3. Решение суда об отказе в признании недействительными нормативных актов исполнительной власти субъекта Федерации о блокировке колес автомобилей и принудительной эвакуации транспортных средств отменено как вынесенное с нарушением норм материального права

(Извлечение)

Международная конфедерация обществ потребителей (КонфОП) обратилась в суд с заявлением о признании недействительными постановления правительства Москвы от 13 июня 1995 г. N 498 "О мерах по дальнейшему развитию и совершенствованию службы эвакуации и блокировки колес автотранспорта в г. Москве (СЭБКА)" и распоряжения мэра Москвы от 2 декабря 1996 г. N 549/1-РМ "О внесении изменений и дополнений в постановление правительства Москвы от 13 июня 1995 г. N 498", ссылаясь на то, что указанными нормативными актами предусмотрены блокировка колес автомобилей и принудительная эвакуация транспортных средств в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях, чем незаконно ограничиваются права граждан - владельцев транспортных средств свободно использовать свою собственность, а также установлены незаконные платежи за возврат автомобилей гражданам со штрафных стоянок.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда 4 июня 1997 г. в удовлетворении заявления отказала.

В кассационной жалобе Международная конфедерация обществ потребителей просила отменить решение как вынесенное с нарушением норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 26 августа 1997 г. решение отменила по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина, в том числе и гарантированное ст. 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности, могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Блокировка колес и эвакуация транспортных средств препятствует реализации права собственников пользоваться своим имуществом и не может рассматриваться иначе как ограничение права частной собственности. Для установления такого рода ограничений права граждан необходимо прямое указание в законе.

Взаимоотношения между участниками дорожного движения и государственными органами, на которые возложена обязанность обеспечить безопасность дорожного движения, являются административно-правовыми, основанными на властных полномочиях работников милиции, имеющих право требовать от участников дорожного движения соблюдения Правил дорожного движения и налагать на нарушителей этих правил административные взыскания, и на безусловной обязанности участников дорожного движения выполнять законные распоряжения работников милиции. Эти отношения регулируются административным законодательством, в частности Кодексом РСФСР об административных правонарушениях, в котором предусмотрена возможность ограничения права собственников автомобилей в форме изъятия транспортного средства, но только в определенных законом случаях.

В соответствии с ч. 4 ст. 245 КоАП РСФСР задержание транспортного средства производится должностным лицом органов внутренних дел, а также должностным лицом военной автомобильной инспекции при совершении водителем или другим лицом, управляющим транспортным средством Вооруженных Сил Российской Федерации, административных правонарушений, предусмотренных чч. 2 и 3 ст. 114 КоАП.

Поскольку в чч. 2 и 3 ст. 114 КоАП РСФСР ответственность за нарушение правил остановки и стоянки транспортных средств не предусмотрена, эвакуация и помещение транспортного средства на платную стоянку (на основании административного акта должностного лица ГАИ за указанное нарушение) незаконны.

Суд первой инстанции, принимая решение о том, что обжалуемые акты приняты в пределах компетенции исполнительного органа власти г. Москвы, ссылался на п. "к" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации, согласно которому административное и административно-процессуальное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Однако этот вывод необоснован. В разделе I КоАП РСФСР разграничивается компетенция Российской Федерации и ее субъектов в области административного и административно-процессуального законодательства и определены вопросы, по которым представительные и исполнительные органы власти субъектов Российской Федерации вправе принимать собственные правовые акты, не противоречащие Кодексу. Отношения, возникающие между участниками дорожного движения, урегулированы федеральным законодательством (КоАП РСФСР) и нормативными актами органов исполнительной власти Российской Федерации (Правила дорожного движения и Положение о ГАИ МВД Российской Федерации) и не относятся к компетенции исполнительных органов власти г. Москвы.

Ответственность за нарушение правил остановки и стоянки транспортных средств установлена в ч. 2 ст. 115 КоАП РСФСР, причем применение за это нарушение каких-либо дополнительных мер ответственности, кроме штрафа, не предусмотрено. Незаконность применения к нарушителям Правил дорожного движения мер ответственности, ограничивающих их право собственности на транспортные средства, со ссылкой на данную статью КоАП РСФСР подтверждена в примечании к ч. 2 ст. 115 КоАП РСФСР (в ред. Федерального закона от 19 июля 1997 г. N 108-ФЗ). Данное примечание, хотя и включено в текст закона после рассмотрения настоящего дела в суде первой инстанции, может быть принято во внимание при кассационном рассмотрении дела, поскольку оно не изменяет содержание ранее действовавшей нормы, а дает ее официальное толкование.

При таких обстоятельствах решение суда об отказе в удовлетворении требований заявителя о признании недействительными постановления правительства Москвы от 13 июня 1995 г. N 498 и распоряжения мэра Москвы от 2 декабря 1996 г. N 549/1-РМ в части установления ограничения права собственников автомобилей в виде эвакуации автомобилей и блокировки колес за нарушение правил остановки и стоянки транспортных средств вынесено с нарушением норм материального права и подлежит отмене в соответствии с ч. 3 ст. 307 ГПК РСФСР.

По этому же основанию подлежит отмене решение в части отказа в удовлетворении требования о признании незаконным возложения обязанности на владельцев эвакуированных транспортных средств оплатить услуги транспортных организаций и платных штрафных стоянок.

Вывод суда о том, что обязанность граждан оплатить эти расходы основана на гражданско-правовой ответственности возместить вред, причиненный интересам государства и общества, также ошибочен. В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред возмещается тому, кому он был причинен виновными действиями причинителя вреда. По смыслу решения городского суда компенсацию этого вреда должно получить государство, а не коммерческие организации, привлеченные к выполнению работ по эвакуации и хранению транспортных средств. В отношении этих организаций нарушитель Правил дорожного движения никаких виновных действий не совершал, на их имущественные интересы не посягал; непосредственная причинная связь между действиями нарушителя и возникшими у указанных организаций расходами отсутствует, в связи с чем нормами гражданского законодательства о возмещении вреда, причиненного имуществу юридического лица, данные правоотношения не регулируются.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не находит возможным вынести по делу новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции потому, что в суде первой инстанции предмет судебного разбирательства по настоящему делу надлежащим образом определен не был, что повлекло за собой неправильное определение круга юридически значимых для дела обстоятельств.

Как видно из текста заявлений КонфОП, поданных в суд, они просили признать обжалуемые правовые акты полностью недействительными, но приводимые в жалобах и в объяснениях представителей заявителя в судах первой и кассационной инстанции доводы в поддержку заявлений касались лишь некоторых положений названных нормативных актов, устанавливающих дополнительную административную ответственность за нарушение правил остановки и стоянки транспортных средств и предусматривающих оплату услуг по транспортировке транспортного средства на платную стоянку и за его хранение на этой стоянке.

Между тем в указанных нормативных актах предусмотрена возможность эвакуации транспортных средств и в других случаях, в частности при необходимости освободить проезжую часть после дорожно-транспортного происшествия или при подготовке к проведению массовых мероприятий, а также регулируются вопросы компенсации расходов транспортных организаций, привлекаемых для выполнения этих работ. По каким основаниям заявитель оспаривал эти положения постановления правительства Москвы от 13 июня 1995 г. N 498 и распоряжения мэра Москвы от 2 декабря 1996 г. N 549/1-РМ, суд не выяснил и оценки этим доводам не дал, хотя сделал вывод о законности этих актов в полном объеме.

Таким образом, решение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 июня 1997 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.