1. Возмещению подлежит не только ущерб, причиненный потерей заработка и других трудовых доходов в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, в том числе за время со дня провозглашения оправдательного приговора и до вступления его в законную силу, но и ущерб, причиненный за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению его нарушенных трудовых прав

(Извлечение)

Аркадакским районным народным судом Саратовской области 4 мая 1987 г. Нечаева была осуждена по ч. 1 ст. 170, ст. 175, ч. 1 ст. 96, ч. 2 ст. 156, ч. 2 ст. 156-3 УК РСФСР с применением ст. 46-1 УК РСФСР к трем годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора сроком на два года. Применена была также и ст. 29 УК РСФСР, в соответствии с которой Нечаева лишена сроком на два года права занимать должности, связанные с обслуживанием материальных ценностей в торговле и в общественном питании.

Судебной коллегией по уголовным делам и президиумом Саратовского областного суда вносились изменения в приговор.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 19 ноября 1991 г. все судебные решения в отношении Нечаевой отменены и дело производством прекращено: в части осуждения по ч. 1 ст. 170, ч. 2 ст. 156-3 УК РСФСР - за отсутствием в действиях состава преступления, а по остальным статьям УК РСФСР - за недоказанностью предъявленного обвинения.

18 февраля 1992 г. Нечаева обратилась в суд с заявлением о возмещении ущерба, причиненного в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Аркадакским районным судом Саратовской области 11 ноября 1993 г. за Нечаевой признано право на возмещение ущерба в связи с незаконным осуждением в сумме 244 656 рублей, слагаемой из суммы заработка, потерянного Нечаевой в результате отстранения от должности, в период с сентября 1986 г. по май 1992 г. в размере 230 650 рублей и из суммы расходов, связанных с проездом в Саратовский областной суд и Верховный Суд РСФСР с жалобами - 14 000 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда не согласилась с расчетом, приведенным судьей по заработной плате Нечаевой. По мнению судебной коллегии, подлежит возмещению потерянный Нечаевой заработок лишь за 29 месяцев, т. е. с декабря 1986 г. по май 1989 г., поскольку Нечаева находилась в очередном отпуске с 15 сентября 1986 г., а на нижеоплачиваемую должность была переведена приказом от 27 ноября 1986 г. Кроме того, она по амнистии была освобождена от основного наказания по приговору. Срок же дополнительного наказания, определенного ей судом в соответствии со ст. 29 УК РСФСР, как считает судебная коллегия, истек в мае 1989 г. Следовательно, в порядке ст. 58-1 УПК РСФСР, по мнению коллегии, подлежит возмещению ущерб, причиненный потерей заработка лишь до мая 1989 г. Вопрос же выплаты заработной платы, потерянной после мая 1989 г. ввиду непредоставления администрацией Балашовского торга работы, разрешается, по мнению областного суда, в порядке гражданского судопроизводства применительно к ст. 92 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, исходя из разъяснения, содержащегося в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г. "О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей".

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене определения районного суда и кассационного определения в отношении Нечаевой с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Президиум Саратовского областного суда 22 сентября 1997 г. протест удовлетворил в связи с тем, что по делу не выяснен ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного исчисления размера ущерба, причиненного Нечаевой незаконным привлечением к уголовной ответственности. Кроме того, определение судебной коллегии содержит не основанное на нормах законодательства указание о том, в каком порядке возмещается ущерб, связанный с потерей заработка после окончания срока отбытия наказания.

Как верно отмечено в перечисленных определениях, в связи с отменой приговора в отношении Нечаевой по реабилитирующим основаниям, она имеет право на возмещение в полном объеме причиненного ей ущерба в соответствии с упомянутым Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г.

Суд в соответствии со ст. 58-1 УПК РСФСР обязан разъяснить гражданину порядок восстановления его нарушенных прав и принять предусмотренные законом меры к возмещению причиненного ему ущерба.

Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г., возмещению подлежит не только ущерб, причиненный потерей заработка и других трудовых доходов в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, в том числе за время со дня провозглашения оправдательного приговора и до вступления его в законную силу, но и ущерб за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению его нарушенных трудовых прав.

