10. Отказ в удовлетворении ходатайства обвиняемого о допуске к участию в деле выбранного им адвоката признан судом нарушением Конституции Российской Федерации и ст. ст. 47-48 УПК РСФСР

 

(Извлечение)

 

 

Верховным судом Удмуртской Республики 21 февраля 1996 г. осуждены Газизов, Волкова и другие (всего семь человек) по ч. 2 ст. 218-1 УК РСФСР и по другим статьям УК РСФСР.

Они признаны виновными в хищении по предварительному сговору группой лиц повторно в период осени 1992 года - весны 1994 года огнестрельного оружия из акционерного общества (АО) "Ижмаш", а Газизов, Тарасов, Батуев, Рылов и Пушин - в хищении указанного оружия в составе организованной группы в августе - сентябре 1994 года.

В кассационных жалобах адвокаты указывали на допущенное нарушение права на защиту осужденных в связи с отказом допустить к защите избранных обвиняемыми адвокатов по тем основаниям, что они не имели допуска к секретным материалам.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 августа 1996 г. приговор отменила по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката. Статья 48 УПК РСФСР предусматривает, что для участия в деле защитник приглашается обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого.

Как видно из материалов дела, Газизов на предварительном следствии заявил ходатайство о допуске к участию в деле в качестве защитника адвоката Г., с которой он заключил соглашение, однако следствием было отказано в удовлетворении этого ходатайства по тем основаниям, что указанный адвокат не имеет допуска к секретным документам.

По тем же основаниям следствие не допустило к участию в деле адвоката Р., о чем ходатайствовал обвиняемый Волков, и адвоката Д., которая была приглашена для осуществления защиты обвиняемого Тарасова.

Таким образом, следствием было нарушено право указанных обвиняемых на защиту, так как отстранение адвоката от участия в деле в связи с отсутствием допуска к государственной тайне не соответствует Конституции Российской Федерации, что подтверждено постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 1996 г. "По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне" в связи с жалобами граждан В.М.Гурджиянца, В.Н.Синцова, В.Н.Бугрова и А.К.Никитина" (Собрание законодательства РФ, 1996, N 15, ст. 1768).

Кроме того, в соответствии со ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии со ст. 35 УПК РСФСР дела о преступлениях, в совершении которых обвиняются лица по настоящему делу, подсудны районному суду и могут быть подсудны Верховному суду республики в составе Российской Федерации в соответствии со ст. ст. 36, 37 УПК РСФСР только в том случае, если они связаны с государственной тайной.

Однако следственные органы, приняв решение о засекречивании материалов дела, никак его не мотивировали с точки зрения требований ст. 5 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне". Одно сообщение АО "Ижмаш" о том, что кражи совершены с режимных объектов, не свидетельствует о наличии в деле сведений, составляющих государственную тайну.

Верховный суд Удмуртской Республики, принимая дело к производству и назначая судебное заседание, также никак не мотивировал свое решение.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор Верховного суда Удмуртской Республики отменила, а дело направила для производства дополнительного расследования.

 

_______________

 

 

Поиск в номере