2. Суд обоснованно признал, что изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, совершено с использованием ее беспомощного состояния

 

(И з в л е ч е н и е)

 

Липецким областным судом 5 декабря 1996 г. Сысоев А. осужден по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР к лишению свободы. Он признан виновным в изнасиловании 13-летней Г.

В кассационной жалобе Сысоев, не оспаривая совершения полового акта с потерпевшей, отрицал применение к ней насилия и просил переквалифицировать его действия на ст. 119 УК РСФСР (ст. 134 УК РФ).

Адвокат осужденного в кассационной жалобе утверждал также, что заключение эксперта-психолога противоречит выводам суда.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 27 февраля 1997 г. установила, что вывод суда о виновности Сысоева в совершении преступления соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на доказательствах.

Как следует из показаний осужденного (и это не оспаривается в жалобах), во время распития спиртного ему стало известно, что Г. 13 лет. Вечером они пошли на дискотеку. Оттуда он вместе с Г. направился домой. По пути Сысоев завел ее на территорию детского сада, где и совершил с ней половой акт.

Такие объяснения Сысоева не противоречат сведениям, сообщенным сестрой потерпевшей - С. и женой осужденного - свидетелем Сысоевой В., о том, что они все вместе употребляли спиртное, после чего пошли на дискотеку и оттуда Сысоев ушел с Г.

Свидетели - супруги Гоцевы пояснили, что их племянницы Г. и С. пошли на дискотеку, но домой вернулась только С. Ночные поиски Г. не дали результатов, а под утро она явилась сама. Одежда у нее была грязная, на брюках - пятна крови. В тот же день девочки были отправлены к родителям.

По заключению судебно-медицинского эксперта, у Г. имелись повреждения, характерные для полового акта, а согласно выводам эксперта-биолога обнаруженные следы биологического происхождения могли произойти от Сысоева.

Доводы жалоб о том, что в деле нет данных о совершении осужденным насильственного полового акта, тщательно проверялись в суде и обоснованно отвергнуты. Как видно из показаний Г., она в тот день у Сысоевых выпила много спиртного, после чего все пошли в клуб. В связи с провалом в памяти дальнейших событий не помнит. Очнулась утром у бабушки. Свидетели - сестра потерпевшей С. и Сысоева В. рассказали, что в тот день Г. выпила значительное количество спиртных напитков.

По словам матери потерпевшей, она неоднократно пыталась выяснить у дочери обстоятельства происшедшего, однако та говорила, что ничего не помнит из-за сильного опьянения.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта на теле потерпевшей обнаружены множественные телесные повреждения в виде ссадин на коже спины, на наружной поверхности правого предплечья, кровоподтек на грудной клетке справа, царапины на коже лба, относящиеся к разряду легких, не повлекших расстройства здоровья.

По заключению экспертов, проводивших судебно-психологическую экспертизу, потерпевшая Г., как личность с повышенной внушаемостью и без волевого начала, не могла оказать сопротивления в ситуации воображаемого или реального насилия. Отсутствие привычки в употреблении алкоголя могло усугубить ее нерешительность и пассивность в ситуации насилия.

При таких данных, свидетельствующих о беспомощности состояния потерпевшей в силу сильного алкогольного опьянения и возраста, выводы суда о совершении осужденным изнасилования, а не добровольного полового акта, являются законными и обоснованными.

Заключение судебно-психологической экспертизы не имело никакого преимущества перед остальными доказательствами для выводов суда и было оценено в совокупности со всеми фактическими данными по делу.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, дав им надлежащую оценку, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Сысоева в совершении преступления.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, являющихся основанием для отмены приговора, не установлено.

 

 

____________