Для Нечаевой последний указанный в этом разъяснении период имеет особое значение, так как она была уволена с работы 14 мая 1990 г. ввиду предвзятого к ней отношения со стороны администрации Балашовского горторга, связанного с ее осуждением в 1987 году. Причем это увольнение последовало после фактического отбытия Нечаевой дополнительного наказания (по ст. 29 УК РСФСР).

В соответствии с п. 5 Положения "О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда" работа (должность) предоставляется гражданину не позднее месячного срока со дня его обращения, если оно последовало в течение трех месяцев с момента вступления в законную силу приговора либо вынесения постановления (определения) о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям.

В материалах дела имеется извещение председателя Аркадакского районного народного суда, в котором он сообщал Нечаевой о предусмотренном законом праве в течение трех месяцев обратиться с требованием о предоставлении прежней работы. Даты отправления этого извещения или получения его Нечаевой отсутствуют.

Обращение гражданина о восстановлении нарушенных трудовых прав подлежит рассмотрению в исковом порядке, если его требования соответствующими органами не удовлетворены либо он не согласен с принятым решением (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г.). В случае признания требования гражданина о предоставлении работы обоснованным и удовлетворения его суд применительно к ст. 92 Основ законодательства о труде взыскивает с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула сверх установленного месячного срока, а в случае отказа администрации о предоставлении работы до истечения этого срока - со дня отказа, но не более чем за три месяца.

Как видно из материалов дела, Нечаева 18 февраля 1992 г. обратилась с заявлением в суд о возмещении ущерба и о предоставлении ей должности директора магазина. Однако только 15 июля 1992 г. было принято окончательное решение о восстановлении Нечаевой на работе с 15 сентября 1986 г. на равноценную должность - директор магазина Балашовского торгово-коммерческого предприятия "Рубин". В решении же судья отметил, что Нечаева просила решить вопрос только о восстановлении трудовых прав, поскольку вопрос о возмещении ей ущерба в связи с незаконным осуждением длительное время народным судом не рассматривался.

Таким образом, имеющиеся в деле данные свидетельствуют о том, что Нечаева, как только ей стало известно об отмене обвинительного приговора в отношении нее и о предоставленном законом праве на возмещение ущерба, обратилась в суд с целью реализации данного права.

Возникновение отношений между государством и гражданином по возмещению последнему ущерба от незаконного привлечения к уголовной ответственности закон связывает с отменой незаконного приговора по реабилитирующим гражданина основаниям. Значит, весь ущерб от потери в заработке подлежит возмещению, как разъяснено в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г., в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, и с соблюдением требований Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г., Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, от 18 мая 1981 г.

Предоставление гражданину права на возмещение ущерба в указанном порядке закон не ставит в зависимость от момента отбытия реабилитируемым наказания.

Поэтому вывод судебной коллегии о возможности возмещения Нечаевой ущерба в порядке ст. 58-1 УПК РСФСР только за период с ноября 1986 г. по май 1989 г. не основан на нормах уголовно-процессуального законодательства и противоречит разъяснениям, данным в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 г.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд при рассмотрении дела обязан всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Факты предоставления Нечаевой отпуска в сентябре - ноябре 1986 г., его оплата, отстранения реабилитированной от занимаемой должности имеют непосредственное отношение к правильному определению начала периода, в течение которого Нечаева была лишена своего заработка, и в конечном итоге влияют на размер суммы, подлежащей выплате ей за причиненный ущерб в результате незаконного осуждения.

Однако эти обстоятельства по делу Нечаевой судом исследованы неполно и поверхностно.

В настоящее время невозможно произвести обоснованный расчет ущерба, причиненного Нечаевой. Это может сделать суд при новом рассмотрении ее исковых требований в порядке ст. 58-1 УПК РСФСР.

В случае соответствующего подтверждения этих требований надлежит решить также вопрос об индексации сумм, взыскиваемых в возмещение ущерба.