В ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ

 

 

3. Нарушение прав законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого явилось основанием для направления дела на дополнительное расследование

 

(И з в л е ч е н и е)

 

 

Судьей военного суда войсковой части Балтийского флота 19 ноября 1996 г. вынесено постановление о возвращении для дополнительного расследования уголовного дела в отношении Голикова и несовершеннолетнего Анохина, обвиняемых по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (кража чужого имущества).

В соответствии со ст.ст. 221-232 УПК РСФСР судья возвратил дело для дополнительного расследования в связи с существенным нарушением органами следствия норм уголовно-процессуального закона, выразившимся в том, что законному представителю несовершеннолетнего обвиняемого Анохина - его отцу не были разъяснены права на предварительном следствии, предусмотренные ст. 398 УПК РСФСР.

Военный суд Балтийского флота, рассмотрев дело по частному протесту прокурора, оставил постановление судьи без изменения.

В протесте Главного военного прокурора ставился вопрос об отмене состоявшихся решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Допущенное органами следствия нарушение норм УПК, указывалось в протесте, не может быть расценено, как существенное и влекущее направление дела для дополнительного расследования, поскольку по смыслу требований ст. 398 УПК РСФСР ознакомление законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия не является обязательным.

Несовершеннолетний обвиняемый Анохин был обеспечен защитником в установленном законом порядке. Ни он, ни его защитник не ходатайствовали о привлечении к участию в деле законного представителя. К тому же в соответствии со ст. 399 УПК РСФСР суд обязан вызывать в судебное заседание законных представителей несовершеннолетних обвиняемых, которые могут заявлять различные ходатайства, в том числе и об ознакомлении с материалами дела.

Таким образом, говорилось в протесте, допущенное нарушение не повлекло за собой лишения или стеснения прав кого-либо из участников процесса и потому не может быть признано основанием для возвращения дела для дополнительного расследования.

Военная коллегия Верховного Суда РФ 6 февраля 1997 г. протест Главного военного прокурора оставила без удовлетворения, указав следующее.

Как видно из материалов дела, что не оспаривалось и в протесте, органами следствия в нарушение требований ст. 58 УПК РСФСР не были разъяснены права законному представителю несовершеннолетнего обвиняемого - его отцу, предусмотренные ст. 398 УПК РСФСР, а именно: право ходатайствовать о допуске к делу с момента объявления об окончании предварительного следствия и предъявления материалов дела для ознакомления. Более того, законный представитель не был извещен и об окончании предварительного следствия.

Органы следствия, таким образом, существенно нарушили права одного из участвующих в деле лиц - законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого. Если бы он пожелал реализовать права, то это невозможно было бы сделать в ходе судебного разбирательства.

Судья военного суда обоснованно расценил допущенное органами предварительного следствия нарушение требований процессуального закона как существенное и влекущее возвращение дела для дополнительного расследования.

 

_________________