1. Суд первой инстанции обоснованно назначил более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление. Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность

 

(Извлечение)

 

 

Советским районным судом г. Махачкалы Республики Дагестан Абдурахманов осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР на один год, по ст. 17, ч. 3 ст. 147-1 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР на три года. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений Абдурахманову определено наказание - три года лишения свободы с конфискацией имущества.

Этим же приговором осуждена Караева, протест в отношении которой не принесен.

Абдурахманов признан виновным в хранении боевых припасов без соответствующего разрешения и в подстрекательстве Караевой к присвоению чужого имущества в крупных размерах.

Караева, являясь материально ответственным и должностным лицом, под влиянием Абдурахманова в соответствии с разработанным им планом 8 декабря 1994 г. получила в Районном кассовом центре (РКЦ) 17 300 тыс. рублей для администрации Кировского района. Согласно разработанному плану указанную сумму она передала через Мусаева мужу, а сама вернулась в РКЦ и сообщила, что ее ограбили. При выяснении этих обстоятельств Караева была допрошена приехавшими на место происшествия работниками милиции, которым она призналась в совершении преступления, а Абдурахманов выдал им присвоенные деньги.

Кроме того, при производстве обыска в квартире Абдурахманова были обнаружены и изъяты 50 штук пригодных для выстрелов патронов калибра 5,6 мм, являющихся боевыми припасами, которые виновный незаконно хранил без соответствующего разрешения.

В кассационном порядке приговор не обжалован и не опротестован.

Президиум Верховного Суда Республики Дагестан по протесту прокурора приговор в отношении Абдурахманова отменил за мягкостью назначенного ему наказания и дело направил на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что при назначении Абдурахманову наказания суд в недостаточной степени учел характер, степень общественной опасности содеянного, роль осужденного в нем и другие обстоятельства, а также, признавая, что преступление совершено вследствие стечения тяжелых семейных обстоятельств, не обосновал это в приговоре.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановления президиума Верховного суда Республики Дагестан и об оставлении приговора без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 30 мая 1996 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Вина Абдурахманова в содеянном подтверждена установленными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами. Его действиям судом дана надлежащая правовая оценка.

Основное наказание Абдурахманову определено в соответствии с требованиями ст. 37 УК РСФСР.

С доводами президиума Верховного суда Республики Дагестан о необоснованности назначения судом первой инстанции осужденному более мягкого наказания, чем предусмотрено санкцией ч. 3 ст. 147-1 УК РСФСР, согласиться нельзя.

По делу установлено, что Абдурахманов полностью признал свою вину, чистосердечно раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию преступления, ущерб по делу возместил добровольно, все похищенные деньги выданы работникам милиции, преступление раскрыто и похищенное возвращено за два часа. Абдурахманов преступление совершил впервые, ранее к уголовной ответственности не привлекался.

Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, все обстоятельства по делу в их совокупности, суд имел основания для назначения Абдурахманову наказания по ч. 3 ст. 147-1 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР.

Наказание осужденному назначено соразмерно содеянному, по своему размеру оно не является явно несправедливым вследствие мягкости.

При таких обстоятельствах постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан законным и обоснованным признать нельзя, а потому оно в этой части подлежит отмене.

Вместе с тем из приговора подлежит исключению указание суда о назначении Абдурахманову дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

Суд в соответствии со ст. 40 УК РСФСР и п. 4 ст. 315 УПК РСФСР должен назначить и указать в резолютивной части приговора вид и размер основного и дополнительного наказания отдельно за каждое преступление и окончательную меру наказания по совокупности преступлений.

Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность.

Поскольку дополнительное наказание Абдурахманову не назначено судом ни за одно из преступлений, входящих в совокупность, из приговора должно быть исключено указание о назначении в порядке ст. 40 УК РСФСР дополнительного наказания в виде конфискации имущества.

помощника судьи могла