1. Нарушение судом требований ст. 20 УПК РСФСР, выразившееся в непринятии мер к установлению механизма нанесения телесных повреждений, ставших причиной смерти потерпевшей, повлекло отмену приговора

(Извлечение)

Московским районным судом г. Твери 7 февраля 1996 г. Суслов осужден по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР.

Он признан виновным в умышленном причинении Шафрановой тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смерть потерпевшей.

Преступление, как установлено судом, совершено при следующих обстоятельствах.

30 августа 1993 г. после 19 часов в квартире Хлундиной Суслов и Шафранова распивали спиртное. Во время ссоры Суслов нанес Шафрановой множественные удары руками по голове и телу, чем причинил ей кровоподтеки на шее, относящиеся к легким телесным повреждениям, переломы трех ребер без повреждения легких и пристеночной плевры, относящиеся к менее тяжким телесным повреждениям, и закрытую черепно-мозговую травму, опасную для жизни в момент причинения и относящуюся к тяжким телесным повреждениям, повлекшую смерть потерпевшей.

Судебная коллегия по уголовным делам Тверского областного суда приговор в отношении Суслова изменила, снизила ему наказание.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с существенным нарушением ст. 20 УПК РСФСР.

Президиум Тверского областного суда 18 июля 1997 г. протест удовлетворил по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства.

Эти требования закона судом не выполнены.

В судебном заседании Суслов свою вину в содеянном не признал и пояснил, что 30 августа 1993 г. находился в квартире Хлундиной, куда пришла его знакомая Шафранова (с которой он ранее сожительствовал) и попросила его выйти поговорить. Поскольку она хватала его за рукав, он с большой силой оттолкнул ее, в результате чего она ударилась затылком об угол холодильника, стоявшего на кухне. Затем Шафранова и Хлундина, выйдя из кухни, поссорились. Он услышал крики и, войдя в комнату, стал их разнимать. Во время этой ссоры Шафранова сказала, что изменяла ему. Он потерял контроль над собой и сильно ударил ее ладонью по щеке, Шафранова упала и стукнулась затылком об пол, после чего у нее началась истерика. Она каталась по полу и билась головой. Суслов вышел, а когда вернулся, увидел, что она сидит в кресле и плачет. Он перенес ее на кровать, Шафранова при этом просила у него прощения. Никаких телесных повреждений на ее лице и теле он не заметил, была только кровь под носом. Потом он лег спать рядом с Шафрановой, а проснувшись ночью, увидел, что шея и лицо у нее опухли и в кровоподтеках. Он и Звонарев отвезли ее в больницу, где она через 12 дней скончалась.

Как на доказательство вины Суслова в умышленном причинении потерпевшей тяжких телесных повреждений, повлекших ее смерть, суд сослался на акты проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз, показания свидетелей Хлундиной и Захаровой.

Однако изучение этих доказательств показывает, что судебное разбирательство по делу проведено поверхностно, односторонне и неполно.

Многие обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, судом не были исследованы и потому не получили надлежащей оценки.

В четырех находящихся в деле заключениях судебно-медицинского эксперта о характере и тяжести телесных повреждений и их локализации есть существенные противоречия, которые повлияли на обоснованность приговора.

Из заключения эксперта от 18 октября 1993 г. следует, что при исследовании трупа Шафрановой были обнаружены следующие повреждения: кровоизлияние под оболочки и в вещество головного мозга, кровоподтеки в обеих окологлазничных областях и на волосистой части головы, кровоизлияние в затылочной области головы, переломы 7-10 ребер справа, кровоподтеки на шее. Все указанные повреждения возникли от действия тупого твердого предмета (предметов) незадолго до поступления Шафрановой в больницу. Кровоизлияние в мягкие ткани затылочной области головы, под оболочки и в вещество головного мозга могли возникнуть при падении Шафрановой из положения стоя и удара затылком о тупой твердый предмет. Смерть Шафрановой наступила от закрытой черепно-мозговой травмы с кровоизлиянием под оболочки и в вещество головного мозга.

В заключении эксперта от 26 октября 1993 г. указано: учитывая множественность и локализацию телесных повреждений, все повреждения у Шафрановой не могли возникнуть при падении из положения стоя и ударах о мебель и пол.

Согласно дополнительной судебно-медицинской экспертизе от 1 сентября 1995 г. определить, от воздействия в какую область головы образовалось кровоизлияние под оболочки и в вещество головного мозга, от которых наступила смерть Шафрановой, не представляется возможным. Поэтому черепно-мозговая травма у Шафрановой могла возникнуть как при ударах тупым предметом по голове, так и в результате ее падения из положения стоя и при ударе затылком о тупой твердый предмет.

Из дополнительного заключения судебно-медицинского эксперта следует, что не представляется возможным конкретизировать предмет или предметы, от которых образовалась черепно-мозговая травма у Шафрановой, поскольку с момента поступления потерпевшей в больницу до ее смерти и момента исследования ее трупа прошло 12 дней и в истории болезни не описаны формы, размеры обнаруженных кровоподтеков и гематом мягких тканей.

Все четыре заключения дал один и тот же судебно-медицинский эксперт. Однако, как видно из приведенных по делу заключений эксперта, они содержат прямо противоположные выводы о возможности причинения телесных повреждений, имевшихся у Шафрановой.

Таким образом, содержащиеся в указанных заключениях противоречивые суждения не дают оснований прийти к определенному выводу о наличии причинной связи между нанесением Сусловым ударов Шафрановой и наступлением ее смерти.

При таких данных, противоречивость которых исключает возможность дать определенную юридическую оценку содеянному Сусловым, приговор нельзя признать обоснованным.

Суду надлежит в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР всесторонне и полно исследовать установленные по делу доказательства, дать им оценку.

Поскольку в деле имеется несколько противоречивых заключений судебно-медицинского эксперта и в ходе судебного следствия суду не удалось установить причины противоречий, при новом судебном разбирательстве надлежит назначить более компетентную, квалифицированную комиссионную судебно-медицинскую экспертизу, поставив на ее разрешение вопрос о механизме причинения телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшей Шафрановой, повлекших ее смерть.

С учетом добытых по делу данных суду следует решить вопрос о правильности юридической оценки действий Суслова.

Приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.