О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, ПРЕДУСМАТРИВАЮЩЕГО ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ НОРМ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

 

В 1996 году в Москве состоялось Всероссийское совещание по борьбе с экологическими правонарушениями, на котором все выступающие высказывали серьезную озабоченность сегодняшним состоянием окружающей природной среды. Очень часто среди определений состояния экологии употреблялось слово "катастрофическое".

Для устранения этого негативного явления требуется комплексное разрешение целого блока проблем, включающих как переориентацию системы сложившихся экологических взглядов в сфере экономики, так и преодоление известной деформации общественного сознания, связанной с недооценкой охраны окружающей среды. Решающим фактором в осуществлении этих мероприятий является государственная поддержка.

Одно из центральных мест в реализации природоохранительной политики занимает право, выступающее в качестве эффективного регулятора экологических отношений в обществе и обеспечивающее интересы личности и социальной справедливости в сфере экологии.

При этом основополагающее значение имеют положения Конституции Российской Федерации о праве человека на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст. 42).

В соответствии со спецификой задач перед органами судебной власти стоят прежде всего вопросы юридической ответственности за экологические правонарушения как важного средства обеспечения экологического правопорядка и прав человека в этой сфере. Правоприменительная практика судов, имея своей главной целью правосудное разрешение конкретных дел об экологических правонарушениях, оперирует нормами об уголовной, административной, гражданско-правовой ответственности.

В современных условиях все более возрастает значение неукоснительного и строгого соблюдения действующего природоохранного законодательства, вопросы охраны природы, и факты нарушения законодательства постоянно находятся в поле зрения судов.

Изучение данных судебной статистики, отражающих сведения о состоянии реального применения действующего законодательства, предусматривающего ответственность за преступления и иные правонарушения, связанные с посягательствами на экологическую безопасность, не дает оснований для оптимизма.

Как видно из этих данных, за последние пять лет общее количество осужденных за преступные посягательства на экологическую безопасность в 1995 году по сравнению с 1990 годом увеличилось на 166%, при этом число осужденных за незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами возросло на 112,8%, а число осужденных за незаконную порубку леса - на 206%.

Судимость же за незаконную охоту оставалась все пять лет стабильной, с незначительными изменениями, а в 1995 году по сравнению с 1990 годом даже снизилась на 4,5% (было осуждено 443 человека, стало 423).

За такие наиболее разрушительные по своему воздействию на природу, здоровье и саму жизнь людей преступления, как загрязнение водоемов и воздуха и загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или для живых ресурсов моря, либо другими отходами и материалами, в последние пять лет осуждалось каждый год соответственно по 10-12 и 3-7 человек.

Цифры явно неадекватные сегодняшнему положению дел с обеспечением здоровой среды обитания на территории Российской Федерации.

Административные материалы по данной категории правонарушений почти целиком рассматриваются иными соответствующими органами, в связи с чем количество таких материалов, рассмотренных судами, незначительно.

Кроме того, судами рассматриваются и гражданские дела о возмещении ущерба за нарушения природоохранного законодательства. За последние пять лет количество таких дел возросло с 4600 до 5500. В 1995 году было удовлетворено 90% таких исков на общую сумму свыше 7 млрд. рублей.

Суды при рассмотрении дел, связанных с посягательствами на экологическую безопасность, всегда исходили из осознания жизненной важности обеспечения эффективности действующих правовых норм, направленных на борьбу с этими правонарушениями.

На решение этих задач были направлены разъяснения постановлений Пленума Верховного Суда СССР, который трижды, в 1977, 1983 и в 1986 годах, рассматривал эту проблему.

В ныне действующем постановлении Пленума Верховного Суда СССР N 4 "О практике применения судами законодательства об охране природы", принятом 7 июля 1983 г., внимание судов обращалось на то, что строгое выполнение законодательства об охране земли, ее недр, лесов и вод, животного и растительного мира, атмосферного воздуха, бережное рациональное использование природных ресурсов является одной из важнейших государственных задач, от решения которой зависят здоровье и благосостояние людей, а также успешное выполнение планов экономического и социального развития.

В постановлении также содержится целый ряд рекомендаций по решению конкретных правовых вопросов, возникающих у судов при рассмотрении дел, связанных с охраной окружающей среды.

