3. Суд обоснованно признал лицо вменяемым во время совершения им преступления

 

(Извлечение)

 

 

Верховный Суд Республики Татарстан 15 февраля 1996 г. осудил Шитькова по ч. 2 ст. 206 и ст. 103 УК РСФСР.

Он признан виновным в злостном хулиганстве и умышленном убийстве своей бывшей жены - Шитьковой.

В судебном заседании Шитьков свою вину не признал, показав, что событий, связанных с убийством бывшей жены, не помнит.

В кассационной жалобе Шитьков повторил свои доводы, которые приводил в судебном заседании. По его словам, убийство совершено им в состоянии сильного душевного волнения. Он просил о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы и помещении его в лечебное учреждение.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18 июля 1996 г. приговор суда оставила без изменения, указав следующее.

Объяснения Шитькова о том, что он не совершал хулиганских действий, опровергнуты в судебном заседании его дочерью - потерпевшей Шитьковой Н., сообщившей, что во второй половине марта 1995 г. Шитьков в состоянии алкогольного опьянения требовал у нее деньги, бил, угрожал разбить посуду, ножом порезал пальто матери. Они с сестрой вынуждены были занять деньги и отдать ему.

Вторая дочь Шитькова - свидетель Шитькова М. рассказала, что 9 апреля 1995 г. она и мать лежали вместе в кровати. Когда пришел отец, то между ними произошел скандал, во время которого он стащил мать с кровати на пол. Увидев у матери кровь, она выбежала из квартиры за помощью. Вернувшись с соседом Алексеевым, застала отца с ножом в руке. Он сказал, что убил жену.

Как пояснил свидетель Алексеев, 9 апреля 1995 г. около 22 час. в квартире Шитьковых он увидел лежащую в луже крови соседку Шитькову Л. Тут же находился Шитьков. Он был спокоен и сказал, что вызвал "скорую помощь". Прибывший в квартиру медицинский работник констатировал смерть потерпевшей.

Показания свидетелей согласуются с данными, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть потерпевшей наступила от колото-резаного ранения шеи.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что он не совершал преступлений, несостоятельны, поскольку они опровергнуты приведенными доказательствами.

Органами следствия была проведена амбулаторная, а судом - стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, и эксперты пришли к выводу, что у Шитькова обнаруживаются последствия органического поражения центральной нервной системы, не исключающего способности отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Во время инкриминируемых ему деяний он имел те же отклонения психики и находился в состоянии простого алкогольного опьянения. После совершения правонарушения у Шитькова был реактивный психоз, который полностью прошел. В содеянном его следует признать вменяемым.

Эти заключения были исследованы в судебном заседании, и их обоснованность сомнений у суда не вызвала, а поэтому доводы, изложенные в кассационной жалобе о необходимости проведения повторной судебно-психиатрической экспертизы, несостоятельны.

Необоснованны также доводы Шитькова о совершении им убийства в состоянии сильного душевного волнения, поскольку установлено, что убийство совершено во время ссоры между Шитьковым и его бывшей женой.

При таких обстоятельствах оснований для изменения приговора нет.

 

 

____________