4. Заявления о реабилитации могут быть поданы репрессированными по месту нахождения органа или должностного лица, принявшего решение о применении репрессий, либо по месту жительства заявителя

(Извлечение)

Мазинов, 1941 года рождения, обратился в Министерство внутренних дел Республики Марий Эл с заявлением о признании его пострадавшим от политических репрессий, ссылаясь на то, что он в 1944 году вместе с матерью - Мазиновой был выселен из Крыма и с мая 1944 г. по июнь 1956 г. находился на спецпоселении в Марийской АССР.

МВД Республики в выдаче Мазинову справки о реабилитации отказало, мотивируя тем, что эти вопросы должны рассматриваться органами внутренних дел Крыма по месту применения репрессий.

Мазинов, считая действия должностных лиц Министерства внутренних дел Республики неправомерными, обжаловал их в суд.

Волжский городской суд Республики Марий Эл жалобу Мазинова удовлетворил, обязав МВД Республики выдать заявителю справку о признании пострадавшим от политических репрессий.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Протесты прокурора Республики Марий Эл и заместителя Генерального прокурора РФ об отмене судебных постановлений оставлены без удовлетворения президиумом Верховного суда Республики Марий Эл и Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте вновь поставил вопрос об отмене судебных постановлений и вынесении по делу нового решения об отказе Мазинову в удовлетворении жалобы.

Президиум Верховного Суда РФ 13 августа 1997 г. судебные постановления оставил без изменения, а протест - без удовлетворения, указав следующее.

По мнению прокурора, действие Закона Российской Федерации от 18 декабря 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий" (с дополнениями и изменениями) не распространяется на заявителя, поскольку он был подвергнут политической репрессии на территории Крымской области, входящей в состав Республики Украина. Поэтому отказ МВД Республики Марий Эл Мазинову в выдаче справки и в реабилитации, как считал прокурор, правомерен.

С приведенными в протесте доводами нельзя согласиться.

В соответствии с ч. 1 ст. 2 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий" (в ред. Закона Российской Федерации от 22 декабря 1992 г.) названный Закон в части порядка реабилитации распространяется на граждан Российской Федерации, граждан государств - бывших союзных республик СССР, иностранных граждан и лиц без гражданства, подвергшихся политическим репрессиям на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года.

Мазинов - гражданин Российской Федерации, политической репрессии был подвергнут на территории Российской Федерации, так как до ноября 1954 г. Крымская область входила в состав РСФСР. Поэтому судебные инстанции обоснованно, ссылаясь на положения данного Закона, считали требование заявителя подлежащим судебной защите.

Мнение же прокурора о том, что под территорией Российской Федерации следует понимать территорию на время принятия названного Закона, не соответствует ч. 1 ст. 2 этого Закона.

Согласно ст. 6 упомянутого Закона (в ред. Закона Российской Федерации от 3 сентября 1993 г.) заявления о реабилитации могут быть поданы репрессированными по месту нахождения органа или должностного лица, принявшего решение о применении репрессий, либо по месту жительства заявителя.

Таким образом, Мазинов, будучи гражданином Российской Федерации, постоянно проживающим на ее территории в г. Волжске Республики Марий Эл, правомерно обратился с заявлением о реабилитации в МВД этой Республики. Однако ему в этом было необоснованно отказано.

Ссылка в протесте в обоснование правильности такого отказа на ч. 2 ст. 12 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий" также неосновательна.

В силу ч. 2 ст. 12 этого Закона восстановление в правах лиц, репрессированных за пределами Российской Федерации, но постоянно проживающих на ее территории, предоставление им льгот и выплата компенсаций производится в том случае, если принятые в отношении них уполномоченными на то органами государств - бывших союзных республик СССР решения о реабилитации не противоречат законодательству Российской Федерации.

Из содержания изложенной части упомянутого Закона следует, что она регулирует не порядок обращения с заявлением о реабилитации, который предусмотрен ст. 6 данного Закона, а последствия самой реабилитации, о чем свидетельствует и название раздела "Последствия реабилитации", в котором содержится статья 12. На это обстоятельство обоснованно указала в своем определении Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

При таком положении оснований к отмене судебных постановлений в порядке надзора не имеется.