Верховный Суд Российской Федерации также обращался к этой злободневной теме, в 1991 году было проведено широкое обобщение судебной практики по делам данной категории, результаты которого были отражены в обзоре, опубликованном в Бюллетене Верховного Суда.

В разосланном во все суды России обзоре отмечалось явно неблагополучное положение дел в этой области.

В нем, в частности, констатировалось, что резкое снижение судимости за нарушения природоохранного законодательства не отражает истинного положения дел и свидетельствует о серьезных недостатках в работе природоохранительных и правоохранительных органов. Недостаточно эффективно работают органы рыбоохраны, охотничьего и лесного хозяйства, не все участники браконьерства выявляются службами природоохранительных органов и органами милиции и привлекаются к уголовной ответственности. Большое число выявленных причинителей вреда природе не привлекается к судебной ответственности, так как подавляющее большинство материалов разрешается в административном порядке органами государственных инспекций или прекращается в процессе предварительного следствия (дознания).

Наиболее значительный материальный ущерб и тяжкие последствия вызывают случаи загрязнения водоемов и воздуха. Резко отрицательное воздействие на природу оказывают именно предприятия промышленного и сельскохозяйственного производства. Наиболее вредными для окружающей среды являются не выполняющие природоохранных мер предприятия химической, угольной, целлюлозно-бумажной, нефтехимической и ряда других отраслей промышленности, загрязняющие неочищенными и необезвреженными сточными водами и отбросами озера, реки и другие водоемы, а воздушное пространство - вредными для здоровья людей и животного мира отходами промышленного производства.

В большинстве случаев суды всесторонне и объективно исследуют обстоятельства дела, выявляют причины и условия, способствовавшие совершению преступления, дают правильную правовую оценку действиям виновных.

Однако в ряде случаев при рассмотрении и разрешении этих дел допускались серьезные недочеты.

В частности, не все участники браконьерства на охоте или незаконном рыбном промысле выявлялись службами природоохранительных органов, а значит, на предварительном следствии не все виновные привлекались к уголовной ответственности.

В подавляющем большинстве случаев за нарушение законодательства об охране природы осужденным назначались наказания в строгом соответствии с требованиями закона, в пределах санкции соответствующей статьи, с учетом всех обстоятельств дела, в том числе смягчающих и отягчающих ответственность, данных о личности виновных. Соблюдался принцип индивидуализации наказания.

Вместе с тем при назначении судами наказания ниже низшего предела в некоторых случаях не указывалось, какие именно обстоятельства признаны исключительными; при условном осуждении принятое судом решение недостаточно обосновывалось, вследствие чего выносились неоправданно мягкие приговоры.

Суды не всегда выполняли требования закона о конфискации незаконно добытой продукции и орудий преступления. Зачастую это вызвано и недостатками работы органов предварительного следствия, не обеспечивающих своевременного проведения обысков для обнаружения и изъятия орудий преступлений.

В большинстве случаев, как показало изучение дел данной категории, ущерб возмещался в полном размере в процессе предварительного следствия или в стадии предания обвиняемого суду и реже - по приговору суда. Размеры ущерба исчислялись в основном правильно. Однако судами допускались ошибки при зачислении в счет возмещения ущерба сумм, вырученных при реализации незаконно добытой продукции. Иногда у виновного не изымалась незаконно добытая продукция (мясо, пушнина, рыба), органами охраны природы и предварительного следствия не предъявлялись иски, а суды не взыскивали стоимость этой продукции.

Суды различных регионов, где особенно широкую распространенность получили преступления против экологии, систематически анализируют судебную практику.

Наглядным примером является постановление президиума Астраханского областного суда о результатах проведенного и 1994 году обобщения судебной практики по делам данной категории, в котором указано, что с развитием новых рыночных отношений и ростом новых экономических предпринимательских услуг, видов торговли, либерализма цен и видов частнопредпринимательской торговой деятельности в области за последние годы заметно возросли преступления, связанные с оборотом рыбной продукции: браконьерство с последующим сбытом продукции перекупщикам, незаконное приобретение и сбыт рыбной продукции и в особенности черной икры, заведомо добытой преступным путем. Рост браконьерства составил 59%, рост незаконного приобретения и сбыта остродефицитной рыбной продукции, заведомо добытой преступным путем, - 29,5%.

Это обязывает правоохранительные органы принимать решительные меры по пресечению возрастающей экономической преступности, преступного бизнеса с рыбной продукцией.

