2. Суд обоснованно признал умышленное убийство совершенным из хулиганских побуждений

(Извлечение)

Мурманским областным судом 22 мая 1997 г. Кудрин осужден по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Он признан виновным в умышленном убийстве из хулиганских побуждений Николаева.

Виновным в убийстве Николаева Кудрин себя признал, но отрицал, что совершил его из хулиганских побуждений.

В кассационных жалобах осужденный, его законный представитель и адвокат просили квалифицировать действия Кудрина как убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Потерпевшая Кисова в возражении на кассационную жалобу осужденного выразила свое согласие с приговором.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 21 августа 1997 г. приговор оставила без изменения, указав следующее.

Вина Кудрина в совершении убийства доказана. Кудрин, допрошенный на предварительном следствии в качестве подозреваемого, пояснял, что после того как его подруга Ефимова ушла в киоск за сигаретами, он пристал к какому-то мужчине, спровоцировал с ним драку и стал наносить потерпевшему удары ножом до тех пор, пока его не оттащила Ефимова.

Суд обоснованно положил эти показания в основу приговора, так как они согласуются с показаниями свидетелей - очевидцев преступления. Допрос Кудрина проводился в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, ему разъяснялось положение ст. 51 Конституции Российской Федерации. Услугами адвоката он не пожелал воспользоваться, о чем в протоколе расписался и сделал запись о правильном составлении протокола с его слов.

Как показала свидетель Скрябина, она видела, как молодой парень (им оказался Кудрин) пристал к мужчине средних лет. Последний старался сдержать натиск парня, оттолкнул его от себя. Однако парень, держа в руке нож, преследовал мужчину, а затем, несмотря на просьбу мужчины убрать нож, стал наносить ему удары ножом, отчего тот упал. Лежащему парень также наносил удары ножом.

Свидетели Мудрук и Соловьева дали такие же показания.

Следовательно, суд сделал обоснованный вывод о желании потерпевшего избежать какого-либо конфликта. Именно поэтому он просил Кудрина убрать нож, заявляя, что в противном случае будет кричать.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб о том, что потерпевший сам затеял конфликт и Кудрин пришел в состояние аффекта, нельзя признать состоятельными.

Вывод суда о совершении Кудриным преступления из хулиганских побуждений правилен.

Судебно-медицинский эксперт подтвердил в своем заключении, что смерть потерпевшего наступила именно от ножевых ранений.

Как видно из акта судебно-медицинской экспертизы, на теле Кудрина не имелось объективных признаков телесных повреждений, что опровергает доводы осужденного об избиении его потерпевшим.

Действия Кудрина обоснованно квалифицированы как совершенные из хулиганских побуждений.