5. Уголовное дело может быть возбуждено не только по заявлению потерпевшего о совершенном в отношении него преступлении, но и по письменным или устным заявлениям других лиц

 

(Извлечение)

 

Вологодским областным судом 18 апреля 1997 г. Дрогулин осужден по ч. 2 ст. 296 УК РФ к штрафу в размере 35 млн. рублей с конфискацией ружья "винчестер". Дрогулин признан виновным в угрозе убийством прокурору г. Череповца Г., которая возбудила в отношении него уголовное дело.

В кассационной жалобе Дрогулин отрицал угрозу убийством прокурору, просил приговор отменить, считал конфискацию оружия незаконной.

Адвокат поддержал требования Дрогулина и в своей кассационной жалобе просил об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием состава преступления в действиях подзащитного, утверждая, что дело возбуждено без письменного заявления о преступлении, в связи с чем собранные доказательства не могут быть признаны законными.

Потерпевшая (прокурор Г.) подала возражения на кассационные жалобы с просьбой оставить приговор без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 25 июня 1997 г. приговор изменила в части конфискации ружья, в остальном оставила без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, указав следующее.

Дав оценку исследованным доказательствам в их совокупности, областной суд обоснованно признал вину Дрогулина доказанной и правильно квалифицировал его действия.

Доводы кассационной жалобы осужденного о недоказанности его вины опровергаются доказательствами.

Как видно из материалов дела, прокурор Г. по фактам приобретения Дрогулиным автомашин возбудила уголовное дело по признакам ч. 3 ст. 147-1 УК РСФСР и в дальнейшем трижды отменяла постановления о его прекращении.

Согласно показаниям допрошенного в качестве свидетеля председателя Череповецкого городского суда 31 января 1997 г. к нему на прием пришел незнакомый Дрогулин и сказал, что если возбужденное в отношении него уголовное дело не будет прекращено, он возьмет "винчестер" и застрелит прокурора Г., следователя и других лиц, после чего застрелится сам. Об этих словах Дрогулина он (председатель суда) 5 февраля 1997 г. сообщил прокурору.

Дрогулин в судебном заседании признал, что 31 января 1997 г. приходил к председателю Череповецкого городского суда на прием.

Как показала прокурор Г., 5 февраля 1997 г. председатель городского суда сообщил ей об угрозе Дрогулина, она восприняла ее как реальную.

Не доверять показаниям председателя Череповецкого городского суда оснований нет. Противоречий между его показаниями и показаниями других свидетелей по поводу угрозы убийством прокурору не имеется.

То обстоятельство, что угроза была высказана не лично прокурору, а на приеме у председателя суда, для квалификации содеянного значения не имеет, поскольку ст. 296 УК РФ не предусматривает высказывания угрозы непосредственно потерпевшему.

При возбуждении уголовного дела в отношении Дрогулина нарушений требований ст. 110 УПК РСФСР не допущено. Заявление председателя суда о преступлении занесено в протокол его допроса. Этот протокол имеется в материалах дела.

Согласно протоколу выемки оружие "винчестер" изъято из гаража осужденного. Право Дрогулина на приобретение и хранение "винчестера" подтверждено документом, приобщенным к уголовному делу.

Учитывая, что принадлежащее осужденному оружие орудием совершенного им преступления не являлось, конфискации оно не подлежало, в связи с чем указание об изъятии оружия из приговора исключено.