1. Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда (при этом учитывается и предварительное заключение виновного лица)

(Извлечение)

Ярославским областным судом 18 сентября 1997 г. Гаглоев (ранее судимый 4 ноября 1996 г. по ст. 15 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к лишению свободы сроком на два года с отсрочкой исполнения приговора сроком на два года) осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ к одному году лишения свободы, в силу ч. 1 ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию частично в виде одного года присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено два года лишения свободы.

Гаглоев признан виновным в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.

Прокурор в кассационном протесте поставил вопрос об отмене приговора в отношении Гаглоева и направлении дела на новое судебное рассмотрение, считая, что суд назначил осужденному окончательное наказание по совокупности приговоров без учета положений ч. 4 ст. 70 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 1 декабря 1997 г. протест прокурора оставила без удовлетворения, а приговор - без изменения, указав следующее.

Вина Гаглоева в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти - работников милиции в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей материалами дела доказана. Действиям Гаглоева по ч. 1 ст. 318 УК РФ дана правильная юридическая оценка.

Утверждение в протесте о том, что суд при назначении наказания Гаглоеву не учел положений ч. 4 ст. 70 УК РФ, не соответствует действительности.

Указанный закон предусматривает, что окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Неотбытая часть наказания по приговору от 4 ноября 1996 г., по которому Гаглоев был осужден к лишению свободы сроком на два года с отсрочкой исполнения приговора, составляла не два года, из чего исходил прокурор, а менее этого срока, так как осужденному зачтено в срок отбытия наказания содержание под стражей с 24 сентября 1996 г. по 4 ноября 1996 г.

Следовательно, суд вправе был по совокупности приговоров назначить Гаглоеву наказание в виде двух лет лишения свободы, поскольку при отсрочке исполнения приговора неотбытой частью наказания признается весь срок наказания, за исключением времени содержания под стражей в порядке меры пресечения или задержания.