7. Надзорная инстанция отменила решение суда о признании недействительной доверенности на право управления и распоряжения всем имуществом и дело направила на новое рассмотрение

 

(Извлечение)

 

 

Генис обратился в суд с иском к Ильину А.С., Ильиной В.В. о признании недействительными доверенности от 14 февраля 1991 г., выданной Ильину А.С. на право управления и распоряжения всем его имуществом, и договора купли-продажи квартиры, заключенного 14 июля 1992 г. от его имени между Ильиным А.С. и Ильиной В.В., а также о выселении Ильиной В.В. из квартиры, принадлежащей ему на право личной собственности. Он сослался на то, что как член ЖСК "Славянский" полностью оплатил в 1987 году пай за квартиру, перед отъездом в США выдал доверенность Ильину А.С. на право пользования и управления квартирой, продавать квартиру ему не поручал. Однако Ильин А.С., воспользовавшись доверенностью, продал квартиру своей жене Ильиной В.В., денег от продажи квартиры ему не передал.

Решением Кунцевского межмуниципального районного народного суда Западного административного округа г. Москвы от 26 сентября 1995 г. и дополнительным решением того же суда от 2 октября 1995 г. (оставленными без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда) иск удовлетворен.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений.

Президиум Московского городского суда 11 апреля 1996 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Согласно ст. 192 ГПК РСФСР, решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 197 ГПК РСФСР в мотивировочной части решения должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда, законы, которыми руководствовался суд.

Данные нормы процессуального права судом не соблюдены. Разрешая возникший между сторонами спор, суд пришел к выводу о том, что исковые требования обоснованны и подлежат удовлетворению. С выводом суда согласилась и судебная коллегия городского суда.

В обоснование вывода суд сослался в мотивировочной части решения на признанные установленными обстоятельства: истец доверенностью предоставил ответчику право распоряжаться только его имуществом, но не квартирой; не давал ему полномочий на совершение каких-либо сделок с квартирой; ответчик обманным путем, воспользовавшись доверенностью и правовой безграмотностью истца, продал квартиру своей жене Ильиной В.В. - ответчице по делу.

Как разъяснено в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном решении" от 26 сентября 1973 г. (с изменениями, внесенными от 20 декабря 1983 г. N 11, в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г.), исходя из требований ст. 192 ГПК РСФСР решение следует признавать обоснованным тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами. В подтверждение приведенных в мотивировочной части решения обстоятельств суд указал на отсутствие в доверенности каких-либо оговорок по распоряжению квартирой, принадлежащей истцу на праве личной собственности; на показания свидетеля - нотариуса, удостоверившего доверенность, о том, что в первоначальный период приватизации квартир никаких оговорок в отношении квартир в доверенности не отмечалось; на объяснения ответчика, утверждавшего, что истец не поручал ему осуществление сделок с квартирой; о продаже квартиры истец не был поставлен в известность и никаких денежных расчетов с ним не производилось; на непредставление других доказательств в подтверждение полномочий ответчика в отношении продажи квартиры и намерений истца продать либо подарить квартиру.

Между тем из материалов дела видно, что истец за несколько лет до выдачи 14 февраля 1991 г. доверенности полностью выплатил пай в ЖСК "Славянский" за предоставленную ему в пользование квартиру. В соответствии с действовавшим на тот период времени законодательством: ст. 7 Закона СССР от 6 марта 1990 г. "О собственности в СССР", введенного в действие с 1 июля 1990 г., а затем и ст. 13 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР", введенного в действие с 1 января 1991 г., член жилищно-строительного кооператива, полностью внесший свой паевой взнос за квартиру, предоставленную ему в пользование, приобретал право собственности на это имущество.

Следовательно, при выдаче ответчику доверенности в состав имущества истца входила квартира.

Из текста доверенности усматривается, что ответчик уполномочивался распоряжаться всем имуществом истца, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось, и соответственно заключать все разрешенные законом сделки, в частности: покупать, продавать, обменивать имущество. Запрета производить указанные сделки с квартирой в доверенности не содержится.

Законом не предусмотрено внесение каких-либо оговорок в доверенность в части конкретного имущества, в отношении которого доверенному лицу предоставляются те же права, что и в отношении всего имущества, принадлежащего доверителю.

Не предусмотрено законом и дополнительное поручение и оформление, помимо доверенности, передаваемых доверенному лицу полномочий, указанных в доверенности.

Содержание и реквизиты доверенности сторонами не оспаривались.

Каких-либо фактов, подтвержденных доказательствами и влекущих за собой недействительность упомянутой доверенности, судом не приведено.

Правовая безграмотность истца (на что сослался в решении суд) юридического значения не имеет, поскольку в соответствии с законом основанием для признания сделок недействительными не является.

Оставляя решение суда об удовлетворении иска без изменения, судебная коллегия городского суда указала, что оно соответствует требованиям ст. 182 ГК РФ, поскольку представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично и другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением коммерческого представительства.

Между тем суд первой инстанции в обоснование решения на ст. 182 ГК РФ не ссылался, обстоятельства, имеющие значение для возможного вывода о совершении ответчиком сделки по отчуждению квартиры в отношении себя лично, при разбирательстве дела не выяснял, поэтому кассационная инстанция не имела права ссылаться на них.

При таких обстоятельствах вынесенные по делу решения подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

 

______________