Однако, как показало обобщение судебной практики, дознание и следствие по указанной категории дел проводятся поверхностно и формально, с грубейшими процессуальными нарушениями, которые не позволяют во всех случаях выносить обоснованные приговоры. Результаты обобщения свидетельствуют, что и суды смирились с неудовлетворительным качеством дознания и следствия, не реагируют вынесением частных определений на случаи существенного нарушения закона и иногда принимают судебные решения по материалам дела, в которых обстоятельства преступления исследованы неполно.

Особенно много нарушений по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 208 УК РСФСР (преступный бизнес с черной икрой). Вопреки ст. 144 УПК органы дознания и следствия в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не излагают конкретных обстоятельств, обосновывающих вывод о наличии преступления, предусмотренного диспозицией ст. 208 УК.

В ходе дознания и следствия указанные законом обстоятельства преступления не исследуются, в результате чего не всегда представлялось возможным сделать вывод о личности виновного.

По ряду дел обвинение предъявлено со стандартной формулировкой: "Обвиняемый у не установленных следствием лиц скупил икру рыб осетровых пород" и далее указывается количество скупленной икры.

Такая формулировка обвинения не раскрывает состава преступления независимо от того, сколько куплено икры. При такой формулировке обвинения невозможно опровергнуть любые доводы обвиняемого относительно его неосведомленности о преступном характере добычи икры неустановленными лицами. Иногда имеют место случаи приобретения икры весом более 200 и 300 кг, когда обстоятельства скупки икры свидетельствуют о явно преступном бизнесе. Но никаких мер не принимается к розыску неустановленных лиц. Следствие ограничивается фактом изъятия большого количества черной икры и осетровых рыб, констатацией этого обстоятельства при предъявлении обвинения, что явно недостаточно. Необходимо принимать меры к тому, чтобы установить лиц, продававших икру, и в деталях - способ и обстоятельства приобретения икры.

При рассмотрении дел суды обязаны обращать на это внимание.

Все эти недостатки дознания и следствия отражаются на избрании меры наказания. Из 80 лиц, осужденных по ч. 4 ст. 208 и ч. 2

 

cт. 163 УК РСФСР, санкция которых предусматривает только лишение свободы, к этой мере наказания осуждено 16% лиц.

По изученным делам 88% лиц осуждено к мерам наказания, не связанным с лишением свободы. Такую практику назначения уголовного наказания нельзя признать мерой, сдерживающей преступность, особенно преступный бизнес с остродефицитной продукцией.

В последнее время Верховный Суд Российской Федерации непосредственно сам рассмотрел ряд таких дел в кассационном порядке и по первой инстанции.

При рассмотрении дел этой категории уделялось большое внимание вопросам правильного применения судами законодательства об охране окружающей среды, защиты и восстановления нарушенных прав обратившихся в суд заявителей.

Так, в Верховном Суде Российской Федерации в кассационном порядке были рассмотрены дела по искам граждан Ш., С., К. и других о признании незаконными распоряжения мэра г. Санкт-Петербурга "О строительстве жилого дома по проспекту Мориса Тореза" и постановления правительства г. Москвы "О предоставлении в пользование товарищества с ограниченной ответственностью "Компромстрой" земельного участка по Ленинскому проспекту" и другие дела.

По всем делам суды первой инстанции и Верховный Суд РФ тщательно проверили доводы истцов о том, что строительство жилых домов, отвод земельных участков приведет к ухудшению экологической обстановки, а также назначили и провели экологические экспертизы, выводы которых были оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

Другой пример. Решением Пушкино-Горского районного суда Псковской области (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Псковского областного суда) было отказано в удовлетворении заявления прокурора района о признании противоречащими закону решений Пушкино-Горского сельского Совета о выделении семи земельных участков в пределах охранной зоны Пушкинского музея-заповедника гражданам для строительства дачных домиков.

При этом суд сослался на то, что решения сельского Совета вынесены в пределах его компетенции, согласования с органами охраны памятников истории и культуры не требовалось, поскольку в установленном законом порядке охранные зоны музея-заповедника А.С.Пушкина не определены, сам музей не имеет статуса государственного (федерального) музея.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не согласилась с выводом суда и отменила судебные постановления, указав, что в соответствии со ст. 35 Закона РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры" в пределах охранных зон, зон регулирования застройки и зон охраняемого природного ландшафта запрещается производство земельных, строительных и других работ, а также хозяйственной деятельности без разрешения соответствующих органов охраны памятников. В пределах зон охраны памятников истории и культуры республиканского и местного значения производство указанных работ и хозяйственная деятельность запрещаются без разрешения Министерства культуры.

