оставаться нарушение требований закона при назначении виновным наказания с применением ст. 43 УК РСФСР.

За последние годы количество случаев назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией закона, или перехода к другому, более мягкому виду наказания увеличилось.

Одной из причин такого положения является более широкое и не всегда правильное толкование судами понятия исключительных обстоятельств дела, о которых говорится в ст. 43 УК РСФСР. Наряду с этим в ряде случаев, определяя срок лишения свободы ниже низшего предела, предусмотренного санкцией уголовного закона, или переходя к другому более мягкому наказанию, суды не раскрывают в приговорах содержание исключительных обстоятельств, послуживших основанием для смягчения наказания, либо вообще не указывают мотивы принятого решения.

На все эти недостатки и ошибки, допускаемые при назначении осужденным лишения свободы, Пленум Верховного Суда РФ обратил внимание судов в постановлении от 25 октября 1996 г. N 8 "О ходе выполнения судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 1988 г. N 1 "О практике назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы".

В соответствии со ст. 37 УК РСФСР (Статья 60 УК РФ) суд при назначении наказания наряду с другими обстоятельствами учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления. Без преувеличения можно сказать, что эта формулировка закона воспроизводится в приговоре по каждому уголовному делу. Однако что конкретно под этим имеется в виду, для некоторых судей неясно. В связи с этим Пленум разъяснил в названном постановлении, что при учете характера и степени общественной опасности преступления надлежит исходить из того, что характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства и формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к категории более тяжких или менее тяжких преступлений, а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии) и данными, характеризующими степень общественной опасности личности виновного (наличие или отсутствие судимости, поведение в быту, отношение к учебе и т. п.). Предусмотренные законом смягчающие и отягчающие обстоятельства также могут влиять на степень общественной опасности преступления.

Пленум также дополнил постановление от 14 апреля 1988 г. N 1п. 5-1 следующего содержания: "Назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей (частью статьи) Особенной части Уголовного кодекса, или переход к другому, более мягкому виду наказания возможны в соответствии с законом лишь при наличии исключительных обстоятельств, т. е. таких обстоятельств, которые существенно уменьшают степень общественной опасности преступления. К ним, в частности, могут относиться обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления.

Исключительными также могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства (например, явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления), так и совокупность смягчающих обстоятельств.

Во всех случаях суд обязан привести в приговоре мотивы смягчения наказания".

Необходимость такого дополнения действующего постановления Пленума вызвана тем, что в практике назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией уголовного закона, все еще имеются недостатки и ошибки, связанные с неправильным толкованием некоторыми судами понятия "исключительные обстоятельства".

С 1 января 1997 г. начал действовать новый Уголовный кодекс Российской Федерации.

По сравнению с УК РСФСР в нем содержится ряд новых принципиальных положений, касающихся назначения наказания (изменение минимального и максимального срока лишения свободы, установлены иные правила назначения наказания по совокупности преступлений в зависимости от тяжести совершенных преступлений и т. д.).

Верховный Суд РФ, как и прежде, будет постоянно анализировать практику назначения судами наказания в виде лишения свободы и по мере необходимости давать соответствующие разъяснения.

 

 

 

Заместитель Председателя

Верховного Суда Российской Федерации Р.М.СМАКОВ