4. Кассационная инстанция изменила приговор, переквалифицировав действия лица с п. "в" ст. 102 УК РСФСР на ст. 104 УК РСФСР (умышленное убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения)

(Извлечение)

Верховным судом Удмуртской Республики 19 мая 1997 г. Иванов осужден по ч. 1 ст. 107 УК РФ и п. "в" ст. 102 УК РСФСР.

Он признан виновным в умышленном убийстве 9 мая 1996 г. Скурихина в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, в умышленном убийстве Микрюковой в связи с выполнением ею своего общественного долга.

В основной и дополнительной кассационных жалобах Иванов и его адвокат просили действия Иванова по факту убийства Микрюковой переквалифицировать с п. "в" ст. 102 УК РСФСР на ч. 1 ст. 107 УК РФ, считая, что убийство потерпевших он совершил в состоянии аффекта, вызванного их неправомерными действиями.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 6 ноября 1997 г. приговор изменила, указав следующее.

Доводы осужденного о совершении им убийства потерпевших в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного противозаконными действиями потерпевших, в приговоре не опровергнуты, а, напротив, подтверждены доказательствами по делу.

Как показал в судебном заседании Иванов, с потерпевшими, которые были его соседями по дому, у него сложились неприязненные взаимоотношения в связи с тем, что они систематически злоупотребляли спиртным, устраивали скандалы и дебоши, мешая нормальному отдыху соседей. 8 мая 1996 г. его жена - Молодцова взволнованно сообщила ему, что Скурихин публично оскорблял ее без какого-либо повода во дворе дома. На следующий день он пошел к соседям, чтобы устыдить их за недостойное поведение. Скурихин и Микрюкова в состоянии алкогольного опьянения стали его оскорблять и избивать. Скурихин несколько раз ударил его ножом, Микрюкова же замахивалась столовой вилкой. Опасаясь за свою жизнь, действуя "как в гипнозе", он отбивался табуретом, а затем - подобранным ножом. Он пришел в себя от хрипа Микрюковой, лежавшей в крови.

Согласно показаниям свидетелей Жерневич, Прониной, Болдыревой, Вершинина, Синициной и других, Скурихин и Микрюкова систематически устраивали пьяные ссоры и дебоши по месту жительства и мешали соседям отдыхать, замечания воспринимали агрессивно.

Как показала свидетель Молодцова (жена Иванова), потерпевшие, их соседи, нигде не работали, злоупотребляли спиртным, систематически устраивали скандалы. 8 мая 1996 г. Скурихин оскорбил ее во дворе дома, о чем она рассказала мужу. 9 мая 1996 г., услышав шум, она заглянула в квартиру Скурихина и Микрюковой и увидела, что Скурихин с ножом и Микрюкова угрожают убийством ее мужу Иванову. Микрюкова набросилась на него с вилкой. В шоковом состоянии она убежала домой, куда вскоре весь в крови вернулся муж и попросил вызвать "скорую помощь".

По словам свидетеля Прониной Л., 9 мая 1996 г. она слышала, как в подъезде кричала Молодцова, а Иванов говорил, что его "довели".

По показаниям свидетелей Болдыревой и Вершинина, Иванов был бледен и испуган, сообщая им о случившемся, плакал.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертов о тяжести телесных повреждений и причинах смерти потерпевших на момент убийства потерпевшие Скурихин и Микрюкова были в состоянии алкогольного опьянения.

В заключении экспертов, проводивших Иванову стационарную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, сделан вывод, что в момент убийства Скурихина и Микрюковой он находился в состоянии аффекта, вызванного противозаконными действиями потерпевших.

Как видно из материалов дела, убийство Скурихина и убийство Микрюковой совершены Ивановым в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения.

В связи с этим действия осужденного в части убийства Скурихина по ч. 1 ст. 107 УК РФ квалифицированы правильно, их правовая оценка в приговоре мотивирована.

Вместе с тем совершенное Ивановым убийство Микрюковой подлежит переквалификации с п. "в" ст. 102 УК РСФСР на ст. 104 УК РСФСР как умышленное убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим аморальным поведением потерпевших, усугубленной их противоправными действиями в момент конфликта.

При оценке содеянного Ивановым суду следовало в соответствии со ст. 10 УК РФ учесть положения ч. 1 ст. 107 УК РФ, согласно которой убийство, вызванное не только насилием или противоправными и аморальными действиями потерпевших, но и длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевших, должно быть квалифицировано как совершенное в состоянии аффекта независимо от того, повлекли или могли повлечь эти действия тяжкие последствия для виновного или его близких.