Земельные участки, выделенные под строительство домов, находятся на территории музея-заповедника А.С.Пушкина, т. е. памятника истории и культуры, а, как видно из дела, Министерство культуры Российской Федерации категорически возражало против выделения земельных участков на территории музея-заповедника под какое-либо строительство, не связанное с реконструкцией заповедника, в связи с чем решение народного суда было отменено.

Верховный Суд РФ рассмотрел по первой инстанции дело по заявлению граждан К., Б. и других, в котором они просили об отмене Указа Президента Российской Федерации от 25 января 1995 г. (с изменениями, внесенными Указом Президента Российской Федерации от 20 апреля 1995 г.) "О государственной поддержке структурной перестройки и конверсии атомной промышленности в г. Железногорске Красноярского края" в части, касающейся разрешения горно-химическому комбинату приема с целью последующей переработки отработавшего ядерного топлива с зарубежных атомных электростанций, построенных по проекту других стран, и предоставления ему права направления, начиная с 1995 года, остающихся в его распоряжении средств, полученных за предоставление услуг по временной выдержке и последующей переработке отработавшего ядерного топлива, поступающего с зарубежных атомных электростанций, на финансирование строительства завода.

В обоснование заявленных требований указывалось, что в соответствии с названным Указом Президента Российской Федерации переработка ввозимого из других стран отработавшего ядерного топлива должна осуществляться на строящемся заводе горно-химического комбината. Однако в настоящее время на комбинате нет производства для его переработки, в связи с чем разрешение на ввоз указанного топлива с зарубежных атомных электростанций они рассматривают как ввоз на длительное хранение радиоактивных материалов, что запрещено законом и нарушает права граждан на благоприятную окружающую среду.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с учетом всех материалов дела, в том числе и копии справки о проведении экспертизы экологической безопасности проектных решений по заводу, письма Департамента государственной экологической экспертизы, а также учитывая, что на горно-химическом комбинате какого-либо производства по переработке указанного топлива не имеется, на строящемся с 1984 года заводе сданы в эксплуатацию только хранилища для временной выдержки такого топлива на 6000 т, пришла к выводу о том, что Указ Президента Российской Федерации в части разрешения горно-химическому комбинату приема с целью последующей переработки отработавшего ядерного топлива с указанных зарубежных атомных электростанций противоречит ч. 3 ст. 50 Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды", согласно которой ввоз с целью хранения или захоронения радиоактивных отходов запрещается, и подлежит признанию в этой части недействительным.

Существующее законодательство об охране окружающей среды и, в частности, нормы об ответственности за экологические правонарушения в значительной степени отстают от потребностей практики, что осложняет работу правоприменительных органов. Поэтому актуальной является проблема законодательного обеспечения их деятельности. В качестве концептуального направления рассматривается интеграция и дифференциация в развитии норм об ответственности за экологические преступления.

С 1 января 1997 г. начал действовать новый Уголовный кодекс Российской Федерации. По сравнению с УК РСФСР в нем объединены в самостоятельную главу 26 нормы, предусматривающие ответственность за экологические преступления, а в разделе о преступлениях против мира и безопасности человечества появилась новая норма, предусматривающая ответственность за экоцид. Это в значительной степени должно помочь соответствующим органам в борьбе с экологической преступностью.

С учетом остроты обеспечения экологической безопасности Верховный Суд РФ намерен провести широкое, с участием областных судов и правоохранительных органов, обобщение судебной практики рассмотрения уголовных и гражданских дел о преступлениях и правонарушениях, связанных с причинением ущерба экологии, и вынести этот вопрос на обсуждение Пленума Верховного Суда, чтобы дать судам разъяснения.

 

 

Заместитель Председателя

Верховного Суда Российской Федерации А.Е.МЕРХУШОВ

 

 

Высший Арбитражный Суд РФ вносит уточнение

 

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации сообщает, что в первом предложении четвертого абзаца пункта 51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", опубликованного в "Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации" N 9 за 1996 год, допущена опечатка. После слов "указание на то, что проценты подлежат начислению" следует читать: "по день фактической уплаты кредитору денежных средств".

 

 

________________

 

 

Поиск в номере