6. Лицо не может быть освобождено от уголовной ответственности за похищение человека, если освобождение заложника (похищенного) состоялось после выполнения требований похитителя

(Извлечение)

Верховным судом Республики Дагестан Расулов осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 126-1 УК РСФСР на шесть лет, ч. 2 ст. 125-1 УК РСФСР на восемь лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 40 УК РСФСР - на восемь лет; оправдан по ст. 103 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР за недоказанностью обвинения.

Он признан виновным в совершении по предварительному сговору с лицами (дело в отношении которых выделено в отдельное производство) похищения человека и удержании его в качестве заложника.

Утром 18 июня 1993 г. Расулов получил сообщение о том, что его двоюродная сестра Магомедова похищена Шахбановым М. для вступления с нею в брак. Расулов со своими друзьями стал искать похищенную и требовать у родственников похитителя возвращения Магомедовой ее родителям.

В послеобеденное время Расулов и его друзья (лица, не установленные следствием) находились перед зданием прокуратуры Республики Дагестан, куда приехал и Шахбанов Ш. - брат похитителя. Расулов по сговору с не установленными следствием лицами (дело в отношении которых выделено в отдельное производство) схватил его, затолкнул в машину и увез, т. е. совершил его похищение.

Затем Расулов и другие лица привезли Шахбанова Ш. на гору Тарки-Тау, где удерживали в качестве заложника, избивали, требуя указать местонахождение Магомедовой.

Около 17 час. того же дня Магомедова была доставлена в Советский РОВД г. Махачкалы. Убедившись, что она жива и здорова, Расулов с друзьями решили освободить Шахбанова Ш.

Около 22 час. 30 мин. они привезли Шахбанова Ш. к нему домой, где в ходе возникшей перестрелки с не установленными следствием лицами он был убит.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте, не оспаривая правильность и объективность установленных судом обстоятельств совершения Расуловым преступлений, доказанность его вины и правильность квалификации его действий, поставил вопрос об отмене судебных постановлений, прекращении уголовного дела и освобождении Расулова от уголовной ответственности на основании примечания к ст.ст. 126 и 206 УК РФ (диспозиции которых соответствуют содержанию ранее действовавших ст.ст. 125-1 и 126-1 УК РСФСР).

По его мнению, в данном случае должны быть учтены указанные примечания, устанавливающие, что лица, похитившие человека или удерживающие его в качестве заложника, освобождаются от уголовной ответственности в случае, когда они добровольно освободили заложника (либо похищенного) и если в их действиях не содержится иного состава преступления.

Президиум Верховного Суда РФ 23 июля 1997 г. протест оставил без удовлетворения, указав следующее.

Как видно из материалов дела, освобождение удерживаемого в качестве заложника Шахбанова Ш. осуществлено Расуловым и его соучастниками только после того, как Магомедова З. была освобождена родственниками Шахбанова. Таким образом, фактически заявленные требования похитителей оказались выполненными.

Действия Расулова нельзя расценивать как "добровольные" в том смысле, как "добровольность" понимается уголовным законом, поскольку фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания заложника. При таких обстоятельствах Расулов не может быть освобожден от уголовной ответственности на основании примечаний к ст.ст. 126 и 206 УК РФ.

Однако назначенное Расулову наказание является несправедливо суровым и должно быть смягчено, так как суд первой инстанции в нарушение требований ст. 37 УК РСФСР не учел смягчающих ответственность обстоятельств: Расулов совершил преступление впервые, положительно характеризуется, имеет на своем иждивении малолетнего ребенка. Указанные смягчающие ответственность Расулова обстоятельства, а также конкретные обстоятельства и цели совершенного им преступления позволяют Президиуму оценить их совокупность как исключительную, дающую основание для назначения наказания более мягкого, чем предусмотрено законом (наказание снижено по совокупности преступлений до четырех лет и трех месяцев лишения свободы).