3. Приговор суда присяжных отменен в связи с односторонностью и неполнотой судебного следствия (ст. 465 УПК РСФСР)

(Извлечение)

По приговору суда присяжных Ростовского областного суда Данцев и Шаргунов осуждены к лишению свободы по пп. "б", "г", "н" ст. 102 УК РСФСР.

Они признаны виновными в умышленном убийстве Михайлова, 1971 года рождения, из хулиганских побуждений, по предварительному сговору группой лиц и с особой жестокостью.

27 апреля 1996 г. ночью Данцев и Шаргунов на улице г. Ростова-на-Дону остановили прохожего Михайлова и из хулиганских побуждений длительное время избивали его руками и ногами по голове и туловищу, в результате чего причинили ему множественные ссадины и кровоподтеки, открытый перелом носа, ушиб головного мозга, повлекшие его смерть в больнице 30 апреля 1996 г.

Осужденный Данцев, не согласившись с приговором и вердиктом присяжных заседателей, в кассационной жалобе просил приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение. Он считал, что в суде неполно допрошены свидетели Кострыкин и Епифанов, не выяснены противоречия в показаниях свидетеля Коваленко.

Адвокат (в интересах осужденного Данцева) в кассационной жалобе просила приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, указывая на неполноту судебного разбирательства: не допрошен свидетель Шкляревский, поверхностно допрошены свидетели Епифанов и Кострыкин. По его мнению, вопросный лист составлен с обвинительным уклоном и не учтены вопросы защиты.

Шаргунов также счел себя необоснованно осужденным.

Адвокат (в интересах осужденного Шаргунова) в кассационной жалобе просил отменить приговор. По его мнению, в отношении Шаргунова и свидетелей Епифанова и Кострыкина применялись недозволенные методы следствия и поэтому свидетели оговорили осужденных, а также, как полагал адвокат, суд присяжных недостаточно учел "алиби" Шаргунова и необоснованно признал его виновным.

Как считал адвокат, показания явившихся в суд свидетелей, но не вспомнивших о некоторых обстоятельствах дела, оглашались прокурором в нарушение ст. 286 УПК РСФСР. Председательствующий по делу был необъективен и оказывал влияние на присяжных заседателей. В прениях прокурор ссылался на обстоятельства, которые не исследовались в суде. Вопросный лист составлен в нарушение требований ч. 3 ст. 449 УПК РСФСР.

Кассационная палата Верховного Суда РФ 11 марта 1997 г. приговор отменила по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 465 УПК РСФСР основаниями для отмены или изменения судебных решений кассационной палатой являются только односторонность или неполнота судебного следствия, возникшая ввиду: ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств, которые могут иметь существенное значение для исхода дела; необоснованного отказа стороне в исследовании доказательств, которые могут иметь существенное значение для исхода дела; неисследования существенных для исхода дела доказательств, подлежащих обязательному исследованию в силу закона.

Как видно из материалов дела, к исследованию в суде присяжных были допущены показания свидетелей Епифанова и Кострыкина, которые даны ими в ходе расследования. Однако суд не принял всех мер к выяснению, законным ли путем получены доказательства.

Свидетели Епифанов и Кострыкин в судебном заседании пояснили, что уличающие Шаргунова и Данцева показания они дали в результате незаконного воздействия на них со стороны работников милиции, которые сфальсифицировали административное правонарушение, в связи с чем они были подвергнуты административному аресту, во время которого и были получены оспариваемые осужденными и защитой доказательства.

Эти обстоятельства действительно подтверждаются постановлениями Советского районного суда г. Ростова-на-Дону от 3 и 11 мая 1996 г., согласно которым Епифанов и Кострыкин были подвергнуты аресту на 15 и 10 суток за совершение мелкого хулиганства и неповиновение работникам милиции.

Между тем, отбывая административный арест, Епифанов 3, 14, 16 мая 1996 г. и Кострыкин 13 и 14 мая 1996 г. дали уличающие Шаргунова и Данцева показания, положенные органами расследования в основу обвинения, а 16 мая 1996 г. Епифанов опознал Шаргунова.

Однако показания данных свидетелей оценены без проверки указанных обстоятельств, хотя они имели существенное значение для правильного разрешения дела. Не проверены доводы защиты, в том числе о причинении Кострыкину телесных повреждений, о месте содержания свидетелей во время отбывания административного ареста, о содержании свидетеля Епифанова и подозреваемого Шаргунова, по словам адвоката, в одной камере накануне проведения с их участием опознания.

При таких данных постановленный приговор суда присяжных не может быть признан законным и подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.