6. Ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона определение кассационной инстанции отменено

(Извлечение)

14 октября 1996 г. Шоленберг был задержан в качестве подозреваемого в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а 17 октября 1996 г. ему предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР и избрана мера пресечения в виде ареста. Срок содержания его под стражей продлен до 17 апреля 1997 г.

4 февраля 1997 г., проверив в судебном заседании в порядке

ст.ст. 220-1 и 220-2 УПК РСФСР законность и обоснованность ареста и продления срока содержания под стражей, судья Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края изменил Шоленбергу меру пресечения на залог в сумме 10 млн. рублей и в обоснование этого решения указал, что обвиняемый от следствия не скрывался, имеет постоянное место жительства, работу и семью, болен, а в условиях места заключения лечение невозможно.

6 марта 1997 г. судебной коллегией по уголовным делам Алтайского краевого суда постановление судьи отменено. Шоленбергу избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Президиум Алтайского краевого суда 9 сентября 1997 г. по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ отменил определение кассационной инстанции по следующим основаниям.

В силу ст. 331 УПК РСФСР на постановление судьи, вынесенное в соответствии со ст. 220-2 УПК РСФСР, может быть принесена частная жалоба либо частный протест. Следовательно, на кассационное производство по делам данной категории распространяются правила гл. 28 УПК РСФСР о порядке и сроках рассмотрения кассационных жалоб и протестов.

В соответствии со ст. 352 УПК РСФСР суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, не вправе устанавливать либо считать доказанными факты, которые не были установлены судом первой инстанции либо были отвергнуты, а равно не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности доказательств и о преимуществах одних доказательств перед другими.

В нарушение этих требований кассационная инстанция, обосновывая свой вывод об ошибочности избранной Шоленбергу меры пресечения в виде залога, указала, что судья в достаточной мере не учел тяжесть совершенного обвиняемым преступления, тем самым фактически предрешила вопрос о виновности Шоленберга в инкриминируемом преступлении. Помимо этого, в определении судебной коллегии Алтайского областного суда содержится ссылка на заключение медчасти следственного изолятора г. Барнаула от 6 декабря 1996 г., из которого якобы усматривается, что Шоленберг по состоянию здоровья может содержаться в следственном изоляторе.

Однако на самом деле в заключении сказано, что поддерживающая терапия Шоленбергу не проводилась из-за отсутствия специфических медицинских препаратов, но может быть проведена при наличии определенных лекарственных средств.

Суд первой инстанции исследовал этот документ и, по существу, отверг его, приняв во внимание при проверке обоснованности избранной Шоленбергу меры пресечения более позднее медицинское заключение.

Таким образом, кассационная инстанция, сославшись на медицинское заключение, отвергнутое судьей районного суда, и предрешив вопрос о доказанности обвинения, превысила предоставленные ей законом процессуальные полномочия.

Более того, вопреки требованиям ст. 340 УПК РСФСР, предусматривающей недопустимость при кассационном разбирательстве дела ухудшения положения лица, судебная коллегия приняла решение об избрании Шоленбергу в качестве меры пресечения заключения под стражу, чем существенно ухудшила его положение.

Кроме того, действующий процессуальный закон не предусматривает права кассационной инстанции при рассмотрении жалобы на постановление судьи об изменении меры пресечения (вынесенное при проверке законности и обоснованности содержания под стражей) самостоятельно определять меру пресечения лицу, по делу которого она отменяет данное постановление. Как это вытекает из ст. 220-2 УПК РСФСР, проверка законности и обоснованности ареста отнесена к компетенции районного суда по месту содержания лица под стражей. При этом судья вправе при отмене меры пресечения в виде содержания под стражей избрать любую другую предусмотренную законом меру пресечения.

В силу ст. 332 УПК РСФСР кассационная инстанция наделена полномочиями по проверке законности и обоснованности судебных постановлений и в случае обнаружения нарушений закона должна руководствоваться правилами ст.ст. 339-342 УПК РСФСР.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция, признав постановление судьи незаконным и необоснованным, должна была направить дело на новое судебное рассмотрение.

В связи с этим президиум отменил кассационное определение и направил материал на новое кассационное рассмотрение.